Ручки с пропадающими чернилами, обзвон роботом накануне голосования, растущее правосознание и личная дружба между руководителями избирательных штабов Януковича и Тимошенко в Донецке – репортаж нашего спецкорреспондента Игоря Белова

В прошедшем на Украине втором туре президентских выборов кандидат от Партии регионов Виктор Янукович одни из самых высоких результатов получил на своей родине в Донецке, где он набрал около 95 % голосов избирателей, в то время, как его соперница Юлия Тимошенко получила менее 5%.

В Донецке результаты вчерашнего голосования мало кого удивили. Представители избирательных штабов обоих кандидатов, с которыми я побеседовал вчера вечером, результатами, в общем, довольны. Хотя, конечно, имеются жалобы на нарушения процесса голосования: например, невесть откуда взявшиеся ручки, написанное которыми вскоре исчезает, массовый подвоз избирателей на автобусах к участкам для голосования, поступавшие избирателям анонимные телефонные звонки с ложными инструкциями по голосованию. Хотя общей тенденции эти отдельные нарушения все же не меняют – в Донбассе победил Янукович, а Тимошенко проиграла. Пресс-секретарь Донецкого областного координационно-избирательного штаба Юлии Тимошенко Олег Измайлов результатами даже доволен:

Пресс-секретарь штаба Юлии Тимошенко в Донецкой области Олег Измайлов о результатах по области: Мы считаем, во-первых, что это не низкий, а высокий процент на само деле. Потому что, по сравнению со всеми предыдущими выборами в последнее пятилетие с 2004 года процент популярности Юлии Тимошенко, «Батькивщины» и БЮТ, в частности, среди избирателей растет. 5,47% - это, конечно, не тот результат, который должен бы быть, Мы считаем, что на самом деле он несколько выше. Я думаю, что при нормальном раскладе без фальсификаций, без подлогов, которые имели место на ряде участков, у нас могло бы быть минимум до 7%. То есть, по сравнению, например, с 2007 годом Юлия Тимошенко и БЮТ взяли, получается, примерно два процента сверху еще. Я думаю, что не Юлия Тимошенко непопулярна в Донбассе, а на самом деле это просто засилье «Партии регионов», скажем, «естественное» засилье, «естественная» монополия. Так складывается в ряде регионов с разными партиями. Здесь – «Партия регионов», и применение административного ресурса дало более низкие результаты, чем те, на которые мы рассчитывали.

Игорь Белов: То есть, с вашей точки зрения, в Донецкой области выборы прошли не демократично, с нарушениями?

Олег Измайлов: Вы знаете, я не хочу сказать, что они совсем не демократично прошли. Они прошли с большим количеством нарушений. В целом выборы прошли лучше, чем мы могли ожидать. И здесь дело не в том, что были или не были нарушения, а в том, что избиратели показали свою позицию. В том, что Украина меняется, и всё больше демократичности во всех процессах наблюдается, и в том, что в общем-то правосознание тоже растет. Поэтому говорить прямо о том, что выборы «не демократичны», еще рано. Подождем ещё официальных результатов.

А вот что говорит Александр Касьянюк, руководитель Донецкого областного избирательного штаба Виктора Януковича: Результатами выборов по Донецкой области мы безусловно довольны. Я думаю, наши оппоненты ни по одной области не получат такого результата, какой Виктор Федорович получил в Донецкой области. С одной стороны, безусловно, мы являемся родиной Януковича, с другой стороны, это всё-таки уровень доверия к нему людей, надежды людей, что с приходом Януковича на должность президента, что жизнь будет меняться к лучшему. Потому что годы, которые правила, скажем, эта неэффективная власть, наших людей в области очень сильно достали.

Игорь Белов: Но ведь разрыв по стране в общем еще не решителен…

Александр Касьянюк: В том-то и дело, что этот разрыв лично меня беспокоит, потому что, если мы выстраивали кампанию максимально корректно, делали всё согласно букве закона, то этим наши оппоненты похвастаться не могут. Они ради достижения результатов готовы пойти на всё.

Игорь Белов: С вашей точки зрения, выборы прошли демократично? Много ли было нарушений в Донецкой области?

Александр Касьянюк: Нет. Во-первых, и самих нарушений было немного, и те нарушения, которые даже были, в общем на результаты по Донецкой области не влияют. Хотя, конечно, некоторые моменты были неприятные, и те же ручки с чернилами, которые пропадали, уже находят бюллетени, на которых видна продавленная отметка, но самой пасты не видно. Мы понимаем, что это нечестные технологии.

Игорь Белов: Вы считаете, что у Януковича процент по Донецкой области должен быть ещё выше?

Александр Касьянюк:
Пока мы говорим о данных экзит-полла. Какие будут реальные данные по бюллетеням, по протоколам, это посмотрим. Но я не думаю, что они будут сильно отличаться.

Игорь Белов: В вашей области отношения вашей партии и БЮТ какие? Скорее дружеские или довольно напряженные?

Александр Касьянюк: Никаких отношений. Наверное, так правильно сказать. Мы не общаемся. Единственное, только что я общался с пресс-секретарем штаба БЮТ, но мы ещё с ним работали в одной команде на выборах 2002 года в Верховную Раду. Поэтому у нас по-человечески теплые отношения просто остались с этим человеком. Но не в целом со штабом.

За ходом голосования следили  и наблюдатели Комитета избирателей Украины. Это независимая общественная организация, отделения которой есть во всех областях страны. Комитет следит за проведением избирательных кампаний, в дни голосования направляет на избирательные участки своих наблюдателей, а их выводы сообщает затем средствам массовой информации.

Вот что говорит председатель правления Донецкого областного отделения Комитета избирателей Украины Сергей Ткаченко: Я бы хотел разделить этот процесс на две составляющие. В первую очередь, именно по процессу организации. И опять-таки хотел бы отметить ужасающую роль Центральной избирательной комиссии. Я думал, что организовать избирательный процесс хуже, чем это сделала ЦИК в первом туре, уже наверное нельзя. Но нет, я был неправ, на втором туре роль ЦИК была еще хуже. То есть, вносить изменения в процедуру голосования в день голосования – это даже уже не на грани, это уже за гранью. То, что в 8 утра опять приняли изменения в процедуре выездного голосования, потом Киевский апелляционный суд это решение отменил, то есть в головах членов участковых избирательных комиссий был такой бардак, что они до сих пор не разобрались с этой процедурой, как они должны были делать по-настоящему, правильно. Потому что никто им на этот вопрос четко ответа не дал.

Что касается, скажем, тех нарушений, которые мы зафиксировали на избирательных участках, то безусловно мы ожидали более жесткой кампании, и были готовы к тому, что будут нарушения более грубого плана. Слава Богу, этого не случилось. На данный момент, я могу сказать, что количество нарушений – где-то на уровне первого тура. Добавился ряд нарушений, которых не было. В частности, массовый подвоз избирателей мы не фиксировали на первом туре. Это была больше особенность второго тура. Добавились эти ручки с исчезающими чернилами, обзвон избирателей накануне дня голосования роботом, который говорил, что изменилась процедура голосования. То есть, какие-то новые нюансы в нарушениях, безусловно, появились. Единственное, что из системных нарушений, которые могут повлиять на ход голосования, как и на первом туре, осталось массовое включение избирателей непосредственно решением участковых избирательных комиссий в день голосования, что является нарушением. На втором туре это тоже имело массовый характер.

Игорь Белов: С вашей точки зрения, эта раскладка, 92% и 5% - это отражает ситуацию в Донецкой области?

Сергей Ткаченко: Это только экзит-полл, и несмотря на это там тоже есть погрешность. Но… в категориях – да. Безусловно, нельзя поменять эти цифры и сказать, что эта ситуация не такая, а наоборот.

Но Донецкая область – это еще не вся Украина, и общая  ситуация в стране гораздо сложнее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.