Четкий отказ от членства в НАТО и вместе с тем несокрушимая воля к членству в Евросоюзе. Украина в дальнейшем балансирует на перекрестке вперед между Западом и Востоком. Утверждение американского госсекретаря Хиллари Клинтон во время ее визита в Украину о том, что нельзя  заставлять Украину выбирать между Россией и Западом, не является ошибочным. Но только относительно слова "заставлять". От Украины все еще ожидают решения, но она должна сделать выбор самостоятельно.
   
Зона надзора


Альтернативы понятные: с одной стороны, зона свободной торговли с ЕС - наибольшим рынком мира с совокупным населением 500 млн человек и с ВВП $18,4 трлн (для сравнения: в 2009 году население США составляло приблизительно 300 млн человек, а ВВП - $14,3 трлн). Фактически это предпосылка вхождения в ЕС. С другой стороны, членство в слабом Евразийском экономическом сообществе (ЕВРАЗЭС), где доминирует Россия. Языком спорта - это выбор между участием в Лиге чемпионов и вице-чемпионством в третьем футбольном дивизионе. Как еще можно назвать таможенный и в будущем экономический союз, члены-основатели которого не могут согласовать тарифы даже на основные товарные группы? Для Украины членство в ЕВРАЗЭС будет означать откат назад, в глухой угол. Члены этого союза неконкурентоспособны на мировой арене. Наиболее крупный из них - Россия - определяет политические параметры, но более слабые члены не становятся от этого более сильными.

Соглашение о Таможенном союзе, которое подписали Россия, Беларусь и Казахстан в  ноябре 2009-го, должно было вступить в силу частично 1 января в этом году, а полностью - 1 июля. К 2012-му его участники планировали создать общий рынок. На самом же деле Таможенный союз вступил в силу лишь 6 июля, так как Беларусь не ратифицировала соглашение о его создании. Причиной этой задержки был газовый конфликт России и Беларуси. Между странами все еще остаются серьезные расхождения относительно тарифов на нефть, нефтепродукты и поддержанные автомобили. Поэтому Таможенный союз фактически существует только на бумаге, и его лучше назвать зоной таможенного надзора. Это точнее охарактеризует роль России.

Похоже, что Украина это понимает, так как Москва годами призывала Киев к участию в союзе, но до сих пор безуспешно. В конце июня украинский вице-премьер Сергей Тигипко объяснил на 14-м инвестиционном саммите в Москве, что Россия и Украина возвратятся к переговорам о Таможенном союзе, только когда Россия станет членом ВТО, а Украина успешно заключит соглашение о свободной торговле с ЕС. Но в этом случае дальнейшие переговоры относительно членства в ЕВРАЗЭС Украине нужны как пятое колесо в телеге. По своей форме и содержанию зону свободной торговли не сравнить с Таможенным союзом, так как в последнем случае речь идет о делегировании части суверенитета. Одновременно находиться в Таможенном союзе с Россией и иметь соглашение о свободной торговле с ЕС невозможно. Поэтому Украина должна избрать одно из двух.

Фальшивый оптимизм


Не все ведущие украинские политики с этим согласны. 17 июня глава Верховной Рады Владимир Литвин во время визита в Германию ответил на вопрос журналистов об альтернативе между Европой и Россией. Литвин не согласился, что между ними есть какой-либо антагонизм, и подчеркнул, что "без Украины Европа является незавершенной. Она должна быть частью ЕС".

Замечательный образец самоуверенности продемонстрировал в июне также премьер-министр Николай Азаров во время пресс-конференции в Люксембурге. Говоря о переговорах относительно зоны свободной торговли, он заявил: "В некоторых пунктах пойдем на уступки мы, в некоторых других - ЕС". О неизменности курса на Европу заявлял во время своих первого и второго визитов в Брюссель и президент Янукович.
Вопреки всему оптимизму украинских политиков, европейско-украинские отношения и переговоры относительно зоны свободной торговли имеют продолжительную и переменчивую историю. Помощь Украине со стороны ЕС началась с инструмента европейского соседства и партнерства, который был направлен на поддержку реформ в Украине в пределах подписанного в апреле 1998 года Соглашения о партнерстве и сотрудничестве и Плана действий Украина - ЕС (2005 год). Национальная индикативная программа на 2007-2010 года определила три приоритетных сферы поддержки: развитие качественного правления, регуляторная реформа и развитие административных учреждений, развитие инфраструктуры.

Сообщество ценностей

Итак, упомянутые выше политики, наверное, забыли, что ЕС - это не только экономический союз, а также и сообщество ценностей. Как в любом клубе, в ЕС есть правила, которые потенциальные члены могут принять или нет. Но тогда они не могут вступить в него. Речь идет не только об основных принципах общего рынка - свободное движение товаров, людей и капиталов. До сих пор ЕС принимал только свободное движение украинского капитала в Лондон, Люксембург или Кипр. А вот к свободному движению людей и товаров отношение в Европе было менее радушным. Украина вместе с тем отменила для европейцев визовый режим, а со вступлением в ВТО в мае 2008 года открыла свои рынки для импорта из ЕС. Речь идет о том объеме европейского законодательства (так называемый acquіs communautaіre), который должны имплементировать все члены, включительно с ассоциированными. К этим нормам, конечно, принадлежат и такие базовые принципы, как свобода СМИ.

Именно по этой причине переговоры между Киевом и Брюсселем длятся с февраля 2008-го. Украинское правительство, со своей стороны, приняло 19 мая этого года резолюцию о приоритетных мероприятиях интеграции Украины в ЕС на 2010 год. В ней  идет речь о приоритетных действиях в поддержку процессов политической ассоциации и экономической интеграции. Обе стороны также согласились проводить постоянные встречи во второй половине года, чтобы оказывать содействие развитию двустороннего сотрудничества. Повестка дня взаимодействия Украины и ЕС теперь имеет целью  подготовку и имплементацию соглашения об ассоциации. После принятия Повестки дня в  ноябре 2009-го был создан общий комитет руководителей. Во время его первой встречи в феврале 2010-го был составлен перечень из 78 приоритетов на 2010 год.
Однако сейчас реализованы только 11 из них, и в этом заключается настоящая дилемма. Какая польза от всех настоящих соглашений и договоров, если на практике переговоры происходят в совсем другом русле? Документы остаются печальной теорией. И все же в перспективе альтернативы этому пути нет - ни для политиков, ни для большого бизнеса.

Украинская непоследовательность

Политика и большой бизнес находятся в Украине в одной лодке, а это означает, что именно предприниматели держат руль. В Западной Европе Верховную Раду Украины называют клубом миллиардеров, поскольку депутаты отстаивают интересы больших компаний. В 2007 году 399 из 450 парламентариев проголосовали за начало переговоров о новом соглашении с ЕС, но с того времени все политические лагеря начали маневрировать между Брюсселем и Москвой. В  апреле 2009-го правительство Тимошенко поддержало несколько тарифов на импорт, которые противоречили членству в ВТО и были упразднены лишь по настоянию ЕС. Бывший президент Ющенко в 2006-м ветировал новый закон об акционерных обществах, который отвечал европейским и международным стандартам. Двойственным является и поведение Партии регионов. Только Коммунистическая партия, которая теперь принадлежит к властной коалиции, последовательно выступает против любых соглашений с ЕС.

Почему же поведение политических сил является столь непоследовательным? Цена согласования украинского законодательства с европейским огромна. Главной проблемой является то, что такие затраты может оправдать только четкая перспектива членства. И это главный недосмотр ЕС вместе с нежеланием достигнуть компромисса относительно сельского хозяйства и пищевой промышленности, которые обеспечивают свыше 10% украинского ВВП и больше чем 20% рабочих мест. В дополнение к  таможенному европейскому агропротекционизму имеются еще и высокие гигиенические и санитарные стандарты, особенно для мясных и молочных продуктов. Это означает, что для того лишь бы выйти на европейский рынок, нужны большие инвестиции, посему украинским компаниям, как правило, выгоднее экспортировать в Россию. Российское население, как и украинское, похоже, устойчивее к низким гигиеническим стандартам.

Позиция крупных корпораций тоже является двойственной. Наиболее позитивно к евроинтеграции относятся экспортоориентированные предприятия металлургии и тяжелой промышленности. Сергей Тарута и Ринат Ахметов публично поддерживали членство в ВТО. В апреле 2009 года директор по международным связям и отношениям с инвесторами SCM Джок Мендоза-Вилсон заявил на круглом столе, посвященном соглашению о свободной торговле между Украиной и ЕС, что важной задачей является приближение украинской регуляторной базы (включительно с законодательством и стандартами) к европейской. "Мы - бизнес и правительство - должны строить структуры, которые были бы способны имплементировать эти изменения в регулировании и законодательстве. Зона свободной торговли является настоящей возможностью наладить глубокие и продолжительные связи с крупнейшим и богатейшим рынком мира", - сказал он, и здесь ничего добавить.

За последние десять лет перед финансовым кризисом доля украинского экспорта в ЕС выросла с 20% до почти 30%. Но промышленные магнаты заинтересованы не только в экспорте, им нужны и заграничные кредиторы, они хотят провести ІРО (первичное публичное размещение акций) на иностранных биржах. А это означает больше прозрачности в вопросах собственности и защиты миноритарных акционеров.
Но... В 2008 году в интервью "Украинской правде" Игорь Коломойский на вопрос о том,  откроете ли вы структуру собственности группы "Приват" согласно  новому европейскому закону об акционерных обществах, ответил: "Прозрачность - это меньше прибылей". Другие магнаты тоже не одобряют четко соглашения о свободной торговле, особенно в тех областях, где можно ожидать дальнейшего роста конкуренции. Это, например, автомобильная и фармацевтическая промышленность, которая (после газовой промышленности и энергетики) получают больше всего государственной помощи и налоговых льгот. Существует в Украине также немало неэффективных сельскохозяйственных предприятий и машиностроительных заводов, которые будут иметь проблемы с европейской грантовой политикой.

Итак, даже в одной бизнесе-группе, которая имеет инвестиции в разных секторах экономики и заинтересована вместе с тем в государственной помощи и увеличении экспорта в ЕС, часто бывает конфликт интересов. Компромиссом может стать, во-первых, выборочная имплементация acquіs communau-taіre, а во-вторых, более продолжительный переходный период. Большая приватизация может помочь изменить отношение к европейскому законодательству. Те, кто получил кусок пирога, более всего заинтересованы в том, чтобы его сохранить. А это возможно только в случае применения европейских, а не российских законов. О правовой защите собственности в России своим украинским коллегам много интересного могут рассказать российские олигархи.

Потеря привилегий


Чтобы воплотить в жизнь переходное законодательство, в нем должна быть заинтересована бюрократия, которая, однако, относится к нему, мягко говоря, сдержанно. Там, где речь идет о потерях привилегий, неизбежно будет оппозиция. Например, в области технической стандартизации и потребления эксклюзивные права имеет Госстандарт Украины. Вместе с тем законодательство ЕС сегментирует ответственность за эту сферу между несколькими государственными учреждениями и частными организациями. Официально - чтобы предупредить конфликт интересов, а неофициально - во избежание коррупции. Как удостоверил опрос Международной финансовой корпорации (составляющая Мирового банка), в 2007 году 72% опрошенных компаний в Украине использовали "неформальные методы", во избежание продолжительных проверок Госстандартом.

Но есть еще одна группа интересов - украинские граждане. В средней перспективе именно они в самом деле выиграют от соглашения о свободной торговле, а со временем - и от членства в ЕС. До сих пор все новые члены: от Испании и Португалии к Греции и странам Балтии - ощущали значительный рост благосостояния. Именно это касается и русских меньшинств в этих странах. Украинские граждане тоже это ощутят. Поэтому альтернативой членства Украины в ЕС является не Россия, а голосование ногами. Много украинцев уже покинули свою страну в последние годы, а соглашение об ассоциации, которая будет включать и зону свободной торговли, и снижение визовых требований, но без перспективы членства в ЕС, поднимет еще большую волну эмиграции.
Основным отличием ЕС от ЕВРАЗЭС является то, что Евросоюз - это не только экономический союз, а и сообщество ценностей. А чтобы стать более сильным, надо искать сильных, а не слабых партнеров.

Перевод: Антон Ефремов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.