- Россия - один из пяти постоянных членов Совбеза ООН, которые обладают правом вето в отношении критических решений, включая решения по Ирану, Ближнему Востоку и нераспространению ядерного оружия. Мы пригласили Виталия Чуркина, постоянного представителя России в ООН, чтобы он рассказал нам о целях России на грядущей генеральной ассамблее Организации объединенных наций.

Вам предстоит непростая неделя, сэр. Спасибо большое за то, что уделили нам время.

Очень много в новостях сейчас обсуждается перемена стратегии США в отношении Восточной Европы - отказ от размещения системы ПРО. Президент Обама больше не хочет размещать там радар и планирует переключиться на новые технологии. И тут многие говорят о вашей стране, потому что это также коренным образом изменит американо-российские отношения. Россия была очень недовольна планами по ПРО в Восточной Европе.

- Все верно, я думаю, что это устранит раздражитель, который влиял на наши отношения в течение нескольких лет, так что я надеюсь, что нам открываются новые перспективы сотрудничества в сфере нераспространения ракет, в области сокращения стратегического вооружения, сейчас ведутся переговоры о заключении нового соглашения, а также в области нераспространения ядерного оружия.

- А тема нераспространения ядерного оружия ведет нас к Ирану. Как вы считаете, перемена в стратегии задает новый тон в обсуждениях на тему ядерного нераспространения?

- Ну, вы знаете, во-первых, я думаю, что Россия - очень конструктивна, активна и креативна в разрешении иранской ядерной проблемы в рамках работы группы шести. Она вносит новые идеи, общается с иранцами, призывает их к конструктивности, так что тот факт, что в октябре начнутся переговоры между Ираном и шестеркой - в первую очередь заслуга России.

- Чем окончатся эти переговоры, как вы считаете?

- Я думаю, что разговор будет тяжелым. Потому что во многом у нас разный дипломатический бэкграунд, очень различные национальные интересы, но мы, тем не менее, надеемся на прогресс. Надеемся, что исчезнет беспокойство о том, что Иран может осуществлять внедрение программы, которая приведет к созданию ядерного оружия, поскольку пока нет никаких признаков того, что это так.

- Всякий раз, когда затрагивается проблема Ирана, начинают также говорить об американском союзнике Израиле. Не так давно президент Медведев сказал, что его переговоры с израильтянами показали, что Израиль не планировал наносить удары по Ирану.

- Это отличные новости, потому что всякая попытка применить силу в этой ситуации или наложить на Иран новые санкции будет контрпродуктивной в ситуации, когда мы планируем начать с ними переговоры.

- Поддержите ли вы Иран, если Израиль нанесет удар?

- (смеется) Мы считаем, что это будет грубой ошибкой, потому мы призываем израильтян и всех, кто имеет над ними влияние, включая США, проявить благоразумие с этой ситуации, и не предпринимать шагов, которые могут ухудшить положение дел.

- Зачастую слышны спекуляции на тему того, что стоит за заявлением о смене политики в отношении системы ПРО, которое на прошлой неделе сделал Обама, и было предположение, что вероятно, это может сделать Россию более сговорчивой по вопросам об усилении санкций в отношении Ирана, учитывая отказ от системы ПРО. Как вы считаете, это просто кабинетные спекуляции?

- Я нахожу странным, что после заявления президента Обамы американские власти сказали, что это не имело никакого отношения к России, что российская позиция тут не при чем. В таком случае мы никому ничего и не должны. Я думаю, это интересный комментарий, он характеризует политические умонастроения в США. США заявляют, что хотят иметь с нами партнерские отношения, принимают решение с учетом нашей точки зрения, а после чувствуют себя обязанными заявить, что наши интересы тут совсем не при чем. Так или иначе, это не просто торговый обмен. Мы, так же как и США, заинтересованы в нераспространении ядерного оружия, мы не хотим, чтобы Иран, Северная Корея или кто-то еще разрабатывал ядерное оружие. Мы вели конструктивную работу в этой сфере. К сожалению, нам не было оказано достаточно доверия - в американских и западных СМИ. Наша позиция зачастую искажалась и понималась превратно. Но нам удалось устроить эту встречу, она пройдет первого октября, нам, вместе с США и другими участниками шестерки, предстоит тяжелая работа с целью разрешить проблему мирным путем.

- Так санкции обсуждаются или нет?

- Нет, на данный момент нет. Мы надеемся на встречу, нам необходимо запастись терпением для переговоров с иранцами, и мы надеемся, что они пройдут успешно.

- Сегодня президент Медведев в Швейцарии сказал, что не исключает того, что Россия может запросить у Швейцарии информацию по банковским счетам:.

- Я ничего об этом не знаю.

- Финансовому сообществу очень бы хотелось узнать, что имелось виду. Какова точка зрения России по поводу грядущих финансовых перемен?

- Мы считаем, что международная финансовая система должна строиться на более широкой основе, она должна быть более прозрачной и более справедливой, чем была раньше. (Что и послужило причиной ситуации, в которой мы сейчас находимся, кризиса).

- А что насчет банковских бонусов?

- У нас в России таких высоких бонусов не было, для нас это не проблема, мы были более осторожными!

- ОК, вы были более осторожными. Спасибо большое за то, что пришли, мы очень ценим.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.