ИноСМИ публикует видеокомментарий Н.А. Нарочницкой на статью французского журналиста Паскаля Лассаля 'Россия, тупики израненной памяти: от постимперских комплексов к альтернативам взаимодействия с ЕС' о ее книге 'За что и с кем мы воевали', опубликованной во Франции. Смотрите ИноTV

П. Лассаль:

Большинство фактов, упомянутых в книге, обоснованы, но чувствуется, что они тщательно отобраны для того, чтобы оправдать основной постулат (что осталось от нашей победы?), отличающийся, согласно его мнению, определенной узостью и излишней эмоциональностью. А темные страницы этого периода и все острые темы не рассматриваются автором: ничего не сказано о миллионах жертв репрессий, депортаций или же Голодомора на Украине в 1932-1933гг. и т.д.

* * *

Отчетливо проступает досадная тенденция автора обобщать в ходе повествования некоторые исторические и политические категории. Так под понятием 'исторической России' понимается максимальная ее протяженность со всеми выходами к морям, откуда дальше автоматически следует, что любая территория, когда-либо присоединенная к московскому царству, должна была бы неизменно оставаться за Россией и принадлежать ей вечно. Также масштабно рассматривается и понятие 'российского геополитического пространства', куда входит и буферная зона стран Варшавского договора.

Ни разу автору не приходит в голову критически взглянуть на процессы такого безудержного отчуждения территорий и на саму легитимность этих процессов со стороны не русского населения.

* * *

Стремясь показать, что ответственность за существовавшие в прошлом конфронтацию и непонимание в равной степени распространяется на всех участников отношений, наша историк приглашает французов и немцев, этих потомков Каролингов и своего рода костяк европейского авангарда, который так дорог Анри де Гросувру, отказаться от холодной войны и открыть путь для действительно эффективного взаимодействия в направлении Париж-Берлин-Москва.

Мы можем только подписаться под этими словами, как, впрочем, и под утверждением, что будущее Европы и России тесно взаимосвязаны.

Однако подписываясь под этими словами, будем все же отдавать себе отчет в том, что все это должно осуществляться на здоровой основе, т.е. на основе полного и честного исторического описания, лишенного в том числе и модного сегодня на Западе патологического чувства вины, чтобы наконец выбраться из этого зазеркалья, где каждый видит лишь свою собственную боль и незаживающие раны.

Наши русские друзья должны будут постараться избавиться от постимперского комплекса, мешающего им ясно проанализировать коммунистический период их истории, то 'прошлое, которое никак не уйдет в прошлое', признав, наконец, свои ошибки и совершенные преступления, коль скоро уж Россия претендует на роль единственной полноправной наследницы Советского Союза.

Они должны будут также признать, что некогда покоренные ими народы представляют собой самостоятельные в политическом, историческом и культурном плане общности (в случае, к примеру, с прибалтами, украинцами и белорусами), и установить с ними нормальные и ровные отношения, в духе современной концепции Jus publicum europaeum.

* * *

Это позволило бы русскому этносу действительно вернуться в лоно Европы, своего рода этно-исторической матрицы (учитывая наши общие корни), этого обширного интегрированного пространства, характеризующегося общностью судеб входящих в него субъектов и созданного с целью противостоять всем тем вызовам, которые бросает нам новый хаотичный век.

Грамотно выстроенная историографическая деятельность могла бы способствовать последовательному стиранию следов длительного 'азиатского' отклонения на пути развития России, а также пресечь появление 'нео-евразистских' теорий таких доктринеров как Александр Дугин или Александр Панарин.

Другие - западные - европейцы со своей стороны должны будут также преодолеть свою строго западную ориентацию, проявив, таким образом, в очередной раз так свойственную им способность к метаморфическому обновлению, раскрывающую их фаустовскую идентичность, которую они не раз демонстрировали на протяжении всей своей многотысячелетний истории.

Больше чем когда-либо сегодня нам следует проявить настойчивость и не отказываться от мечты об империи-сверхдержаве, сочетающей суверенность с дополнительными атрибутами, открывающими перспективы нового европейского и даже европейско-сибирского строительства с тем, чтобы в дальнейшем стало возможным сократить и сгладить разлом внутри европейской цивилизации, сознательно поддерживаемый между двумя полюсами Европы - романо-германским и славяно-православным.

Лор Мандевиль (Laure Mandeville, газета "Le Figaro") о Н. Нарочницкой:

Какого необычно политического и интеллектуального эмиссара Москва направила в Париж! Наталия Нарочницкая - тонкая штучка, она благоразумно остерегается вешать на себя 'путинский ярлык'. Она подчеркивает, что вынуждена была сама оплатить три первых поездки в Париж.

* * *

С ироничной улыбкой на губах Наталия Нарочницкая, которая хорошо говорит по-французски, уверяет, что приехала не для того, чтобы давать уроки демократии Франции. 'Этой старой демократической стране, которая видела революцию, Робеспьера, Террор . . . ', - не без ехидства добавляет она. Ее роль - 'начать дебаты', которые, она надеется, будут плодотворными, о различных концепциях демократии. Хорошая возможность, чтобы изложить теорию дорогой сердцу Путина 'суверенной демократии'.

* * *

Забывая, что желание Запада видеть в своих рядах страны Балтии и даже Украину не имеет ничего общего с геополитическим заговором, Наталия Нарочницкая, которая особенно интересна тем, что является выразителем преобладающей в России идеологии, не скрывает, что она - православная и придерживается националистических и славянофильских настроений. Она считает себя 'вне парадигм Запада', который под влиянием марксистов и либералов терпеть не может понятие 'нация'. Правда, ее определение врагов российской нации вызывает некоторое недоумение. Этот политик и историк в первую очередь считает таковыми либеральных политиков и историков горбачевского и ельцинского периодов, которые, обличая преступления коммунизма, не смогли, как она говорит, избежать 'попрания могил своих отцов'. Ее удивляет, что Запад возмущается состоянием прав человека при Путине, когда он же 'аплодировал расстрелу российского парламента при Ельцине'.

Н. Нарочницкая о критике книги 'За что и с кем мы воевали' (Que reste-il de notre victoire?):

__________________________________________________