В Советском Союзе обладание автомобилем 'Волга' было своего рода символом - признаком стиля, успешности и, прежде всего, верности режиму. Корреспондент BBC World Руперт Уинфилд-Хэйз садится в 'Волгу' и не спеша едет вниз по реке Волге. Смотрите ИноTV

* * *

Россия - огромная, пустая и безжалостная. Когда закончилась 'холодная война', многие на Западе надеялись на то, что эта великая страна наконец проснется после долгой зимы и вступит в большой мир. Сегодня многие из тех, кто так думал, напротив, заговаривают уже о новой 'холодной войне'. Что же случилось с этой страной?

Мы попытаемся хоть немного понять: куда сегодня идет Россия? Готова ли Россия жить в одном мире с Западом - или она, словно река Волга за моей спиной, снова уходит в глубокую заморозку изоляции и недоверия к западному миру?

Самое поразительное, что 'Волги' в России еще как-то продаются: в прошлом году продано 40 тысяч. Тем более поразительно это будет для любого, кто знает, насколько это скверная машина. Что-то подобное в Великобритании делала компания 'Лейланд' в семидесятые годы. И, как и с тем 'Лейландом', невозможно отделаться от ощущения, что этой старой доброй 'Волге' уже недолго осталось. Без серьезных перемен заводу 'Волга' одна дорога - на свалку.

В производство российского автомобиля для 21-го века уже вложены миллиарды рублей. Вот он. Если кому-то эта машина показалась несколько знакомой, то лишь потому, что на самом деле это 'Крайслер'. Весь конвейер, практически весь завод, был полностью, до последнего винтика, вывезен сюда из Детройта, штат Мичиган. Но для российского автомобилестроения это - как переход к квантовой механике.

Вид этой деревни типичен для современной России. Встретив на улице местного жителя, я спросил его, сколько людей здесь живет. Мне сказали, что шесть лет назад здесь было сто человек, теперь их осталось всего пятьдесят. Каждый второй дом, как, например, этот, брошен хозяевами. С распадом Советского Союза государственное сельское хозяйство также развалилось - причем в буквальном смысле.

Россия теряет население. Большинство российских мужчин умирает, даже не успевая дожить до пенсии. Российские женщины больше не рожают детей. С 1991 года Россия потеряла 10 миллионов человек - и вот результат.

Я прибываю в город Ульяновск. Он знаменит тем, что здесь родился этот человек - Владимир Ленин. Но в России Владимира Путина Ульяновск стал знаменит совсем другим: в этом городе деторождение объявили патриотическим долгом. Здесь для этого даже выделяется особый день в году.

Такие семьи, как семья Ионовых - признак того, что Россия действительно выбирается из ямы. Снижение численности населения замедляется. Но в среднем российские женщины рожают не так, как Людмила, а всего по полтора ребенка. Демографический кризис в России еще не преодолен.

Этот город, доложу я вам, не так уж легко найти. На официальных российских картах его до сих пор не существует. Я нахожусь возле главного въезда на базу ВВС Энгельс. Во времена 'холодной войны' это был закрытый город, и меня, скорее всего, арестовали бы как шпиона только за то, что я въехал сюда.

Гигантские бомбардировщики Ту-95 Bear ('Медведь') - еще один символ Советского Союза. Когда он распался, 'Медведи' замолкли. Но сегодня эта база явно вышла из спячки. 'Медведи' снова рычат: Да и не только они:

Считает ли снова Россия НАТО своим врагом? Не берет ли она снова в руки оружие? Не пора ли нам снова оглядываться, не рычит ли где русский медведь?

Это главная база бомбардировщиков в России. Но даже гражданскому человеку вроде меня совершенно ясно, что местная техника отстала от натовской на десятилетия.

На западном берегу Волги стоит одинокое здание. Оно до сих пор напоминает о том, что здесь когда-то произошло. Жуткой зимой 1942 года этот город был до основания разрушен во время Сталинградской битвы. Он стал могилой для более чем миллиона русских - но он изменил ход Второй мировой войны. Сегодня на этой истории новое поколение воспитывается так, чтобы они были горды тем, что они - русские. Каждый день, вне зависимости от погоды, в карауле у Могилы неизвестного солдата сменяют друг друга волгоградские школьники. Исключений не бывает - ни для кого.

Именно такой хочет видеть себя нынешняя Россия - и она хочет, чтобы такой ее видел весь остальной мир. Но, проехав вдоль Волги, я не увидел сильной и мощной страны. Я увидел автомобилестроение, которому не под силу совладать с глобализацией; я увидел деревни, население которых буквально исчезает без следа; и я увидел российских военных, которые - что бы там ни говорила пропаганда - летают на десятке машин пятидесятилетней давности.

Самое большое впечатление о России, которое я вынес из этой поездки - страна очень боится, что занимает в мире 'не то' место. Может быть, это и не значит, что нам предстоит новая 'холодная война'. Но зима из-за этого становится уж очень холодной.

__________________________________________________

Смотрите другие репортажи Руперта Уинфилда-Хэйза на BBC World:

Сергей Лавров@ИноTV: "Закрытие Британского совета? Это, если хотите, закон жанра"

Россия: глубокое недоверие к Западу

Футбольные хулиганы сеют ужас на улицах России

__________________________________________________