В апреле - мае официальная Москва предложила Киеву целый ряд экономических "экспромтов": объединить НАК "Нафтогаз Украины" и ОАО "Газпром", интегрировать с российской Объединенной авиационной корпорацией концерн "Антонов", а с Объединенной судостроительной корпорацией - украинские заводы "Заря-Машпроект" (по производству судовых турбин) и "Море" (специализируется на выпуске судов из легких сплавов и алюминия).

Некоторые инициативы Кремля уже начали воплощать в жизнь. В частности, министры транспорта РФ и Украины недавно подписали План мероприятий по реализации Концепции интеграции транспортных систем на 2010-2013 годы. На очереди еще одно предложение со стороны россиян, обойти вниманием которое невозможно, так как оно посягает на крайне важную для Украины область - атомную.

Если ползучая экономическая экспансия Кремля, который, кажется, решил присоединять украинскую экономику частями, распространится и на атомную энергетику, нам, в самом деле, не поздоровится. 50% энергии, которую производят отечественные АЭС, является становым хребтом экономики, даже более важным, чем газотранспортная система страны. Так что возникает вполне логичный вопрос: что Украина может получить, а что потерять после объединения - кооперации - интеграции энергетики?

Российский аппетит

Непристойные предложения для Украины премьер РФ Владимир Путин почему-то, как правило, выдает экспромтом. Так было с инициативами относительно объединения «Газпрома» и «Нафтогаза», так произошло и с атомными идеями российского премьера. Путешествуя из Милана в Москву, он остановился в Киеве и встретился с президентом Виктором Януковичем. "Мы только сейчас сформулировали предложение, которое хотели бы сегодня с вами обсудить. Речь идет о масштабной кооперации наших ядерных областей. Мы предлагаем создать мощный холдинг, который включал бы объединенную генерацию, атомное машиностроение и топливный цикл", - заявил Владимир Путин.

Надо отдать должное актерскому таланту Виктора Януковича - он удачно подыграл "экспромту" российского премьера: не открыл "братские объятия" сразу, а заявил, что прежде всего Украину привлекают строительство завода по производству ядерного топлива не только для внутренних нужд, а и для других стран, модернизация атомных станций, а также возможность переброски электроэнергии для регулирования суточных колебаний нагрузки в энергосистемах.

За этими словесами спряталось, наверное, важнейшее, что интересует Россию в атомной интеграции, - доступ к украинскому сырью, прежде всего к Новоконстантиновскому урановому месторождению, расположенному в Маловисковском районе Кировоградской области. Российский премьер уже встретился с главой Росатома Сергеем Кириенко и призвал не затягивать с созданием российско-украинской атомной компании. Речь идет, очевидно, об общем предприятии на базе именно Новоконстантиновской шахты. Путин успел очертить (на этот раз, забыв о своей игре в экспромт) и срок выполнения указания - ІІІ квартал 2010 года.

Россия имеет определенную сложность с добычей урана и желает контролировать нашу сырьевую базу, которая является чрезвычайно лакомым куском для нее.

Для справки: РФ входит в пятерку крупнейших мировых производителей (кроме нее - Канада, Австралия, Казахстан, Нигерия), которые обеспечивают три четверти добычи урана на планете. Разведанные запасы урана нашего северного соседа составляют 615 тыс. т. На этом фоне ресурсные запасы Украины представляются не очень большими (по оценке МАГАТЭ, 235 тыс. т), но мы входим в мировую десятку производителей.

Особенностью отечественных ресурсов является то, что уран разбросан очень неравномерно в месторождениях, которых насчитывается полтора десятка. А Новоконстантиновское месторождение имеет ни много ни мало - 93,636 тыс. т (обсчитано Государственной комиссией по запасам еще 10 сентября 1998 года).

Это отечественный урановый клондайк, об освоении которого разговоры идут уже полтора десятилетия. Имея такие залежи, Украина продолжает производить на единственном в области государственном предприятии "Восточный горнообогатительный комбинат" (Желтые Воды, Днепропетровская область) лишь треть необходимого для атомных станций закиси-окиси урана U3O8.

В прошлом году Восточный ГОК выработал 830,3 т продукции, практически не изменив показателей 2008- го. А между тем отечественные АЭС каждый год нуждаются в около 2,4 тыс. т закиси-окиси. По оценкам экспертов, с началом полноценной эксплуатации Новоконстантиновского месторождения в 2011 году Украина будет иметь 1,4 тыс. т U3O8, в 2013-м - 1,88 тыс. т.

В 1995-2006 годах Новоконстантиновское месторождение урановых руд находилось на балансе ДП "Восточный ГОК". Весной 2006-го месторождение было передано на баланс ГП "Дирекция предприятия, которое строится на базе Новоконстантиновского месторождения урановых руд" (приказом тогдашнего министра ТЭК Ивана Плачкова №614 от 26 декабря 2005 года).

Во времена «оранжевой» власти в Верховной раде был зарегистрирован законопроект (№4325), который дополнял перечень объектов права государственной собственности, которые не подлежат приватизации лишь одним объектом - ДП "Дирекция предприятия...".

Но это едва ли помешает договоренностям новой власти с россиянами не только из-за нулевых шансов законопроекта №4325 быть принятым, а еще и потому, что, по данным информагентств, 2 марта 2010 года накануне отставки министр ТЭК Юрий Продан подписал приказ №88/1, которым снова передал богатейшую урановую шахту страны к ГОК.

Чем завершатся танцы вокруг украинского уранового сырья, станет понятно в июле -  сентябре 2010-го (срок определил господин Путин). Сдача россиянам даже 50% урана, необходимого для отечественных АЭС, окончательно поставит атомные станции в сырьевую зависимость от РФ.

Украинский интерес

Вместе с тем другой проект сотрудничества с РФ в атомной области, на первый взгляд, наоборот, кажется выигрышным для Украины. Речь идет об общей достройке энергоблоков на Хмельницкой АЭС. Этот вопрос должен быть решен к июню - именно в такой срок россияне предложили заключить соответствующее межправительственное соглашение, а также кредитный договор между Министерствами финансов двух стран.

Напомним, что Хмельницкая АЭС проектировалась четырехблочной, причем части станции сооружали не поочередно, а, условно говоря, каскадно. В 1990-м второй блок был готов к запуску на 95%, третий - на 70-80%, а четвертый - на 10-20%. Завершить достройку станции помешали общественные активисты.

Неизвестно, кто организовал и финансировал акции "зеленых", которые приезжали протестовать против ядерной энергетики под проходную АЭС, но они нанесли немалый ущерб.

Верховная рада объявила мораторий на сооружение атомных объектов. Наше независимое государство потеряло миллиарды киловатт-часов электроэнергии, а ныне ищет деньги, чтобы запустить эти блоки, - если бы не мораторий, то второй реактор ввели бы в эксплуатацию еще во времена СССР за союзные средства.

Строительные работы на втором реакторе Хмельницкой АЭС начались в конце 1990-х и длились до 2004-го. Введение в эксплуатацию реактора, который заработал в начале августа, приурочили ко дню рождения президента Леонида Кучмы. Фактически же достройка готового энергоблока продолжается свыше пяти лет.

После ряда дискуссий отечественные энергетики решили, что третий и четвертый блоки будут водо-водяными (ВВЕР) - того самого типа, что и на всех других украинских станциях, кроме Чернобыльской (на ней эксплуатировались реакторы большой мощности канальные - РБМК). А ВВЕР, кстати, производят в РФ. И вдобавок  достройка каждого блока будет стоить сотни миллионов долларов.

Таких денег в НАЭК "Энергоатом" сейчас нет, по крайней мере, свободных. Вполне вероятно, что россияне во время заключения межправительственного атомного соглашения предложат украинскому кабмину такой товарный кредит, условия которого будут удобны поставщику оборудования из РФ.

Циклические вопросы

С созданием дополнительных предприятий ядерного цикла в нашем государстве (удобных для Украины) Москва едва ли будет спешить. Например, уже давно говорят о построении в нашей стране завода по производству топливных сборок. Но заинтересованы ли россияне в конкуренте своему ОАО "Машиностроительный завод"? Тем более в создании такого конкурента за собственный счет?

Вопросы риторические. Разве что они получат полнейший контроль над новым предприятием, но для Украины такой вариант точно не будет удобен. Лучше уж и дальше закупать топливные сборки для АЭС у старого партнера.

Кстати, вполне возможно, что создание топливного завода в Украине является одной из карт в игре: Киеву - атомные блоки, Москве - месторождение. Если это так, то в правительстве Николая Азарова должны помнить о неплохом козыре: уже давно и небезуспешно на Южно-Украинской АЭС проводится испытание топлива американской компании Westіnghouse.

Конечно, Украина не готова полностью перейти на сборки из США, тем не менее, угроза для россиян, что когда-то наши атомщики переориентируются на заокеанского поставщика, есть. И в Кремле этого не могут не понимать.

Пока же Украина - крупнейший заграничный рынок для российских производителей тепловыделяющих элементов, годовой объем - 13,825 ГВТ с перспективой наращивания. Соответственно вполне логичным является стремление Москвы раз и навсегда закрепить украинский рынок за своими предприятиями.

Еще один очень дискуссионный момент атомной интеграции - общая работа энергосистем. Понятно, что партнеры из Москвы желают видеть ее объединенной. Но Украина должна быть осторожной в этом вопросе - мы заинтересованы иметь обмен электроэнергией с РФ, который сможет регулировать нагрузку. Но, ни в коем случае нельзя  объединять, например, экспорт электроэнергии в третьи страны - потом вырваться из братских объятий будет очень тяжело, а о чрезвычайно перспективном присоединении Украины к единой европейской энергосистеме в таком случае вообще можно будет забыть. Объем рынка РФ - 992 млрд. кВт/ч, а рынка ЕС - 3000 млрд.

Пока что идея атомной интеграции Украины и РФ - это слова, хотя и очень громкие. Виктор Янукович высказал пожелание, Владимир Путин - стремление. Главное, чтобы в процессе поиска компромисса наш весьма сговорчивый Кабмин не отдал лишнего весьма активным интеграторам. Потеря сырьевой базы и объединение энергогенерации с РФ нанесет Украине больше вреда, чем передача ГТС в управление "Газпрома".

Перевод: Антон Ефремов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.