Больше месяца назад министр образования Дмитрий Табачник в эфире телеканала «Интер» сказал, что министерство отзывает свое письмо о рекомендации «Истории украинского права» (Киев, Грамота, 2010) в качестве учебного пособия для ВУЗов, поскольку «там есть несколько вещей, которые вызывают страх у любого нормального человека». То есть он признал, что министерство допустило ошибку, предоставив гриф учебного пособия. Почему же так поздно был проанализирован текст учебного пособия, ведь тогдашнее Министерство образования и науки предоставило гриф еще в июне 2010 года?

Мы разные с древних времен

Материал «о русофобии в Киевском университете» распространило российское агентство REGNUM, созданное работником, который в администрации президента Владимира Путина с 2005 года занимался координацией борьбы с развитием «цветных» революций в странах СНГ. Именно оно сообщило, что, по информации «наших коллег из Украины», в учебном пособии содержится «русофобия», и что декан юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко намерен не ограничиваться только «разжиганием межнациональной розни. В ближайших планах у пещерного националиста стоит разжигание и межрелигиозной розни ».

Агентство REGNUM отмечает, что «для основного удара киевские русофобы-фальсификаторы от юридической науки выбрали научную теорию единой древнерусской народности, которая выдержала свой экзамен уже на протяжении нескольких веков».

Известно, что так называемая научная теория единой древнерусской народности была придумана для оправдания поглощения Украины имперской Россией. В Киевской Руси не существовало некой «древнерусской народности» так же, как не существовало западноевропейской народности» в империи Карла Великого. И в империю Карла Великого, и в Киевскую Русь входило большое количество племен и народностей, которые общались на разных языках, имели разные традиции, обряды, обычаи, культуру и т.д. На это обращает внимание еще летописец Нестор, который указывал, что все они «имяху потому обычаи свои, и закон отец Своих и преданья, каждо свой нрав».

Еще в конце XVIII - начале XIX веков украинские исследователи отмечали, что между украинцами и их близкими соседями с древности существовала большая разница. В частности, научный подход относительно этногенеза украинцев совершил Афанасий Шафонский, который в работе «Черниговского наместничества топографическое описание» (1786) отмечал, что корни украинства кроются в скифских племенах, и такое утверждение перекликается с данными современной археологической науки. В анонимной «Истории Русов», написанной в конце XVIII - начале XIX веков, а позднее напечатанной под авторством Григория Конисского, этногенез украинцев выводился от сарматских племен. Яков Маркевич в «Записках о Малороссии, ее жителях и произведениях» (1798) прямо указывал, что украинцы отличались от своих ближайших соседей антропологически, особым характером, материальной культурой, бытом, обычаями, обрядами, верованиями и языком. В научном исследовании Могильницкого «Ведомости о руском языке» (1829) отмечалось, что никакого древнерусского языка «единой древнерусской народности» в период Киевской Руси не существовало. Слов, общих для восточно-славянских диалектов, - отмечалось на IX международном съезде славистов, проходившем в Киеве в 1983 году, - было лишь 6,8%, тогда как в диалектах южных славян их насчитывалось 11,2 %.

Так называемый церковнославянский язык был искусственно создан апостолом Павлом (так в тексте! – прим. Ред.) на основе староболгарского языка для распространения Византией христианства среди славянских народов. Она стала в Киевской Руси официальным языком, которым пользовалась верхушка общества скандинавского происхождения (варяги) и церковники, которые были греческого и болгарского этнического происхождения (Митрополит Евгений Болховитинов. Избранные произведения по истории Киева). Церковнославянский язык стал также книжно-литературным языком, рядом с которым существовал и украинский язык.

На особенностях украинцев акцентировал внимание всемирно известный ученый, академик Владимир Вернадский. Он отмечал, что «национальное сознание украинцев развилось на почве этнографических отличий, особенностей психики, культурных тяготений и наслоений, связывающих Украину с Западной Европой, и исторически обусловленного строя народной жизни, проникнутого духом демократизма».

Украинский, русский и белорусский этносы, народности и народы формировались и развивались в разных пространственно-временных измерениях, хотя на протяжении определенного периода и входили в состав Киевской Руси.

Российская элита загрязняла язык нецензурщиной

Агентство REGNUM считает, что утверждение из учебного пособия о том, что «русский язык формировался в тесной связи с языками финно-угорских народов» и «в отличие от литературного языка, он довольно скуден и недостаток лексикона компенсируется нецензурной лексикой», является «грубым и оскорбительным высказыванием в адрес русского народа и русского языка».

В учебном пособии лишь констатировано состояние языка, который зафиксирован даже в юридических документах. В частности в «Повести временных лет» летописец Нестор отмечает, что предки русских - радимичи, кривичи, вятичи нецензурно выражались в присутствии родителей и женщин: «срамословье в них пред отьцы и пред снохами». На протяжении последующих веков российская элита загрязняла язык нецензурными словами, а сегодня - еще и жаргонами криминалитета. Этим она унижает и оскорбляет русский народ и русский язык.

До XIX века в русском языке не было юридических понятий и терминов. Они, как правило, заимствовались из немецкого и шведского языков. Не было и национальной юридической науки, а «первые примитивные учебники права» имели компилятивный характер и были напечатаны в последнее десятилетие XVIII (Э. Аннерс. История европейского права). Лишь после того, как ученые из Украины перевели на русский язык труды с древнегреческого и латинского языков, в российской юридической науке сформировались современные понятия и термины. Даже сегодня древнегреческие имена и отдельные слова начинаются с украинского «е», а не русского «э»: Эврипид, Эвмей, Эвпатридов т.д. Белинский возмущался, что россиянам для того, чтобы знать, когда следует в словах писать короткое «и» и длинные «и», необходимо изучить «Малороссийский язык».

Языковая культура определяет правовую культуру народа, а слова - суть и понимание права, его совершенство и зрелость. Когда же все правопонимание передается лишь словами на букву «х» и «б», то в народе происходит нигилистическое отношение к нормам права и закона.

Применение только закона присуще деспотическим режимам

Вывод, сделанный в учебном пособии о том, что «в Московском государстве отсутствовало право», агентству REGNUM кажется «агрессивно-русофобским». Это свидетельствует о том, что «украинские коллеги» агентства недостаточно компетентны относительно объекта критики. Ведь в широком смысле источником (формой) права, кроме закона, являются обычаи, традиции, обряды, морально-этические нормы, справедливость, доброта, честность и т.д. В Украине они применялись до конца XVIII века в форме обычного, а затем общего права, справедливости, судебного прецедента и закона. А в Московском государстве, а затем и в Российской империи применялся только закон. Судебники 1497 года и 1550 года, Соборное Уложение 1649 года, Свод законов Российской империи 1835 запрещали применять нормы обычного права.

Применение только закона было присуще деспотическим режимам, а в ХХ веке - фашистским и коммунистическим, а сегодня - авторитарным режимам некоторых стран, возникших на постсоветском пространстве.

Украинское право выработало нормы, которые характеризовались четкостью и ясностью понятий для всей общественности. Если, например, в российском праве под преступлением понималась некое «лихое дело» (Судебник 1497 года), а затем - «нарушение царской воли» (Соборное Уложение 1649 года), то в украинском праве преступление - «Божий грех». Именно поэтому наказание в украинском уголовном праве по сравнению с наказанием в российском праве отличалось мягкостью и гуманностью, в его нормах не было прямолинейности, жестокости и неотвратимости его применения. Именно поэтому в учебном пособии сделан вывод, что «человеческая жизнь в Украине ценилась на несколько порядков выше, чем в Российской империи». В украинском уголовном праве почти до конца XVIII века существовал даже институт условного наказания, который в демократических странах Европы возник и был юридически закреплен лишь в ХХ веке.

Жена в украинской семье имела больше прав, чем муж

Агентство REGNUM возмутил тот факт, что в учебном пособии оспорено утверждение, что в Киевской Руси жена находилась в зависимости от мужа, а тогдашняя семья принадлежала к так называемому «деспотическому типу», и указано, что такие отношения и тип семьи были характерными только для северо-восточной (московской) части Киевской Руси. Отношения между супругами в Украине строились на принципах равенства, духовности, гуманизма и справедливости. Жена в гражданско-правовом отношении пользовалась даже более широкими правами, чем муж, она не была специальным субъектом преступления, как это наблюдалось в российском праве. Деспотический тип семьи был закреплен лишь в российском праве. Украинским «коллегам агентства» достаточно было лишь заглянуть в учебное пособие по истории права для учащихся средней школы 9-11 классов РФ, чтобы убедиться в этом (Ильин, Морозова. Из истории права. СПБ, 1996).

Ведерко «националистических истин» агентство REGNUM видит в утверждении, которое содержится в «Истории украинского права», о том, что «демократический режим в украинском государстве и режим деспотии в Московии нельзя было объединить, они были несовместимы», и что «политический режим и социально-экономическое положение в Московском государстве в корне отличаются и были враждебными украинской действительности».

В украинском праве с конца XV века, когда возникла Запорожская Сечь, практически был закреплен принцип разделения власти на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную. Все они формировались путем выборности. А принцип народовластия в политической системе Украины достиг своего апогея после национально-освободительной войны и социальной революции середины ХVII в. В Западной Европе принцип разделения властей был лишь теоретически обоснован в ХVIII веке в работе Монтескье «Дух законов», а его реализация завершилась в ХХ веке.

С середины ХVIII века, когда возникла Украинское государство - Гетманщина, существовала демократическая республика, а в Московском государстве укреплялся режим деспотической монархии. Если в Украине все слои населения были свободными и равными перед законом, могли свободно выбирать место жительства и род занятий, то в Московском царстве, согласно нормам Соборного Уложения 1649 года крестьяне перешли в состояние рабов, которых можно было продавать, обменивать на животных, проигрывать в карты. Мещане были закрепощены, т.е. прикреплены к посадам (городам) и не имели права свободно менять место жительства. Указанное не является ведерком «националистических истин», а объективной исторической реальностью. В 1783 году указом Екатерины II украинские крестьяне были закрепощены и так же, как и русские крестьяне, перешли в состояние рабов.

Можно все указанное назвать «русофобией»?

Перевод: Антон Ефремов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.