Конец 2009 года совпал с завершением президентства Виктора Ющенко и ожиданием прихода нового президента. В том, что президент будет новый, уверен также и директор Института проблем национальной безопасности Украины, руководитель (на общественных началах) Национального центра по вопросам евроатлантической интеграции, академик НАНУ Горбулин. Ведь свою статью в УП он назвал "Вызовы для нового президента".

 

Суть вызовов Горбулин сформулировал уже в первом абзаце: "...в декабре 2009 ...обрели реальные очертания попытки осуществить политический реверс Украины в сторону сегодняшней России. Не дожидаясь окончания президентской выборной кампании, российская сторона и пророссийские политические силы в Украине манифестировали и начали практически реализовывать внешнеполитический курс государства, альтернативный нынешнему".

 

Не станем обсуждать, каким именно образом российская сторона может "практически реализовывать внешнеполитический курс" Украины. Отнесем эту несуразицу на счет состояния автора, предчувствующего крушение той внешнеполитической конструкции, в выстраивании которой он принимал активное участие ещё в бытность близким соратником Кучмы.

 

Есть ли у Горбулина основания нервничать? Думаю, да. Украинская внешняя политика потерпела полный крах. Последние пять лет - время утраченных возможностей. Правящая элита поставила себя, по сути, на грань предательства национальных интересов во внешней политике, продемонстрировав свою полную несостоятельность.

 

Нанесен катастрофический ущерб украинско-российскому стратегическому партнерству. Только в последние месяцы в целом прозападными Тимошенко и новым министром иностранных дел Порошенко сделаны некоторые шаги по нормализации взаимоотношений с Россией, однако для восстановления доверия между нашими странами могут понадобиться многие годы. В то же время никакого продвижения в отношениях с Западом не достигнуто. Для Украины предложено лишь "Восточное партнерство" и "Европейская политика соседства".

 

За 5 лет власти не добились для Украины даже соглашения об ассоциации с ЕС, которые имеют североафриканские страны и Чили.
Так что коррекция курса неизбежна. Вопрос лишь в том, насколько последовательной она будет. Будет ли она вестись в соответствии с чётко прописанным планом: где и в чем именно надо повернуть на 180 градусов, где - только на 90, а где ограничиться легкой коррекцией.
Разумеется, главную ответственность за несостоятельность внешней политики последних пяти лет несет президент, но все же несправедливо было бы взваливать на него ВСЮ ответственность.

 

"Короля играет свита". Горбулин - часть этой свиты. Он - советник Ющенко. Он был назначен руководить службой оборонной политики, исполнял обязанности секретаря СНБО. А значит он разделяет ответственность за разрушение украинско-российского политического диалога, за антироссийский характер украинской внешней политики последних 5 лет. Логично было бы ожидать в таких условиях критического анализа и извинений перед украинским народом со стороны тех, кто "играл короля". Надо отдать должное некоторым бывшим соратникам Ющенко - они демонстрируют последние пару лет способность к здравомыслию.

 

Горбулин, напротив, то запугивает "российской угрозой" вообще, то, в частности, военным конфликтом с РФ в Крыму, где Россия задействует морскую пехоту и ВДВ, а в "крайнем случае ударное оружие" (ядерное?!). То пугает инспирированием Россией развала Украины, то, напротив, созданием "сильной пророссийской" Украины и так далее. Надо сказать, что украинские граждане вполне адекватно оценивают провал политики Ющенко - достаточно взглянуть на его рейтинги. Этого, однако, нельзя сказать об экспертах. Признание банкротства украинской внешней политики последнего пятилетия в экспертной среде - большая редкость.

 

Так, Горбулин, ссылаясь на выступление руководителя неправительственной организации Анатолия Орла, делает далеко идущие выводы о том, что поворот курса внешней политики уже чуть ли не стал реальностью. Почему Горбулин цитирует именно Орла? Может быть знает, к примеру, что один из возможных победителей президентской гонки готовит его на должность главы МИДа? Между тем идеи, выдвинутые Орлом, на мой взгляд, заслуживают обсуждения. Кто будет спорить, что Украине хорошо бы иметь международные гарантии безопасности. Однако реальные жесткие гарантии - это европейская практика 19 века (например, гарантии Бельгии и Люксембургу).

 

Да и они оказались несостоятельны при первом же серьёзном испытании в Первую мировую войну. Думаю, многие эксперты и политики, вдруг заговорившие о созыве конференции по расширению Будапештских гарантий, хорошо понимают бессмысленность этой затеи - ясно же, что никаких новых гарантий не будет (да и конференцию созвать не удастся!). Но безусловно такой результат "активности" создаст благоприятный фон для пропаганды идеи членства в НАТО. Если же говорить о формально действующих гарантиях, данных Швейцарии Венским конгрессом, то напомним, что под ними стоит подпись многих несуществующих ныне государств, но нет подписей США и Китая.

 

Поэтому нейтралитет Швейцарии обеспечивает не столько этот документ двухсотлетней давности, сколько совершенно неформальные интересы европейских и неевропейских государств, которые фактически обеспечивают нейтралитет и безопасность Швейцарии независимо от формальных гарантий. И, на мой взгляд, именно такой опыт европейского нейтралитета может оказаться для нас гораздо более интересным. Видимо, стоит присмотреться и к успешному опыту нейтралитета Мальты, маленького государства, расположенного на стыке христианской и исламской цивилизации (в частности, рядом с Ливией, с которой у нее был серьезный спор по шельфу). Доказательством успешности этого опыта является недавнее вступление страны в ЕС.

 

Или опыт Финляндии, чей нейтралитет после второй мировой был вынужденным, но отнюдь не помешал полнокровному развитию демократических институтов и рыночной экономики. Кстати, финский опыт напрочь опровергает тезис Горбулина, что "ни о какой функционирующей демократии в вассальной стране (а Финляндию нередко называли, и с определенными основаниями, советским вассалом в годы холодной войны - авт.) говорить даже не стоит". А ведь речь идет о развитии финской демократии во время особых отношений страны с СССР. Причём СССР времён жесткого идеологического и военного противостояния Западу, частью которого, вне всякого сомнения, была и Финляндия. Признаюсь, дискутировать с Горбулиным не легко - уж слишком стремительно он меняет свою позицию.

 

Статья в "ЗН" (в соавторстве с Бадраком)  была радикально антироссийской, особенно с предлагавшейся под конец идеей - раз Европа и США не хотят защищать Украину, может быть стоит попроситься под китайский (?!) зонтик в обмен на предоставление КНР украинских технологий. Идея, мягко говоря, экстравагантная. Если не сказать - абсурдная. Впрочем, через неделю в новой статье (в соавторстве с Литвиненко) идея китайского зонтика исчезает, а привычная для В.Горбулина русофобия разбавляется тезисами о направлениях сотрудничества Украины и РФ...

 

Или другой пример. В нынешней статье в УП Горбулин однозначно позитивно оценивает наметившееся сотрудничество в авиастроении. А ведь в сентябре он предупреждал: "Не стоит думать, что компромиссы по газу и самолетостроению - безвозмездные уступки. Это сигналы, вдвойне выгодные российской стороне". В одной статье Горбулин пишет, что России выгоден раскол Украины, в другой - напротив - РФ заинтересована в целостной, но "вассальной" Украине. И таких примеров "смены акцентов" можно приводить множество. Впрочем, как бы ни менялись определенные акценты - для Горбулина Россия представляет собой угрозу Украине, а все попытки учесть российскую позицию объявляются сдачей национальных интересов или же "великорусским национализмом" в Украине (как в последней статье).

 

Эта позиция может быть выражена в жесткой упаковке, как в первой статье в "ЗН", или в более мягкой, как в нынешней статье, но меняются лишь упаковка, а не сущность. В последней статье в УП Горбулин подключился к реабилитации понятия "националист". Приписывая отрицательное отношение к национализму коммунистам (только коммунистам), сам Горбулин отождествляет национализм с патриотизмом, зачисляя в националистов всех, кто, по его мнению, патриот. Довольно странно и даже дико слышать это от человека, который в 1977-1990 годах работал в аппарате ЦК Компартии Украины...

 

Впрочем, думаю, для интеллигентного человека несложно разобраться в отличиях понятий "национализм" и "патриотизм" (см., напр., соответствующие статьи В. Соловьёва в Брокгаузе...) Специально для "проевропейских" политиков Горбулина и Рубана (директора Института стратегических исследований и автора замечательной максимы: "я - националист, потому, что я - украинец!") приведу цитату из программы действий на 2004-2009 годы Европейской народной партии, то есть панъевропейской правой силы, куда входят как ассоциированные члены БЮТ и "Наша Украина": "Для нас в равной степени неприемлемы расизм, националистические идеологии, безудержный индивидуализм и моральный релятивизм. Наше персоналистское и гуманистическое видение общества делает нас ведущими оппонентами всех экстремистских партий, которые отвергают европейскую интеграцию, жертвуют гражданина суверенному государству и разжигают нетерпимость, расизм, национализм, ксенофобию и терроризм".

 

Есть ещё один контекст понятия "националист" в современных украинских реалиях. Как правило, те, кто выступает от имени украинского национализма (тот же Ющенко), претендуют на некое "украинство" на самом деле лишь постольку, поскольку наряжаются в вышиванки и  озабочены вытеснением русского языка. Языка, на котором, кстати, творили великие украинцы Тарас Шевченко, Николай Гоголь и Владимир Короленко, и который является родным для того же Владимира Горбулина. Когда же заходит речь об экономических интересах, то оказывается, что эти так называемые "украинские" и "националисты" представляют в Украине интересы отнюдь не украинского капитала. Это особенно отчетливо дало себя знать в дискуссии о вступлении Украины в ВТО, когда ни один из "националистов" не поинтересовался тем, на каких, собственно, условиях украинская экономика присоединяется к этой организации и являются ли они выгодными для нашей страны.

 

Беда и вина украинского национализма с этой точки зрения состоит в том, что он не имеет ничего общего с национальными экономическими интересами Украины. Главная особенность этого национализма - его глубинный антипатриотический характер, отягощенный тяжелыми комплексами неполноценности, как перед Россией, так и перед Западом. В своей статье в УП Горбулин утверждает: "при всех широко известных проблемах, и первый президент независимой Украины Леонид Кравчук, и второй ‑ Леонид Кучма, и третий - Виктор Ющенко были националистами украинскими, ибо интересы Отчизны, конечно в разном понимании, были для всех них важнейшим приоритетом на посту главы державы".

 

Оставляя в стороне краткую историю правления Леонида Кравчука, имею все основания сказать: при всех издержках правления Леонида Кучмы (коррупция, сильное социальное расслоение и так далее) на посту главы государства он оставался украинским патриотом, а не националистом. А вот Виктор Ющенко оказался "националистом", но не патриотом. И сегодня, по прошествию пяти лет его правления, которые привели к резкому ослаблению и унижению украинского государства, говорить о том, что "интересы Отчизны для него - важнейший приоритет" - это хуже, чем просто лицемерие. И последнее. Есть ли такие аспекты политики, в которых Украине следовало бы дистанцироваться от России? Убеждён, что есть. Например, модель политической системы и государственного устройства Украины должны, на мой взгляд, строиться по европейским (а не российским!) лекалам.

 

Есть и другие аспекты необходимого дистанцирования, например, в вопросах гуманитарной политики. Но я уверен, что достичь общественного консенсуса в вопросах разумного дистанцирования Украины от России, там, где это может быть необходимо, невозможно на антироссийской (и антирусской) основе. А именно к такому консенсусу стремится Горбулин. Владимир Павлович, такого консенсуса не будет никогда.