Позавчера украинская правительственная делегация во главе с министром топлива и энергетики Юрием Бойко провела закрытые переговоры с руководителем "Газпрома" Алексеем Миллером. Основная тема диалога - воплощение в жизнь инициативы российского премьера Владимира Путина о слиянии нашего "Нафтогаза" и российского "Газпрома".

Поскольку ни одно постороннее ухо во время разговора не присутствовало, пришлось довольствоваться официальными заявлениями. А они - уже традиционно - оказались крайне противоречивыми. Если, например, господин Миллер оптимистически заявил, что объединение компаний - "вполне прагматичное решение" (для кого? - Авт.), то украинский Президент Виктор Янукович такую перспективу отмел принципиально: "Ну, это невозможно!".

Правда, Виктор Федорович не был бы самим собой, если бы ни сделал неоднозначное заявление, которое можно трактовать как ошибку, а можно - и как намек. "Украину бы интересовало объединение "Нафтогаза" и "Газпрома" - 50 на 50", - заявил гарант. Как известно, российская компания значительно больше нашего НАК, и подобное объединение "наполовину" означает поглощение в реальной пропорции - 90 на 10 процентов.

"Вопреки заявлениям наших Президента и министра иностранных дел, что Украина против объединения, по нашим данным, позавчера в Москве об этом активно говорили - разговор происходил вокруг механизмов создания новой структуры", - сказал "УМ" эксперт Центра Разумкова Владимир Омельченко. По словам аналитика, наибольшее препятствие для объединенной структуры находится не в Киеве, а в Москве. "Да, нам мешает объединиться закон о трубопроводном транспорте, но мы прекрасно понимаем, что нынешняя Верховная Рада может быстро внести необходимые поправки, - утверждает эксперт. - Вместе с тем в России действует очень жесткий закон об иностранных инвестициях. По нему, иностранный капитал имеет очень жесткие ограничения в своей деятельности". Существует еще один интересный нюанс: государство владеет 50,25% акций "Газпрома". Если оно отдаст часть ценных бумаг "Нафтогазу", то автоматически потеряет контрольный пакет в этой структуре. "Крайне маловероятно, что российская власть пойдет на такой шаг", - считает Омельченко.

Все другие варианты - это примитивное поглощение нашей структуры иностранным "монстром". Простейший вариант: нам дадут маломощное месторождение в Сибири, которое не хотят разрабатывать россияне, а взамен заберут часть имущества "Нафтогаза". Наиболее ликвидными для россиян являются наши подземные хранилища: они потребуются на переходной период. Т.е., к моменту запуска "Северного потока".

"Раньше россияне хотели получить нашу ГТС, но теперь хотят весь "Нафтогаз" - и имеют для этого хорошие стартовые условия. Т.е., реализуется схема, аналогичная уже апробированной в атомной энергетике", - утверждает эксперт. Скажем, вкладывать средства в нашу "трубу" "Газпрому" неудобно - вопреки всем громким обещаниям российских чиновников модернизировать газопровод. Аналитики считают такие слова блефом. Ну для чего "Газпром" будет вкладывать большие деньги в наш трубопровод, если у него самого 50 млрд. долларов долгов и сегодня он строит два обходных газопровода: "Северный" и "Южный" потоки? Гораздо проще забрать все.

Перевод: Антон Ефремов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.