Похоже, Международный республиканский институт (International Republican Institute, IRI) и Национальный Демократический институт (National Democratic Institute, NDI) забыли старый афоризм: «люди, живущие в стеклянном доме, не должны швыряться камнями».

В недавнем совместном заявлении два назначенных и финансируемых правительством США, но работающих независимо от него комитета назвали новый избирательный закон Украины «отходом» от демократии, утверждая, что он даёт преимущество уже занимающим выборный пост лицам перед новыми кандидатами и ставит существующие национальные партии над недавно созданными.

Заявление это, вне всякого сомнение, было сделано из самых благих побуждений, и некоторые замечания весьма ценны. Однако, просмотрев весь его текст, понимаешь, что американцу сложно не мерить украинскую систему выборов по своим меркам.

Например, предполагаемый крен в пользу давно существующих партий – о чём в этом плане говорит американская история?

С тех пор, как в 1860 году республиканская партия впервые пришла к власти в лице своего ставленника президента Авраама Линкольна, дуопольная система республиканцев-демократов фактически поделила между этими двумя партиями политический «рынок» США.

Между тем, наше законодательство ставит серьёзные препятствия на пути потенциальных сторонних партий. В большинстве американских штатов «две основные партии» автоматически получают право на голосование, тогда как другие партии и независимые кандидаты должны пройти через дорогостоящий и громоздкий процесс подачи соответствующего ходатайства. Если бы две коммерческие фирмы решились поделить между собой рынок таким образом, как это сделали республиканцы и демократы с доступом к баллотированию, их бы подвергли судебному преследованию за нарушение антитрестовского законодательства, а их руководство попало бы за решётку.  

В тяжелые для экономики времена представление о приятельском сговоре между двумя давно существующими американскими партиями питает циничное убеждение общественности в том, что реальных различий между ними нет вовсе. Хью Лонг (Huey Long), популистский сенатор-демократ и губернатор Луизианы, однажды сравнил американскую политическую жизнь с рестораном: «тут с одной стороны куча республиканских официантов, а с другой – демократических, но какая разница, кто из них принесёт вам заказ - законодательная «похлёбка» готовится на одной и той же уолстритовской кухне». Лонг  был убит выстрелом из ружья в 1935 году, когда баллотировался в президенты. 

Сейчас IRI и NDI выражают озабоченность тем, что украинское избирательное право способно подтолкнуть политическую жизнь на местах к тому, что мы иронически могли бы назвать «американской моделью», когда мелкие партии «выжимаются» основными, - и тут они, возможно, совершенно правы. Но Украина, видимо, очень далека от двухпартийной дуополии американского типа. Напротив, в стране, подобной Украине, где партии в значительной степени рассматриваются (возможно, излишне цинично) не более чем средство для достижения эгоистических честолюбивых целей и корыстных интересов, стабилизация двухпартийной системы может быть шагом в правильном направлении.
Не доходя до крайностей устоявшейся в американском правительстве традиции двухпартийной смычки в политической системе США, следовало бы отметить, что политическая жизнь большинства стабильных демократий в Европе, действительно, имеет тенденцию к доминированию небольшой горстки партий с хорошо известной, идеологически выдержанной политикой и программами. Если Украина делает шаг в этом направлении, может быть, это вовсе неплохо.
 
Наконец, самая давняя критика IRI и INI в адрес украинского избирательного права заключается в том, что оно предусматривает «мажоритарную систему голосования для большинства, означающую, что выигрывает кандидат, получивший относительное большинство голосов, даже если их процент от общего числа голосов невелик». Прежде всего, требование закона, чтобы кандидатов в мэры выдвигали муниципальные организации политических партий, не допускающее самовыдвижения на этот пост, вероятно, сократит число кандидатов на каждых конкретных выборах. Как следствие, повышается вероятность того, что кандидат, получивший относительное большинство, будет иметь существенную долю голосов и в абсолютном выражении.

Но, опять-таки, давайте взглянем на Соединённые Штаты, где система проведения последнего тура выборов с участием двух ведущих кандидатов – вещь практически неизвестная при выборах в правительство на любом уровне; тут выборы проводятся по правилу,  что выигрывает кандидат, набравший относительное большинство голосов. (Единственное значительное исключение – так называемый «предвыборный партийный плебисцит», опять же, в Луизиане, где борьба идёт одновременно между множеством республиканских и демократических кандидатов, среди который изредка затёсывается кандидат от третьей партии; если ни один из них не набирает 50% голосов, проводится второй тур выборов, в котором участвуют два кандидата, набравшие больше всего голосов. Да, в этом случае второй тур, конечно, имеет место – но нередко борьбы на нём идёт между двумя демократами!). Короче говоря, украинским законникам предстоит самим решать, хороша или нет система выборов со вторым туром, в котором участвуют два основных кандидата; но сильно оглядываться при этом на опыт США не стоит.

Нет ничего удивительного, что за 19 лет, прошедших с тех пор, как Украина превратилась в независимое государство, она переживала подъёмы и спады, и разные зигзаги, экспериментируя с «моделями» выборной системы, заимствованными у других стран, в том числе и у Соединённых Штатов Америки. Но при оценке американского примера разумно было бы судить об американской модели не столько по словам самих американцев, сколько по тому, как эта модель функционирует в реальных условиях.

Верховная Рада сделала важный шаг в формировании структуры местной политической жизни Украины. Давайте посмотрим, как он будет работать, прежде чем начать швырять камни.

Джеймс Джордж Джатрас, заместитель директора Американского института на Украине. Много лет был политическим аналитиком лидеров республиканской фракции в сенате США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.