21 апреля украинский президент Виктор Янукович заключил соглашение с Москвой о продлении срока размещении на территории Украины российского Черноморского флота до 2042 года, в обмен на 30% скидку на импортируемый газ. А всего три недели назад он выразил своё неодобрение заместителю премьер-министра, высказавшему предположение, что Украина может присоединиться к союзу, в который входят Россия и Белоруссия. Так кто же такой господин Янукович? Президент, увлекающий Украину к союзу с Европой? Или человек, действующий с оглядкой на старого имперского хозяина в Москве? Может быть, и то и другое сразу.


Почему-то считается, что хорошие отношения с Евросоюзом исключают хорошие отношения с Россией. Но Янукович уже не один раз доказывал обратное. И многие эксперты склонны усматривать в набирающем силу крутом повороте в отношениях с Россией, не угрозу, но, скорее, новые возможности. «Напряжённые отношения с Россией вредят отношениям с Европейским Союзом», - заявил Евгений Марчук, бывший премьер министр и министр обороны, на форуме по международной безопасности во Львове 16 апреля.


Ведущий аналитик Украины Эндрю Уилсон (Andrew Wilson) из Европейского Совета по международным отношениям недавно написал, что Янукович мог бы быть «украинским Ричардом Никсоном. Как для того репутация антикоммуниста служила политическим прикрытием для завязывания отношений с Китаем, так и Януковичу его связи с Москвой и поддержка со стороны русскоговорящего населения Украины могут облегчить построение отношений с Европой».

Высшие правительственные чиновники, как и сам президент, с готовностью отмечают, что соглашение с Россией носит прагматический характер и имеет чёткие границы. А их стратегической целью остается углубление связей с Европой. «Евросоюз – наш приоритет номер один, - заявил Леонид Кожара, советник Януковича по вопросам внешней политики,  на инвестиционной конференции Dragon Capital в конце марта. – Россия – приоритет номер два».

После таких заявлений решение Януковича уступить российским требованиями продлить сроки пребывания Черноморского флота в Крыму для многих стало неожиданностью.


Это все из-за газа


В основе этой уступки лежит экономическая необходимость. Без дешёвого российского газа нелегко пришлось бы Украине в её судорожных попытках удержать бюджетный дефицит на уровне 6% от ВВП: таково было условие возобновления доступа к программе кредитования Международного Валютного Фонда; а потребность в этих деньгах стала уже критической. Украинская экономика, после 15% сокращения объема в прошлом году, до сих пор находится в крайне бедственном положении и нуждается в любой помощи. А российская уступка в цене – очень заметная помощь. Оппозиция осуждает этот ход как первый шаг Украины к потере суверенитета, подчеркивая, что конституция открыто запрещает базирование иностранных вооруженных сил на территории страны. 


Соглашение было достигнуто уже после того, как Янукович ясно показал, что Украина больше не стремится попасть в состав блока НАТО, заявив о её статусе «неприсоединившейся» страны и отменив проведение комплекса подготовительных мероприятий, необходимых для вступления в союз. Если учесть, что идея вступления Украины в Североатлантический союз не вызывала энтузиазма как у ряда членов НАТО, так и у значительной части населения самой Украины, «отказ» Януковича носил в значительной мере символический характер; тем не менее, он устранил одну из основных причин раздражения, которое испытывала Москва в последние годы по отношению к Киеву.


Критики Януковича недовольны тем, что заявление о статусе Украины как  «не вступающей в блоки» страны было сделано без обсуждения в парламенте или в широких кругах общественности. И эксперты высказывают обеспокоенность тем, что оно может оставить Украину в вакууме безопасности. «Мы это уже обсуждали в 1989 году в Польше. Тогда мы отказались от идеи неприсоединения, зажатые между ЕС/НАТО и Россией. Если у страны нет крепкой связи с какой-то группой, её начинают рассматривать как «серую зону», на которую может претендовать любой желающий», - рассказывает Януш Онишкевич (Janusz Onyszkiewicz), бывший министр обороны Польши, в выступлении на международном Форуме по вопросам безопасности.

Несмотря на достигнутое соглашение по Черноморскому флоту, новая администрация уже дала понять, что её обязательства перед Россией имеют свои границы. Когда в марте Янукович во время очередного визита в Россию заявил о «резком повороте» в отношениях двух стран, Путин лаконично заметил: «Присоединяйтесь к Таможенному союзу». Но ведущие украинские руководящие официальные лица хором утверждают, что Украина  не может войти в состав этого союза, объединяющего Россию, Белоруссию и Казахстан, по причине своего членства во Всемирной торговой организации. Вступление в союз осложнило бы и заключение предполагаемого Глубокого и всеобъемлющего соглашения о свободной торговле с Евросоюзом, которое администрация Януковича, по её словам, собирается заключить. «Это было как холодный душ, - говорит о соглашении по Черноморскому флоту Саша Тессье-Столл (Sacha Tessier-Stall), аналитик по вопросам международной политики в киевском Международном центре политических исследований, - но всё же это отнюдь не заявление об отмене планов интеграции с Евросоюзом».


Впрочем, этот процесс зависит не от декларативных заявлений, а от конкретных реформ, которые при прежнем президенте Викторе Ющенко посреди междоусобных распрей совершенно заглохли.


Политической стабильности в стране удалось достигнуть после того, как в марте было сформировано лояльное по отношению к Януковичу правительство; однако сомнительный с точки зрения конституции метод создания новой коалиции привел к обвинениям в том, что Янукович  и его команда пытаются захватить всю власть в свои руки. В составе нового правительства, в том числе в ключевом газовом секторе, вновь оказались и неоднозначные фигуры эпохи бывшего президента Леонида Кучмы.


Итак, официальные представители Евросоюза ради долгожданной политической стабильности закрывают глаза на что только можно. Теперь вопрос заключается в том, как будет использоваться достигнутая стабильная власть: для проведения радикальных преобразований, или как доступ к богатой кормушке. «Создавшаяся ситуация может привести к пышному административному разгулу. А может быть использована для развития», - заметил Марчук.