15 декабря 2004 года. Украина, даже судя по ее названию, издавна является "пограничной территорией" России, Европы и Азии. События ноября-декабря 2004 года знаменуют головокружительный поворот в истории этой страны, который, как надеются многие украинцы, даст им более светлое будущее. Мы стремимся исследовать различные пути, по которым сегодня может пойти Украина.

Какой вопрос является самым важным для европейцев?

"Где кончается Европа и начинается Азия".

[Уильям Пфафф (William Pfaff), журналист "The International Herald Tribune", декабрь 2004 года]

А ответ?

"Если Украина сегодня находится на краю, то когда-то она была в центре. Это не далекая степь, которая слишком поздно вырвалась из азиатского рабства. Это Европа".

[Тони Юдт (Tony Judt), директор Института Ремарка в Нью-йоркском университете, декабрь 2004 года]

Все ли с этим согласны?

"В историческом и социологическом плане Украина - не более чем непонятная, плохо структурированная территория, на которой никогда не происходило никаких важных событий модернизации".

[Эммануэль Тодд (Emmanuel Todd), исследователь парижского Национального института демографических исследований, январь 2003 года]

Тогда почему некоторые европейские противники принятия Турции в члены Европейского союза (ЕС) чувствуют себя оправданными событиями на Украине?

"Украина - более европейская страна, чем Турция"

[Фриц Болькештайн (Frits Bolkestein), бывший комиссар ЕС по вопросам внутреннего рынка, март 2003 года]

Несмотря на такие мнения, почему Турцию нужно быстрее готовить к принятию в ЕС?

"С точки зрения экономики и демократии, Турция уже сегодня гораздо лучше подготовлена, чем, скажем, Румыния, Украина и Албания".

[Квентин Пил, журналист "The Financial Times", сентябрь 2004 года]

Как люди на улицах воспринимают события на Украине?

"Самые важные дни за тысячу лет"

(Неизвестный украинский гражданин, декабрь 2004 года)

Какое европейское наследие недавнего прошлого продолжают украинцы?

"Сражаясь за демократию без кровопролития, украинцы сохранили дух 1989 года"

[Мэттью Камински (Matthew Kaminski), заместитель главного редактора "The Wall Street Journal Europe", декабрь 2004 года]

О чем приходится тревожиться Москве посреди всего этого?

"При наличии реальной демократии на Украине все больше и больше россиян станут считать путинский режим анахронизмом"

[Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), бывший советник президента США по национальной безопасности, декабрь 2004 года]

Есть ли россияне, которые согласны с этим анализом?

"Мы стали свидетелями события, которое, возможно, будет иметь более важные последствия для России, чем расширение НАТО или Европейского союза".

(Лилия Швецова, старший аналитик Фонда Карнеги за международный мир, декабрь 2004 года)

О чем больше всего тревожился до недавних пор Ющенко?

"Здесь появились зловещие признаки неосоветского оживления"

(Бывший премьер-министр Украины и ведущий кандидат от оппозиции Виктор Ющенко, сентябрь 2004 года)

Разве нынешний лидер страны не поддерживает реформы хотя бы на словах?

"Реальный успех процессов трансформации возможен только, когда реформы и их результаты отвечают интересам и ожиданиям широких кругов населения"

(Уходящий президент Украины Леонид Кучма, июнь 2002 года)

А что он думает о глобализации?

"Глобализация открывает громадные возможности для человечества. В то же время глобализация несет с собой существенные угрозы - создавая условия для раскола стран на "центр цивилизации" и "периферийную зону".

(Леонид Кучма, июнь 2002 года)

Имели ли россияне особый статус на Украине?

"Российский бизнесмен в действительности не иностранец"

(Леонид Кучма, июнь 2001 года)

И, наконец, действительно ли удивительно, что на Украине демократическая революция случилась раньше, чем в России?

Украинцы, у которых много общего с поляками, характеризуются индивидуализмом, а русские - коллективизмом"

(Мыкола Костомаров, украинский интеллектуал 19-го века, 1861 год)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.