Я сегодня почувствовала себя трижды Избранной… Сначала меня безропотно пустили за очередную ограду, установленную в радиусе двухсот метров возле дворца «Украина» по случаю приезда туда Виктора Януковича. Хотя иным солидным мужчинам в солидных костюмах милиция давала от ворот поворот.

Потом мне дали минуты три постоять на красной дорожке, которую постелили от самых дверей дворца метров на сто вниз по ступеням – по ней должен был пройти Сам.

А в третий раз для меня оказалось место в партере дворца «Украина», я сидела на расстоянии двух рядов от сынов отечества и отцов украинских реформ, судебной – Андрея Портнова, энергетической – Юрия Бойко, гуманитарной – Семиноженко. Волнуетесь ли вы так, как волновалась по этому поводу я? Не думаю. Ну, представьте, стою возле Дворца на красной дорожке, кругом милиция, народ такой по обе стороны улицы Красноармейской стоит отборненький, отсепарированный, спокойный, машет флагами Партии регионов. Где-то в каком-то далёке, ориентировочно возле Московского дома быта – ближе к улице Тельмана, были едва слышны протестные крики и видны флаги движения «За Украину». Как оказалось, это спецназ взял в кольцо митингующих, не дав, им даже развернуть флаги. Людей продержали в замкнутом кольце два с половиной часа, до приезда народных депутатов Украины. Людей не били. Пока.

Я прошла в фойе главного дворца страны… Подошла к Виталию Масолу, последнему премьер-министру УССР, который в свое время ушел в отставку, после студенческой голодовки (потом он еще раз был премьером при Кравчуке и Кучме). Виталий Андреевич, с которым я записывала не одно интервью, изо всех сил призывал меня порадоваться грядущему событию, посланию президента Януковича украинскому народу. «Мне нравится наш президент. Он настоящий, и выглядит как президент, а не как кто-то, который называл себя президентом. А Харьковские соглашения – это самое лучшее, что он сумел сделать. Потому что мы с Россией неделимы. У нас одна история, одна культура, мы связаны очень крепко, и всегда будем связаны, кто бы что ни говорил…» Кажется, я впервые через двадцать лет после голодовки зрело осознала, за что мы тогда в 1989 году снимали премьер-министра Масола.

Я вспомнила партийные съезды в клубе культуры Политеха, куда без помпы приезжал бывший президент. Но легко подавила в себе ностальжи, подумав, что сегодняшний (временный) триумф Януковича – это следствие руководства страной Ющенко.

Во дворце «Украина» было море людей. И каких людей… Знатные «регионалы»… Ринат Ахметов разговаривал с Ефимом Звягильским, судя по всему, о сделке на меткомбинате имени Ильича… От Ахметова то и дело слышались реплики: "Семенович" (бывшего главу завода зовут Владимир Семенович Бойко)… "контракт"… "нет средств"… Звягильский что-то шептал Ахметову и довольно улыбался…

В фойе, да и зале Дворца, собрался очень набожный народ. На руках отдельных нардепов из-под бриллиантовых запонок виднелись плетеные монастырские четки. Не удивлюсь, узнав, что под костюм бриони они тайно надевают власяницу – грубую одежду из козьей шерсти для аскетов. В зале, где-то на семнадцатом-восемнадцатом рядах были обозначены места для приглашенных. Заметив вице-премьер-министра Сергея Тигипко, поинтересовалась, доволен ли он первой сотней дней руководства своего президента. Сергей Леонидович сказал, что праздновать пока нечего, но тенденция обозначена хорошая.

Потому я периодически подходила то к одному, то к другому присутствующему с вопросом, что он считает главным достижением нового президента за минувшие сто дней и с чем лично он хочет поздравить Виктора Федоровича. Национал-большевик Борис Олийнык возмущенно промолчал в ответ, а стоявший рядом Юрий Богуцкий, который работал в свое время заместителем главы Секретариата президента Ющенко, строго сказал, что у них очень конфиденциальный разговор, а в спину я услышала вполне лестное: «Провокатор». Хотя чего возмущаться, если уж пришли и радуетесь событию, то умейте объяснить свою радость журналистам. Чего стесняться?
 
То же самое, но уже с улыбкой я услышала от Виктора Пилипишина, главы Шевченковской администрации Киева, оппозиционера Черновецкого: «Подумайте сами, я – чиновник. Есть у меня причина отказывать от приглашения послушать послание главы державы?»

Народ стал рассаживаться… «Какие люди! Какой радостный дождь меня ждет!» - восторженно восклицал министр юстиции Александр Лавринович, глядя, кажется, на министра топлива и энергетики Юрия Бойко. Не всем пожаловавшим в зале нашлось место. Какие-то мужчины в костюмах горевали, что не смогут послушать лидера в партере. Одному из них я посоветовала сесть на пустующее место, отведенное для бютовца Николая Томенко (на двух рядах места были именными, приклеивались бумажки с фамилиями).

– Вы думаете, что Томенко не придет? – с надеждой спросил меня какой-то «регионал», желающий усесться на козырное место в партере.

– Нет, Томенко всех президентов слушает по телевизору, - заверила я почитателя Виктора Федоровича.

…Первые десять минут послания Виктор Федорович потратил на критику своих предшественников, констатируя пять бездарно потерянных помаранчевой властью лет. Потом стал обещать реформы, перечисляя их основные направления. Предметно, о послании мы поговорим завтра. Но, если говорить об общем впечатлении от выступления, то оно неплохое. Виктор Федорович читал четко, сто процентов, тренировался. По сути, старался угодить всем. Бедным президент обещал помощь, но подчеркивал, что помощь будет только наименее обеспеченным гражданам, всем остальным давал понять, что пора поднимать тарифы. Говорил об угрожающем росте удельного веса пенсионных затрат в ВВП и о недопустимости политики проедания и перекрестного субсидирования. Такое вполне праволиберальное выступление младореформатора, но с обещанием не забыть бедных. Предпринимателям пообещал осенью новый Налоговый кодекс, и вовремя и не в ручном режиме возвращать НДС и сокращать госрегулирование. С одной стороны, радовался тому, что никто не будет переписывать историю, с другой – заявлял, что он – патриот и будет укреплять идентичность и развивать многокультурный диалог… С одной стороны, пообещал масштабную приватизацию, отдельно упомянув электроэнергетику и угольную сферу. С другой – сказал, что в госсобственности надо оставить объекты, которые «обеспечивают выполнение государством своих основных функций и национальную безопасность».

Я про себя подумала, что Виктор Федорович очень неплохо держался. Учитывая, что риторика его слабое место, он вполне даже бойко проскочил такие сложные словосочетания как «рыночный кентавр, воссоздание субъектов хозяйствования (?) и целостность круговорота капитала». Единственное, что он перепутал, это когда слово «доктринерство» прочитал, как «докторинерство»… Под доктринерством президент имел в виду риторику противостояния между Западом и Востоком. Янукович – прямо, как президент США Барак Обама (по мнению западного исследователя Марка Леонарда, Обама – первый президент США, который перестал мыслить категориями Восток – Запад, а стал мыслить категориями Юг – Север). Но президент Украины «продвинутее» Обамы, он не только перестал мыслить категориями Восток – Запад, он еще вернул стране нейтральный статус, оставил на 25 лет базу Черноморского флота и объявил стратегическим партнером и США, и Россию. Высокие отношения и высокая политика…Оценить по достоинству которую мне мешали в первую очередь толпы милиционеров на улице и группа митингующих оппозиционеров, взятых в стальное кольцо, среди которых были даже народные депутаты Украины.

Когда Янукович сказал, что олигархи и лоббисты будут стоять в «общей очереди», я стала вглядываться, как реагируют его ближайшие соратники. Министр топлива и энергетики Юрий Бойко вяло хлопал… Борис Колесников – тоже. Как отреагировал Хорошковский, не видела.

После выступления зазвучал духовный гимн Украины. И, признаться, я не поняла, что происходит. Я уже привыкла, что даже рядовые симпатики Партии регионов встают во время украинского гимна, а некоторые его даже поют. Но духовный гимн Украины тоже важен. Это хоть и несколько демонстративное мероприятие, но он все-таки содержит слова молитвы. И представьте, звучат слова: «Боже великий единый, нам Украину храни», а в это время раздаются бурные аплодисменты, буквально непрекрающиеся овации Виктору Федоровичу. Его реально вызывали на бис.

Виктор Федорович раскланялся, но выступать заново не стал. А они все хлопали и хлопали…

А я вспомнила, как недавно в райцентре Васильков кандидат в президенты Янукович закончил митинг и не зная, что сказать нежелающим расходиться горожанам, спросил свиту: почему эти дебилы не расходятся. Микрофоны еще не были выключены, и «дебилы» все услышали. В этот раз, смотря в радостное лицо Януковича, которого после полуторачасового выступления вызывали на бис его сторонники и которому уже очень хотелось уйти, я чувствовала острое сожаление, что микрофон, возле которого стоял президент, был выключен. Я догадываюсь, что бы залу пришлось услышать от главы державы, но я бы не обиделась на него за присутствующих.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.