Очевидно, два дня оказались достаточным сроком для руководства Партии регионов, чтобы понять: понятия «частичное вето» не существует, и это самое вето можно не преодолевать, а учитывать, для чего им будет достаточно 226 голосов.

Поэтому с самого утра Рада жила лишь в ожидании рассмотрения предложений Януковича к Налоговому кодексу, который был возвращен им в парламент. Ближе к обеду регионалы решили обезопаситься и гарантировать наличие 226 карточек на случай рассмотрения кодекса уже на вечернем заседании. Те внефракционные, которые свои карточки предпочитают держать при себе, получили звонки из секретариата большинства с требованием в 16.00 непременно прибыть в Раду.

Однако уверенности, что многострадальный документ все же будет рассмотрен сегодня, не было даже у регионалов: лидер фракции ПР Александр Ефремов заявил, что все зависит от скорости работы профильного парламентского комитета, в который предложения Януковича поступили аккурат к двум часам дня. В то же время, один из депутатов-коммунистов рассказывал в кулуарах, что все телодвижения вокруг кодекса делаются лишь для отвода глаз – а какой будет его дальнейшая судьба, на Банковой до сих пор не определились…

Тем не менее, налоговый комитет «задание партии и правительства» выполнил, почти уложившись в срок – последняя часть саги о кодексе началась в четверть пятого. Отдуваться перед депутатами за весь творческий коллектив кодекса пришла замглавы АП Ирина Акимова.

Свое выступление она начала с заверений в преданности Президента Виктора Януковича демократическим идеалам. «Президент выступил как принципиальный государственник», - иногда казалось, что речь Акимовой написала ее коллега по АП Анна Герман. В нескольких пунктах Акимова расписала недостатки принятого кодекса и то, как Президент предлагает их исправить.

По сути, большинство предложений Януковича касались лишь изъятия из текста кодекса отдельных его норм и просто оставляли все как есть. В частности, неизменным остался порядок действия упрощенной системы налогообложения, сняты нормы о расширении полномочий налоговой без соответствующих решений судов, как и сейчас, именно налоговая должна доказывать виновность плательщика, а не наоборот и т.д. «Кодекс не решает проблемы, он создает условия для новых проблем», - в этой фразе уместилась вся суть десятиминутного вступления Акимовой.

Тем не менее, о том, чтобы отклонить кодекс вообще, естественно, не шло и речи. Вместо этого депутаты-регионалы или благодарили Акимову за «емкое выступление», или рассыпались в комплиментах гаранту за то, что он «прислушался к внесенным предложениям», или обвиняли владельцев киосков, которые «пьют виски, а своих людей выбрасывают мерзнуть на Майдан».

Претензии оппозиции к кодексу предельно емко выразил нунсовец Александр Бондар. Он задал Акимовой два вопроса: зачем было доводить ситуацию до вето, и кто понесет за это ответственность? Акимова ответила явно домашней заготовкой: дескать, почему дискуссии в парламенте не дали разумного результата, к которому Янукович призывал еще летом?.. Ее вопрос прозвучал риторически, однако в зале присутствовал человек, который должен был бы на него ответить: депутат-«сигнальщик» Михаил Чечетов. Ведь именно по взмаху его руки все «дискуссии» в парламенте приносили не «разумный результат», а тот, который был написан у него в тетрадке. Хотя стоит сказать, что плюсы и минусы напротив всех поправок Чечетов расставляет не сам, а согласно решениям АП, в которой трудится та же Акимова. В итоге круг замыкается, и, как заявил сегодня Владимир Литвин, «ответственность несем мы все».

Поэтому обсуждения предложений Президента фактически не было даже сегодня: сперва Рада 268 голосами приняла новую редакцию кодекса, а через полчаса – изменения в законодательные акты в связи с принятием кодекса уже 272 голосами.

Поддержка измененного кодекса восемью депутатами-бютовцами (вернее, их карточками) наконец-то переполнила чашу терпения руководства «бело-сердечной» фракции. Васадзе, Буряку, Баграеву и компании простили даже поддержку продления полномочий Рады на полтора года, но сейчас сразу же после голосования бютовцы собрались всей фракцией прямо в сессионном зале и изгнали предателей из своих рядов. «Решение окончательное и обжалованию не подлежит», - пошутил по этому поводу Литвин, явно довольный тем, что в самой крупной оппозиционной фракции осталось всего 113 депутатов.

По сути, интрига на этом была исчерпана, и нардепы начали помалу покидать здание под куполом. Да и предприниматели на Майдане, мимо которого корреспондент «Главреда» проходил через час после принятия кодекса, говорили друг другу: «Все, пора уезжать, война окончена». Но кто ее выиграл, а кто проиграл – вопрос открытый.