В 2003-м году по скандальным пленкам майора Мельниченко чуть было не поставили спектакль. Спустя восемь лет украинские режиссеры все еще не против инсценировки записей из-под дивана. 

Опубликованные более десяти лет назад аудиозаписи, якобы тайно сделанные майором президентской охраны, стали на Украине причиной одного из самых громких политических скандалов. Масштаб действа был столь неслыханным, что появились даже разговоры об инсценировке пленок майора. В феврале 2003 года с таким предложением выступил Иван Драч. «Я даже уже предложил Богдану Сильвестровичу Ступке, – рассказывал тогда поэт и парламентарий. – Говорю, ты уже столько ролей играл: Чингисхана, Хмельницкого, Мазепу. Тебе еще нужно сыграть президента Кучму. Давай, я берусь за текст – это нужно будет разрешение просить у того майора Мельниченко – и сделаем такой интересный спектакль».

С тех пор прошло уже более восьми лет, но Ступка так и не стал Кучмой, зато успел побывать Бульбой. Между тем, открытие Генпрокуратурой дела против Леонида Кучмы реанимировало интерес общества к злосчастным пленкам. Может, и правда пора доставать уже пропахшую нафталином идею со спектаклем?

«Эта тема не имеет будущего, – убежден театральный режиссер и продюсер, экс-директор Одесского оперного театра Сергей Проскурня. – Будущее имеет фигура Гии Гонгадзе, моего друга, об утрате которого я никогда не перестану грустить. А все, что происходило тогда вокруг Гии, – это уже исчезающая сегодня политическая натура. Я не вижу тут никаких поводов для серьезного театрального эксперимента».

По словам Проскурни, он и 8 лет назад воспринял эту идею скорее как шутку. Даже, скорее, как черный юмор по поводу назначения в 1999 году Богдана Ступки министром культуры. «Все тогда гадали, кого же пригласит министром культуры премьер-министр Ющенко. И тут они посетили какое-то мероприятие в филармонии, и Богдан Сильвестрович спросил: «Леонид Данилович, кого вы видите министром культуры?» На что Кучма и говорит: «А почему бы вам не попробовать?» Я присутствовал при этом», – рассказал режиссер. Так что слова Драча о том, что Богдан Ступка может сыграть роль Леонида Кучмы, можно считать завуалированной издевкой.

Тем не менее, скандальные записи все же могли бы выйти на подмостки. Но беда в  том, что  подходящих театров в стране попросту нет. «Во многих странах мира, за исключением Украины, сейчас чрезвычайно модна документальная драма, – говорит Проскурня. – В Москве, например, есть «Театр.doc». И все, кто идет в этот полуразрушенный подвал в центре Москвы, понимают, что им предложат импровизацию на тему российско-грузинского конфликта, войны в Афганистане или бомбардировок Ливии. Это публицистический театр, рожденный для того, чтобы реагировать на вызовы современности, публика за этим туда и идет». Режиссер считает, что если бы подобные театры действовали бы и в Украине, спектакль по пленкам Мельниченко имел бы успех. Правда, успех был бы локальным, ведь такими проблемами интересуется небольшой сегмент людей, а сам спектакль наверняка ставили бы на аматорском уровне. Впрочем, отмечает Проскурня, «у нас ведь и политика аматорская – не политика, а экономика под маской политики».

Между тем, не все театральные деятели относятся к идее спектакля по пленкам Мельниченко столь же критично. «Я считаю, что пленки будут вечно актуальны, хоть в 2003 году, хоть сейчас», – говорит режиссер и театральный продюсер Мирослав Гринишин, в свое время поставивший нашумевший во Львове спектакль «У.Б.Н.» («Украинский буржуазный националист»). Гринишин отмечает, что после «У.Б.Н» планировал поставить по этим пленкам спектакль на сцене львовского Театра имени Заньковецкой. «Остановили, во-первых, финансы, а во-вторых, директор. С ним были проблемы и тогда, когда мы «У.Б.Н» делали, а если бы мы захотели там пленки поставить, он бы там вообще…», - сетует режиссер.

Но Гринишин все же использовал скандальные записи Мельниченко во благо искусства. Правда, не в качестве отдельного произведения, а при оформлении программки уже упомянутого спектакля «У.Б.Н». Последняя состояла из 3-х частей: на нижнем были представлены слегка размытые тексты расшифровок скандальных пленок, после – отрывки из произведений Тараса Шевченко, Дмитрия Донцова, Евгения Маланюка, а также информация о спектакле. «Когда директору доложили о расшифровках пленок на наших программках, он их все собрал и выбросил из театра, – вспоминает режиссер. – Ему тогда звонил глава Администрации Владимир Литвин, а мы взяли как раз те места, где шла речь о ликвидации Гонгадзе». Гринишин говорит, что именно после этих разборок у него появилась идея поставить спектакль по пленкам Мельниченко.

Впрочем, Гринишин и сейчас бы не отказался бы от представления «по Мельниченко»: «Сам материал для постановки – «в десятку». Это же просто сок! Сегодняшние депутаты, чиновники, бюрократы – они же так думают, общаются так между собой! Единственное, что нужно было бы простроить костяк, историю, и на нее уж наложить эту драматургию». Правда, тут же добавляет, что это должен быть частный проект, поскольку ни один театр не согласиться ставит такую вещь: директора опасаются, как бы чего не вышло.

Впрочем, сам Иван Драч, предложивший инсценировать пленки восемь лет назад, сегодня относится к своей идее без былого энтузиазма: «Спектакль был интересен тогда, когда президентом был Кучма, а сейчас что? Сейчас уже другая ситуация, да и Богдан Ступка болен...»

Так что, вряд ли украинцы в ближайшее время смогут увидеть на сцене старое-новое представление «по пленкам Мельниченко». А ведь это, как отметил Мирослав Гринишин, была бы «с элементами гротеска, комедийными моментами, но, конечно,– драма».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.