Львов — это политический и культурный центр страны. После почти месячной командировки по сельской Украине, где доступ к Интернету — это роскошь, которую немногие могут себе позволить, посещение двух главных городов страны — это не только долг перед дорогими моему сердцу друзьями, но и возможность получить представление о политической ситуации в стране. Киев по-прежнему очарователен, город, который никогда не обманывает твоих ожиданий. Тут совсем другая атмосфера по сравнению с Варшавой, откуда началось путешествие Евроавтобуса. Здесь не ощущается мрачного настроя после трагедии в Смоленске, не устраивается и веселый парад в честь Шумана. Нас торжественно принимают в представительстве Европейского Союза на Украине в присутствии консула и прессы, чтобы подвести итоги проекта. Власти произносят хвалебные слова и рассказывают о различных проектах, которые Брюссель уже претворил в жизнь и о тех, которые еще только осуществляются. К сожалению, ничего конкретного не говорится о том, что сделано для быстрого вхождения Киева в Европейский Союз, по-видимому, предполагаемого не раньше следующей высадки человека на Луну.

Несмотря на это, энтузиаст Хосэ Мануэль Пинто Тейсера демонстрирует удовлетворение тем интересом, который молодежь Европейского Союза проявляет по отношению к Украине, и объясняет, что в будущем нужны многочисленные инициативы, подобные путешествию в Евроавтобусе по городам и весям Украины. «И не один такой проект, а тысячи должны повторяться каждый год, - заявил Консул. Он понял, что самые серьезные проблемы — это отсутствие доступа к Интернету и незнание английского языка. - Нужно усилить сотрудничество между молодыми людьми, все еще разделенными многими бюрократическими, лингвистическими и технологическими барьерами».

По сравнению с прошлым визитом по другому выглядит и майдан. Нет больше снега и предвыборных столов блока Тимошенко. В Мариинском парке исчезли голубые палатки Януковича с пенсионерами и молодыми бездельниками, нанятыми Партией Регионов в поддержку президента. Единственная структура перед Радой — это беседка, приспособленная под церковь. Ее установила община верующих из Тернопольской области, чтобы напомнить депутатам, что на этом самом месте в нескольких  метрах стояла когда-то церковь, разрушенная коммунистами, чтобы освободить место для памятника генералу Ватутину, Герою Советского Союза. «Мы не претендуем на то, чтобы ее восстановили,- объясняет Надежда, пятидесятилетняя участница протеста, - но мы хотим, чтобы о ней жило воспоминание даже просто в виде памятной доски».

18 апреля, во вторник, еще до того, как верующие установили беседку, площадь стала театром политической победы Комитета в защиту Украины. Здесь прошла манифестация против присутствия русского флота на Черном море в Крыму до 2042 года и против объединения русского и украинского энергетических колоссов Нафтогаза и Газпрома. Эти договоры должны были быть подписаны в этот же день в Киеве двумя президентами Януковичем и Медведевым. Оппозиция насчитывала 2000 человек. Не так уж и много, но достаточно, чтобы выразить свое неодобрение. И ратификация договоров не состоялась.

Происшедшее нам объясняет Тарас, молодой активист местного отделения партии Юлии Тимошенко Баткивщина, души демократической оппозиции. Его призыв — сильный и искренний, намного более конкретный по сравнению с тем, что мы слышали в представительстве Европейского Союза. Он адресован к свободным журналистам, с симпатией относящимся к Украине. «Хоть вы нас не оставляйте. Пишите, объясняйте людям, что наша проблема — это проблема общая для всей Европы. Если Украина потеряет свою независимость, весь континент это почувствует. Брюссель не должен оставлять нас одних. Нам нужна помощь Европы для прогресса нашей нации».

И исходя из этого очень разумного анализа, понятно, что Киев переживает мучительный политический момент. Правительству остается сделать один шаг, чтобы отменить украинский язык в качестве государственного и заменить его русским. Этот проект министра культуры Дмитрия Табачника — антиконституционен и антипатриотичен. И хотя он не был еще одобрен правительством, но уже дал свои плоды: в центральных книжных магазинах столицы практически невозможно найти географические карты, учебники по истории, литературе и политике на языке Тараса Шевченко, национального поэта. Все изменилось на протяжении нескольких месяцев. Теперь преобладает язык Пушкина.

Крепостью украинского самосознания остается Львов, гордая столица Галиции, колыбель культуры, языка и национальной гордости. 25 мая городской совет принял мудрое решение изменить термин «Великая Отечественная война», введенный русскими  и все еще действующий в стране, на термин «Вторая мировая война», сочтя его более подходящим для определения кровавого конфликта, который с 1939 по 1945 год бушевал в Европе. Львов пострадал не только от жестокости нацистов, но и от варварства коммунистов.

Львов — настоящее сердце страны, город принимает живое участие в политической жизни. В четверг, 27 мая среди граждан царил ажиотаж по случаю приезда президента Януковича для участия в конгрессе его партии, организованного в Политехническом университете. Уже давно глава государства должен быть приехать во Львов, но дважды в последний момент откладывал свой визит, опасаясь контакта с местным,  политически враждебным ему населением. Протест действиям политического большинства был выражен примерно тремястами демонстрантами, объединившимися под знаменами политических сил оппозиции Свобода и За Украину и Украинскую Республиканскую партию (УРП).

«Позор!», «Собери чемодан и отправляйся в Москву!», «Янукович — правитель Малой России» (в царские времена Украину именовали Малороссией) — под такими лозунгами выступали манифестанты, отделенные полицейским кордоном от сторонников Партии Регионов, которых было около ста человек. Даже погода выразила свое отношение к происходящему: прибытие основных политических деятелей - Сергея Тигипко, Ганны Герман и Владимира Литвина, спикера Рады, сторонника правительства, происходило под сильным дождем. Дождь еще более усилился, когда на роскошной президентской машине подъехал Янукович.

Обещания повысить пенсии жителям Галиции и приехать на торжественное открытие стадиона, на котором пройдет европейский чемпионат в 2012 году, не утихомирили протест. Пустым словам и футболу большинство жителей Львова предпочитают книги, культуру и  туристический бизнес, который местная администрация с успехом развивала в последние годы. «Мы боимся, что национальные интересы будут проданы, - заявил Мыкола Олексиевич, активист УРП. Украина — не Москва, а часть Европы».

В конце, разрешите мне немного отклониться от темы. Это необходимо сделать. Все что мною написано выражает  мое личное мнение. Все статьи подписаны моим именем. Одна из статей была переведена по-русски неточно и опубликована людьми, желающими дискредитировать проект Евроавтобуса, который имеет свой сайт и свою службу информации. Этот проект не имеет отношения к газете. «Симпатичные друзья», которые даже не подписались, не впервые занимаются подобными делишками. Они уже заполнили электронный почтовый ящик оскорблениями в связи с обращением к Риму признать голодомор геноцидом. К счастью, в Европейском Союзе существует свобода печати. Свободные журналисты наблюдают, регистрируют, общаются с населением и пишут. Они могут иметь свое собственное мнение, и никто не в праве фальсифицировать их статьи и подвергать их цензуре, тем более, что они подкреплены прямыми документами. Тот, кто этим занимается, прежде всего, человек бесчестный и безнравственный, его нельзя считать представителем украинцев, европейского народа, который не раз бился за свободу слова.

Тот, кто пытался и продолжает попытки дискредитировать достойные похвалы проекты по сближению Киева и Брюсселя, наносит оскорбление людям разных национальностей, которые честно работают с симпатией в сердце по отношению к Украине и считают свободу печати кардинальной ценностью своей жизни. Настоящая Украина — это все люди, городская и сельская администрация, друзья, которые тепло и с открытым сердцем принимали молодых европейцев, а вовсе не те, кто не привыкли, а следовательно, и не уважают свободное слово. Молодые европейцы ни в чем не испытывали неудобства за исключением отсутствия доступа к Интернету и неудобных туалетов.