ARD - live

Ведущая Morgenmagazin: Сегодня у нас в гостях Сергей Соловкин, журналист российской 'Новой газеты', однако пять лет назад на его жизнь было совершено покушение, он был вынужден уехать из России и живет теперь в Германии. Г-н Соловкин, расскажите нам, что тогда с Вами произошло.

С. Соловкин: Я увидел молодого человека, убийцу, который держал в руке пистолет. Он сделал три выстрела в мою сторону. К счастью, я остался в живых. Убийца не добился своей цели, однако трем другим моим коллегам по 'Новой газете' повезло меньше. Их теперь нет в живых. Это Щекочихин, Домников и Анна Политковская.

Ведущая: Это были ваши друзья.

С. Соловкин: Я не могу сказать, что это были мои друзья, это были мои коллеги, люди, которых я уважал. Дружил я с Юрой (Щекочихиным).

Ведущая: О чем вы подумали, когда узнали, что Ваши коллеги в России были убиты.

С. Соловкин: О чем я мог думать в тот момент. . . О чем я мог бы подумать, если бы узнал, что моя мама умерла или моя дочь. . . Это были очень дорогие для меня люди. Конечно это была трагическая новость для меня.

Ведущая: Когда на Вас было совершено покушение, как Вы узнали, что это было связанно с вашей журналистской деятельностью?

С. Соловкин: Дело в том, что раньше я работал в органах внутренних дел, сам расследовал преступления, их причины. Мне удалось задержать преступника, он был осужден и сидит теперь в тюрьме, но заказчик до сих пор находится на свободе. Вполне возможно, что подобно произошло и с моими коллегами, но им не удалось избежать нападения.

Ведущая: Как могло такое произойти, что в России практически не осталось свободной прессы. Во времена Ельцина свободная пресса существовала и процветала, теперь ее практически не осталось. Как Путину удалось это сделать?

С. Соловкин: Вы знаете, мне всегда казалось, что Россия - это страна одной личности. Личности, которая приходит к власти. Это должен быть такой яркий персонаж, каким был Борис Ельцин. Этот человек должен обладать необыкновенными личностными качествами, которые привлекают людей. Ельцин был такой личностью, он смог раскрепостить прессу, но потом к власти пришли госаппаратчики.

Ведущая: Как вы думаете, кто правит в России: Путин, который все подчиняет своей власти, или бонзы экономики, которые используют Путина в качестве марионетки?

С. Соловкин: Сейчас цензура прокралась повсюду. Цензуре подвержены газеты, телевидение и радиостанции. Они либо пишут, что им говорят, либо их просто ликвидируют. Многие из моих бывших знакомых и коллег-журналистов работают теперь на правительство. Даже являются депутатами. Они пишут столь же жестко и ядовито, но никогда против правительства. С другой стороны остались и такие люди, как Сергей Ягодкин, замечательный журналист из Воронежа. Он сейчас работает в очень тяжелых условиях, в том числе финансовых. И при этом он знает, что его голос слышит лишь ограниченный круг читателей. Но, что касается телевидения, то оно целиком и полностью работает на благо правительства.

Ведущая: Итак, есть журналисты в России, есть и такие люди, которые живут, например, в Германии, и продолжают здесь писать. Здесь они тоже не чувствуют себя полностью защищенными, их жизни постоянно угрожают. Откуда берутся силы для борьбы.

С. Соловкин: В последнее время мне уже никто не угрожает. Мне кажется, что тем, кто отстранен от доступа к крупным СМИ, которые читают в России, не представляет угрозы для российских властей. Именно поэтому им перестают угрожать. Например, 'Новую газету' читают несколько сотен тысяч граждан России, но что это за цифра для такой страны? Вот если бы наш голос прозвучал на одном из общественных телеканалов, тогда у нас могли бы возникнуть проблемы.

Ведущая: Большое спасибо, что Вы согласились с нами поговорить о свободной прессе в России.

С. Соловкин: Спасибо Германии за то, что она позволила мне высказаться.

_________________________

Контратакуя Кремль ("The Economist", Великобритания)

Цензура с уклоном в сторону позитива ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.