В Европе происходит потенциально переломный геополитический сдвиг. Очертания общеевропейского дома, возможность создания которого ускользала от континента в течение всего периода после падения Берлинской войны, становятся видны вновь.

Это результат усилий не брюссельской технократии, а суверенных государств общей Европы, и не в последнюю очередь Украины, чье принятие в апреле внеблокового статуса в существенной степени способствовало такому развитию событий.

В то время автор отмечал на страницах газеты Kyiv Post, что отказ Украины от НАТО позволит проложить дорогу для «нового европейского сближения с участием Берлина, Парижа, Киева и Москвы - зарождающегося согласия основных держав, к которому все еще может присоединиться Варшава».

Рассмотрим, что произошло впоследствии:

Президент Франции Саркози встретился недавно с канцлером Германии Меркель и президентом России Медведевым, чтобы обсудить создание единой зоны европейской безопасности и экономического сотрудничества, которая заменит собой (хотя и не приведет к исчезновению) НАТО.

Это стало событием фундаментального политического значения, поскольку оно представляло собой официальное признание Европой призывов России к созданию новой  континентальной (а по сути евразийской) архитектуры безопасности.

Канцлер Меркель призвала к созданию совместного механизма с участием России и ЕС для координации в сфере политики безопасности и достижения политического урегулирования по таким проблемам как конфликт в Приднестровье.

Саркози не жалел слов: «Мы живем в новом мире, мире дружбы между Россией и Европой».

Это дружба основана не только на сентиментальных чувствах. С точки зрения Германии, восточная политика никогда не выглядела более привлекательной или более потенциально выгодной:

Германия импортирует энергоносители из России, которая затем использует полученные средства для приобретения немецких капиталоемких товаров и ноу-хау для обновления своей обветшавшей инфраструктуры.

К тому же, Германия страдает от острого дефицита трудовых ресурсов, который она не желает устранять за счет наращивания иммиграции; а в России, несмотря на демографический кризис, сохраняется избыточное предложение трудовых ресурсов по сравнению с размером ее экономики. Таким образом, немецкая промышленность получает доступ к свободной квалифицированной и неквалифицированной рабочей силе за счет прямых инвестиций в Россию, что, в свою очередь, позволяет России снизить уровень безработицы, повысить производительность труда и расширить налоговую базу.

В июле немецкий инженерно-технический гигант Siemens подписал сделку стоимостью в несколько миллиардов евро по обновлению инфраструктуры железнодорожного транспорта России до 2024 года. И это только верхушка айсберга.

Это брак, заключенный на небесах, пресловутая беспроигрышная сделка колоссального масштаба, обреченная на долгое будущее и определяющая динамику процессов, которые в равной степени затрагивают и Украину.

Сейчас на сцену выходит Польша. По мнению издания Eurasia Intelligence Report, публикуемого парижским аналитическим центром IRIS, с подписанием большого долгосрочного газового соглашения в Варшаве и множеством контактов на высоком уровне российско-польские отношения «набирают темп». В первой половине 2010 года объем двусторонней торговли подскочил на 50% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Новые отношения будут служить в качестве баланса для глубоких и взаимовыгодных связей Польши с Германией.

Новое общеевропейское согласие также имеет духовное измерение. Летом прошлого года делегация высокопоставленных иерархов Русской православной церкви посетила Варшаву для встреч с представителями польской католической церкви. Ответный визит ожидается в ближайшем будущем.

Цель состоит в том, чтобы выработать декларацию о сотрудничестве между двумя церквями, придав импульс достижению цели, поставленной Папой Бенедиктом XVI, о солидарности католической и православной церквей (которую не следует путать с унификацией или единством). Он видит сближение церквей в качестве жизненно важного фактора для морального, культурного и демографического возрождения Европы перед лицом постмодернистского отчаяния и исламского наступления.

Украина должна действовать по двум направлениям – то, что Шарль де Голль называл l'Europe des technocrates (Европа технократов) и l'Europe des patries (Европа наций, вечная Европа):

Что касается ЕС, то Киев и Брюссель движутся в направлении создания зоны свободной торговли (в дополнение к недавнему присоединению Украины к Европейскому энергетическому сообществу) и безвизовому режиму. Эти меры обещают ощутимые выгоды для украинцев.

Являясь частью l'Europe des patries по праву рождения, Украина уже послужила катализатором для исцеления Европы от трагического и изнурительного раскола по линии восток и запад. Чтобы не останавливаться на достигнутом, Украине следует:

• Работать со своими европейскими партнерами с целью формирования такой архитектуры безопасности, которая, подобно Хельсинкским соглашениям 1975 года, обеспечит соблюдение принципа неприкосновенности национальных границ и уважения территориальной целостности.

• Обеспечить стабильный и экономически эффективный режим газового транзита между Россией и Европой;

• Укреплять демократию, гражданские свободы и верховенство закона не для того, чтобы успокоить Брюссель (а, следовательно, Вашингтон), а в интересах формирования эффективной системы управления и внутренней модернизации.

Формирование единой процветающей Европы, находящейся в мире с самой собой и внешним миром, имеет важное значение для достижения Украиной ее основной цели - внутренней модернизации.

Энтони Т. Салвия, исполнительный директор киевского Американского Института в Украине. Ранее являлся сотрудником Госдепартамента США в годы администрации президента Рональда Рейгана, а также Радио Свободная Европа / Радио Свобода в Мюнхене и Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.