Если греческий долговый кризис стал для Европейского Союза суровым уроком в отношении того, как должен быть устроен валютный союз, то новости, поступающие с Украины, должны заставить Европу всерьез задуматься об эффективности ее внешней политики. На прошлой неделе недавно избранный президент Украины Виктор Янукович заключил соглашение с российским президентом Дмитрием Медведевым, которое позволило Москве на 25 лет продлить право на аренду базы для своего Черноморского флота на принадлежащем Украине Крымском полуострове. В обмен Украина получит 30-процентную скидку на российский газ.

Эта сделка показывает, что Россия может использовать грубую политическую и экономическую силу так, как не способна Европа. С экономической точки зрения Украина сейчас стоит на коленях. Перспектива получить дешевый газ была слишком соблазнительной, чтобы от нее можно было отказаться. Кремль увидел свой шанс и не упустил его.

Это соглашение означает, что Украина никогда не станет членом Североатлантического альянса. Как может НАТО принять в свои ряды страну, на территории которой располагается база иностранного флота – более того, та самая база, которую Россия еще в августе 2008 года использовала для поддержки своего военного вторжения в Грузию?

Разумеется, Янукович абсолютно не заинтересован в членстве в НАТО. Опросы общественного мнения показывают, что большинство украинцев также не испытывают энтузиазма по поводу вступления в альянс. В общем, если в соседях у тебя Россия, это вполне разумный подход. Госсекретарь США Хиллари Клинтон очень верно отметила на прошлой неделе, что Янукович не полностью склоняет украинскую внешнюю политику в сторону Москвы, но пытается найти баланс между Западом и Россией. «С учетом истории Украины и ее географического положения балансировать ему будет трудно, но, с нашей точки зрения, это разумная идея», - заявила она.

Вступление Украины в Европейский Союз – это другой вопрос. Блок из 27 стран никогда напрямую не предлагал Украине членство, во многом из-за противодействия Германии и других стран Западной Европы. Вместо этого он всячески рекламировал такие, инициативы, как «Европейская политика добрососедства» и – с прошлого мая – «Восточное партнерство». С их помощью планировалось привлечь Украину и прочие бывшие советские республики ближе к ЕС, не принимая их в саму организацию.

Иногда это создает сюрреалистический эффект. В прошлый четверг комиссар Евросоюза по вопросам расширения Штефан Фюле (Stefan Füle) произнес в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко речь, посвященную отношениям между Украиной и ЕС. Хотя выступал он через день после того, как было объявлено о сделке по Черноморскому флоту,  в его речи Россия не упоминалась ни разу. Вместо этого в ней было много тарабарщины о том, что «Европа и Украина сегодня стоят перед множеством вызовов».

Чтобы голос Европы хоть что-то значил в Киеве, Евросоюзу необходимо научиться принимать смелые решения – такие, например,  как предпринятый русскими обмен газа на базу. ЕС может, например, ускорить заключение договора о сотрудничестве и договора о свободной торговле с Украиной. Он может установить сроки, в течение которых украинцам будет предоставлено право на безвизовый въезд в Европу. В конце концов, он мог бы прекратить мямлить и объявить, что однажды, пусть даже это будет нескоро, членство в Евросоюзе станет для Украины реальной перспективой.