Демократы объединяются только перед расстрелом. Украинские политики, узурпировавшие право называться демократами, похоже, не смогут объединиться даже перед такой угрозой. После поражения на президентских выборах и перехода в оппозицию они дробят ее, буквально на глазах размножаясь делением.

Для слабой власти слабая оппозиция — спасительная соломинка. Для сильной, каковой уже успела зарекомендовать себя команда Виктора Януковича, да и для общества в целом, по идее, больше бы подходила мощная оппозиция, которая могла бы жестко проконтролировать действия властных структур, вовремя указать на ошибки и подсказать. Но наши вчерашние правители, вынужденные отойти от кормила (и в смысле управления, и в смысле корма), судя по всему, озабочены нынче не столько вопросами контроля власти, сколько желанием, как когда-то у руля, быть единственной направляющей силой. Теперь уже в оппозиции.

Не исключено, что именно это стремление вынуждает БЮТ и Юлию Тимошенко так страстно бороться за парламентские комитеты. Ведь они отлично понимают, что без комитетов оппозиция не имеет никаких реальных инструментов влияния на ситуацию. Эту мысль подтвердил и один из депутатов БЮТ. «Тимошенко поняла, что без комитетов оппозиция является совершенно беззубой и обречена на пассивное существование, поэтому мы и приняли решение бороться за самые важные комитеты», — сказал он. Заметим, что недавно обнародованное намерение БЮТ отозвать своих представителей из руководства ряда комитетов, чтобы затем перераспределить их заново и «по справедливости» между всеми оппозиционерами, лишь подчеркивает масштабность претензий экс-премьера.

Требование оппозиции поделиться комитетами, которыми ранее руководили экс-оппозиционеры, а ныне коалиционеры, вполне законно и справедливо. Оно базируется на положениях парламентского Регламента. Вот только вопрос: кто у нас является оппозицией? Суть в том, что параллельно с формированием новой вертикали власти просто стахановскими темпами идет и строительство (точнее, размножение) оппозиции. Юлия Тимошенко уже провозгласила себя лидером объединенной оппозиции и призвала всех недовольных новой властью примыкать к ней. В то же время экс-президент Виктор Ющенко говорит, что его «Наша Украина» и присоединившиеся к ней сочувствующие из фракции НУНС станут той оппозиционной силой, которая будет влиять на ситуацию в парламенте и в обществе. Не отстает от них и лидер «Фронта перемен», народный депутат от НУНС Арсений Яценюк. Он собрал совещание своих сторонников и рассказал, что и как намерен делать. В первую очередь — собирать недовольных из других оппозиционных структур: «Нашей Украины» и БЮТ. А также сформировать оппозиционное правительство. Добавим к этому, что Юлия Тимошенко срочно создала свое, где уже есть оппозиционный премьер Сергей Соболев. Так что на сегодняшний день имеем как минимум трех оппозиционных гетманов. Образно говоря, гетманов в экзиле. Разница между ними в том, что Яценюк присутствует в Раде как депутат, а его политической силы там нет, а вот Ющенко и Тимошенко, обладающие депутатскими «штыками», сами оказались вне стен парламента.

Ну и, казалось бы, если вы так обеспокоены мощностью и влиянием оппозиционного контроля, а не только личными амбициями — объединитесь, да и дело с концом! Куда там... Не сумевшие работать единой командой во власти, они так же упорно сторонятся друг друга и вне ее. Причем каждый из них продолжает твердить о своем мессианстве для Украины и о том, что только в их руках рецепты ее демократизации и процветания. И пока в этих товарищах согласья нет, особо переживать новой власти не приходится. Повторимся, к сожалению. Ибо отсутствие мощной оппозиции может вызвать у любой власти иллюзию вседозволенности, желание принять решение, которое незаконно, которое принимать нельзя, но очень хочется. Предыдущая история — и не только Украины — показывает, к чему может привести реализация таких желаний. Да и в совсем недалеком нашем прошлом мы не раз наблюдали случаи, когда в угоду политической целесообразности и конкретным бизнес-интересам попирались нормы Конституции и законов. Будем надеяться, что отсутствие влияния единой и мощной оппозиции все же не расслабит новую власть, в которой, как известно, достаточно профессиональных политиков, экономистов, юристов, ученых. И она сама сможет вовремя выставлять запретительные шлагбаумы для различных уклонов и съездов с тракта правового, цивилизованного государства.

Однако, согласитесь, делать это самой власти, в которой наличествуют самые разные группы и группировки, преследующие и свои корпоративные цели, без контроля со стороны общества и оппозиции довольно сложно. А тем временем даже те народные депутаты и политические силы, которым пока не нашлось места в структурах новой власти и которые поначалу заявили о своей оппозиционности, начинают задумываться: а столь ли полезно для них самих и стоящих за ними бизнесов отдаляться от власти и вступать с ней в конфронтацию? Опыт показывает, что это у нас бывает не только не полезно, но и небезопасно. Более того, судя по кулуарным разговорам депутатов-бютовцев, монолитность самого БЮТ зависит от принятия Конституционным судом решения о легитимности нынешнего большинства в Верховной Раде. Если коалиция все же будет признана конституционной (а скорее всего, так и будет), то БЮТ, вполне вероятно, может оказаться перед угрозой раскола. По приблизительным прикидкам экспертов, перейти на сторону большинства могут около 50 депутатов. Это может быть не прямой и безоговорочный переход в ряды коалиции, а выражаться в совместных голосованиях по важнейшим стратегическим вопросам.

О гипотетической возможности перехода немалой части бютовцев на сторону победителей говорит и политолог, заместитель секретаря СНБОУ Дмитрий Выдрин. По его мнению, они не привыкли долго работать в оппозиции. Они могут пробыть там год или два, если есть такой стимул, как, например, досрочные выборы в парламент. Но если увидят, что есть более-менее стабильная власть, что президент пробудет на своем посту все пять лет и он консолидировал все ветви власти, то они не выдержат долго быть в оппозиции вместе с Юлией Тимошенко. Выдрин считает, что сейчас начнется процесс, который он называет «великий украинский кастинг оппозиции». «То есть из БЮТ будут выходить небольшие группы и говорить, что «мы хотели бы быть более европейской или более конструктивной оппозицией, — утверждает политолог. — Так как многие хотели бы уйти из БЮТ, но им надо сохранить хорошую мину при плохой игре, то есть оставить какие-то моральные иллюзии по крайней мере у своих бывших партнеров». Он предполагает, что такие группы сразу не будут проситься во власть: «Сначала будут создавать провластную оппозицию, а потом уже через нее постараются прийти во власть. Будет процесс, который уже начался. И мне кажется, что партия Онопенко (УСДП. — Авт.) будет в этом процессе участвовать», — полагает Выдрин.

В то же время один из соратников Тимошенко, вице-спикер Николай Томенко, уверяет общественность, что «ни выходов депутатов из фракции, ни выходов партий из блока не будет». Так он прокомментировал слухи о том, что якобы Украинская социал-демократическая партия, которая входит в БЮТ, собирается покинуть оппозицию. «Данная политическая сила хотела более активно действовать в составе оппозиции и считает, что она может быть активнее привлечена к различным инструментам», — сказал Томенко. По его словам, «речь не идет о стратегических разногласиях, о том, что кто-то хочет выйти или зайти, а речь идет о чувстве локтя в общей оппозиционной деятельности». Вице-спикер также заявил, что теоретически в коалицию могут войти один-два депутата от БЮТ. «Насколько я информирован, это точно не УСДП и это люди, которые уже давно ведут какие-то дискуссии», — отметил Томенко. В то же время он обнародовал информацию о том, что якобы шесть депутатов просят отозвать их подписи о вхождении в коалицию. Это говорит о том, что людям не дали того, что обещали, и это плохой сигнал для других представителей большинства», — пояснил он. И добавил: в первые 100 дней нового правительства оппозиция не будет активно критиковать его действия.

Вот так. Но позвольте, если БЮТ, позиционирующий себя той самой главной и мощной оппозицией, не собирается 100 (!) дней критиковать правительство, то что тогда понимать под его оппозиционностью? И нужна ли вообще украинскому обществу такая оппозиция, которая вместо контроля над властью увлечена таким занимательным процессом, как размножение делением?