В длинном перечне приоритетных областей сотрудничества между Украиной и Россией энергетика стабильно фигурирует как ключевая. Она абсолютная фаворитка любых договоренностей и компромиссов. Пока украинские и мировые масс-медиа смакуют джентльменский шаг Виктора Януковича относительно отказа от высокообогащенного урана, решается судьба других, гораздо более важных вопросов энергетической безопасности страны. В обмен на дешевый российский газ украинское правительство обещает реализовывать общие энергетические проекты. В ядерной энергетике это постройка, по меньшей мере, двух энергоблоков на Хмельницкой АЭС по российским технологиям и за российские деньги. Раньше в заявлениях президента Виктора Януковича говорилось даже о трех блоках. Однако цена, глубина и суть вопроса выходят далеко за границы этого проекта.

Американская альтернатива

В пакете договоренностей, которые Украина предлагает заключить в обмен на дешевый газ, не значится подписание нового долгосрочного контракта между российским ОАО "ТВЭЛ" и украинским Энергоатомом на поставки российского ядерного топлива украинским АЭС. А оно может состояться в ближайшие месяцы. Кстати, подписать этот документ планировали еще летом прошлого года, но, в конце концов, все решили подождать результатов выборов. "ТВЭЛ" сегодня - стопроцентный монополист на украинском рынке ядерного топлива. Все 15 реакторов Украины проектировали под советское, а ныне, соответственно, российское топливо, поэтому российские технологии и сложившиеся цепочки кооперации являются приоритетными для Украины.

Тем не менее, стопроцентная монополизация рынка не может устраивать никакую цивилизованную страну. "Вы не найдете сегодня в мире государства с ядерной энергетикой, где бы эксплуатировали один тип реакторов, а на внутреннем рынке действовал бы только один поставщик ядерного топлива", - констатирует Богдан Соколовский, экс-уполномоченный президента Украины по международным вопросам энергетической безопасности. Все эксперты единодушны в том, что нашей стране позарез нужно диверсифицировать поставщиков ядерного топлива и технологий. Есть несколько основных путей для этого: во-первых, допустить на внутренний рынок альтернативных поставщиков; во-вторых, построить собственный завод для производства ядерного топлива; в-третьих, использовать альтернативные российским реакторные технологии. Сейчас только относительно первого из пересчитанных пунктов произошли реальные мероприятия.

Одним из конструктивных достижений последних пяти лет стало развитие сотрудничества с американской компанией Westіnghouse Electrіc, основным акционером которой является Toshіba. В 2005 году украинская сторона договорилась с ней о квалификации, т.е. исследовательском испытании шести тепловыделяющих сборок (ТВС) на третьем энергоблоке Южно-Украинской АЭС. Уже зимой этого года были загружены 42 ТВС американского производства. Все это делается для того, чтобы эксплуатация американских ТВС была лицензирована в Украине. При этом разрешение Государственного комитета по ядерному регулированию на загрузку новой партии кассет свидетельствует об успешном испытании стартовой партии ТВС. Еще в апреле 2008 года Энергоатом подписал с американцами коммерческий контракт, по которому с 2011-го до 2016 года они будут поставлять топливо для трех реакторов ВВЭР-1000, к которым Westіnghouse адаптировал свою технологию. Всего таких в Украине 13. Два других - это реакторы ВВЭР-440.

Конкуренция технологий

Тыждэнь поинтересовался у экспертов уровнем качества американского топлива по сравнению с российским. Они единодушно признают, что качество американского несколько выше, поэтому оно эффективнее. "Топливные сердечники компании Westіnghouse современнее по технологиям, которые предлагают поставщики из России. Там они так и остались на уровне 1980- 1990-х", - отмечает Валерий Боровик, глава правления альянса "Новая энергия Украины". Михаил Гончар, директор энергетических вопросов центра "Номос" констатирует: "Американское топливо дороже. Но их топливная кассета имеет более длительный срок использования по сравнению с российскими тепловыделяющими сборками. Этот вопрос надо рассматривать в плоскости непредубежденного анализа, однако каждая сторона держит свои коммерческие параметры цены и качества в тайне".

В СМИ циркулировала информация о том, что использование американских ТВС на Темелинской АЭС в Чехии послужило причиной аварии в 2007 году. Однако в отчете чешского ядерного регулятора, доступном в Интернете, относительно внештатных ситуаций на станции ни о чем подобном не говорится. Так же кое-где просочились слухи об опасности второго Чернобыля, т.е. опасности аварий из-за использования топлива, которое не подходит для украинских реакторов советского образца. Оценку этих опасностей следует оставить специалистам. И она должна быть наиболее тщательной, свободной от малейшей политизации. Но то, что россияне жестко борются за рынки сбыта на всех уровнях, включая информационный - это факт. Компания "ТВЭЛ" стремится в ближайшие десятилетия получить на мировом рынке ядерного топлива долю в 30% и, возможно, обогнать Westіnghouse. Россияне очень активно продвигают свои интересы на всех направлениях. Так во время недавней поездки в Аргентину Дмитрий Медведев договорился с президентом этой страны Кристиной Де Киршнер о строительстве двух энергоблоков по российским технологиям.

Для России также очень важно привязать страны - импортеры к своим мощностям по изотопному обогащению урана. Нам предлагают закупать у россиян полный объем услуг по обогащению. Украина не имеет возможностей вырабатывать собственное топливо, но она могла бы могла успешно диверсифицировать снабжение за счет сотрудничества с Францией и США. За пять-шесть лет в этих странах запланировано ввести в эксплуатацию новые заводы по обогащению урана. "В ближайшей и средней временной перспективе Украине не требуется звено для обогащения урана, - считает Соколовский. - В мире уже имеется достаточно обогатительных мощностей. При этом прогнозируют, что себестоимость обогащения с 2014 года будет одинакова как на Востоке, так и на Западе".

Российское наступление

Приход к власти Виктора Януковича неплохо ободрил россиян, которые и до того отличались методической последовательностью и жесткостью в отстаивании своих стратегических интересов в ядерной области. Появилась информация о том, что "ТВЭЛ" выдвигает Энергоатому новые требования, а именно: подписать следующий контракт не на 10 лет, как предполагалось ранее, а на 15; поставлять российское топливо для всех 15 реакторов после 2015 года и повысить цены на топливо. Таким образом, предполагалось, что после ключевого 2015 года Westіnghouse должен уйти с украинского рынка.

Если прибавить к этому проект по строительству новых реакторов по российским технологиям, которые параллельно будет увеличивать нужды именно в российском топливе, и гипотетически возможное строительство завода для производства ядерного топлива именно по российским, а не американским, французским или любым другим технологиям, то Украина попадет в тотальную, всеохватывающую зависимость от единого поставщика ядерных технологий, топлива и услуг на десятилетие вперед.

"Если украинское правительство согласится на предложения "ТВЭЛ", то на ближайшие полстолетия страна будет лишена возможности международной кооперации в этом вопросе, - подчеркивает Михаил Гончар. - Разве что Энергоатом останется с глазу на глаз с "ТВЭЛ", автоматически он станет заложником ценового диктата со стороны российской компании". К этому следует добавить угрозы национальной безопасности как таковой. Подобные угрозы мы уже познали на собственном опыте, когда российский монополист Газпром закрутил газовый кран для Украины. Следует напомнить: атомные электростанции обеспечивают до 50% нужд нашей страны в электроэнергии. При этом украинский рынок фактически важнейший для россиян и по величине уже имеющегося парка реакторов, и по потенциальному расширению сотрудничества. Украинский сегмент сопоставим с внутренним рынком самой России. "Ни в коем случае не нужно соглашаться на ультимативные условия, которые выдвигает "ТВЭЛ". Украинский рынок ядерного топлива один из наиболее привлекательных в мире, поэтому это мы должны выбирать поставщика и определять условия контрактов, а не та компания, которая хочет продать", - подчеркивает Валерий Боровик.

Во времена первого премьерства Виктора Януковича Украина вместе с россиянами достроила два энергоблока на Ровенской и Хмельницкой АЭС, после чего были подписаны контракты о снабжении российским топливом этих реакторов в течение всего срока их эксплуатации. Во время своего второго премьерского срока Янукович пообещал, что завод по производству ядерного топлива в Украине будут строить именно по российским технологиям. Кстати, в ранге премьер-министра прошлогодней весной то же самое обещала и Юлия Тимошенко. Тогда в дело вмешался Виктор Ющенко - и правительство заставили провести конкурс относительно выбора технологии для строительства такого завода. В итоге Минтопэнерго объявило конкурсный отбор технологии производства ядерного топлива для отечественных реакторов на заводе, соорудить который еще только планируют. А Westіnghouse, к слову, открыт для сотрудничества и в этом направлении.

Остается еще один вопрос: а следует ли Украине строить новые реакторы? Или, может, есть смысл модернизировать уже имеющиеся, улучшать их показатели? Коэффициент использования установленных мощностей украинских реакторов в прошлом году составлял 68,4%. И это при том, что он может достигать 90% и более. Ответ на эти вопросы должны давать ученые, а не политики. Тем не менее, вопрос международной ядерной кооперации очень сильно политизируется. Отказ от сотрудничества с американцами в снабжении ядерным топливом может спровоцировать эффект домино в других стратегических областях сотрудничества, в частности поставках украинского вооружения в Ирак. В конце концов, дешевый газ уже сегодня может стоить весьма дорого следующим поколениям украинцев.

Перевод: Антон Ефремов