Выдающаяся роль украинства, которое в союзе с другими свободолюбивыми народами внесло достойный вклад в разгром фашизма во время Второй мировой войны, обуславливалась и его геополитическим значением в мировом сообществе. Украина по таким природно-географическим геополитическим факторам, как величина территории и количество населения, была и есть одной из наибольших европейских стран, имела и имеет огромные природные богатства. В начале Второй мировой ее площадь — 564,1 тыс кв. км — была в 1940 г. (в границах УССР того времени, без учета РСФСР как евразийской страны) наибольшей в Европе, второе тогда по величине европейское государство — Германия — имело 468,7 тыс. кв. км. По следующему геополитическому показателю — численности населения (41,3 млн. чел.) — Украина принадлежала к самым густонаселенным странам континента. Обладала огромными природными богатствами, имела (как и сейчас имеет) богатейшие полезные ископаемые — из 120 используемых человечеством их видов в Украине есть 98. Они сочетались с плодородными землями, значительными лесными и водными ресурсами, умеренным, благоприятным для жизни и производственной деятельности климатом, с мощной экономикой. Все это и в годы Второй мировой существенно влияло на военные возможности сторон — участников боевых действий. И, к тому же, Украина своими протяженными границами соседствовала со многими государствами, занимала ведущее стратегическое положение в окружающем территориальном пространстве (в нескольких километрах от ее тогдашней западной границы — возле г. Рахова в Закарпатье находился географический центр Европы), имела развитую сеть путей сообщения. А значит, ее участие в военных действиях на стороне той или другой коалиции в значительной мере обеспечивало доминирование любой из них на континенте.

И не случайно битвы Второй мировой велись в Украине дольше, чем на территории любой другой европейской страны — с марта 1939 по конец октября 1944 гг., носили упорный характер.

Такой геополитический потенциал и менталитет получили общее признание и уважение, которые накануне и в годы военного лихолетья нашли свое воплощение и в закрепленной в тогдашних официальных документах характеристике нашего этноса как «великого украинского народа». Так, в принятом 14 ноября 1939 г. внеочередной третьей сессией Верховного Совета Украины Законе «О принятии Западной Украины в состав УССР» законодательно закреплялось, что этот акт позволил «воссоединить тем самым великий украинский народ в едином Украинском государстве» (здесь и дальше разрядка наша. — В. Ш.). Перед этим пятая сессия Верховного Совета СССР (ноябрь 1939 г.) предоставила жителям Западной Украины советское гражданство, которое в 1991 г. трансформировалось в гражданство независимой Украины. И в дальнейшем, во время Второй мировой и в первые годы после нее, термин «великий украинский народ» наряду с другими подобными («великий русский народ») без их противопоставления употреблялся в разных модификациях как официальный в соответствующих государственно-правовых и политических актах, в публичных выступлениях должностных лиц и повседневной разговорной практике. Например, на третьей сессии Верховного Совета УССР 28 января 1948 г. речь шла о «мощном украинском народе, о великой Украинской Советской Социалистической республике», территории, «которая наиболее пострадала и принесла наиболее тяжелые жертвы в годы нашествия немецкого фашизма» и т.д. Такое определение украинского народа как великого по территории, численности, возможностям, по своим выдающимся достижениям, роли и вкладу в разгром фашизма содействовало подъему национальной гордости, воспитанию патриотизма, вдохновляло на новые свершения.

Этими бесспорными обстоятельствами, в первую очередь, обуславливается характер, то есть определяющие признаки, свойства, черты участия украинства во Второй мировой войне. Это была оборонительная, справедливая война великого украинского народа, как и многих других народов, против фашистских агрессоров, которую мы вправе, используя предложенные еще П. Орликом в его знаменитой Конституции термины, называть Великой Отечественной. Она была составляющей частью войны Объединенных Наций против фашистских и милитаристских государств, которые стремились к мировому господству. Такое определение характера вооруженной борьбы украинства против фашизма во время Второй мировой объективно соответствует содержанию первой. Оно также дает возможность видеть ее коренное отличие от цели, средств и характера реальных военных действий стран-агрессоров. Последние стали на путь нарушения международных соглашений, в том числе и тех, которые составляли право войны: Конвенция о начале войны (Гаага, 1907 г.), Конвенция о законах и правилах войны (Гаага, 1907 г.), Законы морской войны (Оксфорд, 1913 г.) и т.д. Ведь эти, признанные международным сообществом правовые акты предусматривали, что вооруженные конфликты начинаются с «предварительного и открытого предупреждения, а именно — объявления войны», что «гуманное обращение должно быть обеспечено каждому при любых обстоятельствах» и т.д. Вместе с тем политические руководители и генералитет агрессоров совершали внезапные, без предупреждения, разбойничьи нападения на другие страны, выдвинули доктрину так называемой тотальной войны, которую с увлечением поддержали Гитлер, Муссолини, японские вожди и их приспешники. В такой войне у ее зачинщиков главной целью было тотальное, то есть всеобъемлющее, уничтожение «неарийских народов», их войск, в том числе и военнопленных, и вообще мирного населения неугодных агрессорам стран, чтобы захватить территории и богатства последних для использования их так называемыми арийцами. В то же время Объединенные нации вели войну не против народов, а против фашистских режимов, против завоевателей, которые пытались поработить и уничтожить другие нации. В частности, и на Тегеранской (1943), Ялтинской и Потсдамской (1945) конференциях глав великих держав подчеркивалось, что гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается. Речь шла об оборонительном, справедливом характере войны свободолюбивых народов в защиту своей Отчизны. В Британии ее назвали «Битвой за Англию», в Югославии и Китае — «Национально-освободительной войной», в СССР — «Великой Отечественной».Такой она была и для Украины.

Отличие между тотальной войной фашистских режимов, которые стремились ликвидировать неугодные им народы, и отечественной войной последних проявлялось также и в направленности и организации военных действий. Во время их фашисты в нарушение упомянутых выше международных соглашений применяли тактику «выжженной земли», разрушали все на своем пути, тотально уничтожали население, вражеских воинов (во время боев и в концлагерях для военнопленных), города и села, в том числе вместе с жителями и т.д. Агрессия осуществлялась главным образом силами государственных структур, в первую очередь — постоянной армии. Она и обслуживающие ее формирования имели соответствующее устоявшееся построение, постоянный состав, который пополнялся на основе всеобщей воинской повинности путем тотальных принудительных мобилизаций способных носить оружие граждан, проходивших соответствующую военную подготовку. Но вооруженные силы стран-агрессоров при этом не имели как на чужой, так и на своей территории военной поддержки нерегулярных общественных формирований собственных народов. Войска Объединенных наций даже после вступления на земли стран-агрессоров не встречали со стороны населения последних какого-либо народного движения сопротивления. Профашистских немецких, итальянских, румынских, венгерских или японских партизанских отрядов или боевых подпольных организаций там просто не было. Вместе с тем в отечественной войне против фашистских захватчиков принимали участие не только регулярные войска или другие государственные структуры стран — объектов агрессии, но и по собственной инициативе большинство их граждан, которые всеми доступными им методами и средствами обороняли свои земли. При этом армия теряла замкнутый характер, вместе с регулярными войсками врагу противодействовали народное ополчение, партизаны, подпольщики, разного рода повстанцы, все патриотически настроенные лица.

В свете изложенного недостаточно определение военных действий, в которых в 1941 — 1945 гг. принимал участие СССР, как советско-немецкой войны. Оно отображает только один геополитический фактор — географическое расположение. Да и то неточно. Ведь в них на стороне Германии принимали участие Венгрия, Румыния, Италия. Такое определение не учитывает действия других геополитических и военных факторов, которым соответствует термин «отечественная война».

Важное значение также имеет верное определение в соответствии с реальными событиями хронологических рамок военного противоборства. Великая Отечественная война украинского народа против фашизма началась с марта 1939 г. Провозгласив автономную, а затем и суверенную Карпатскую Украину, ее руководители, в том числе и А. Волошин, обращались и к Германии, и к Румынии, и к США с призывом взять под защиту молодое государство. Но помощи не получили, а Гитлер посоветовал «не сопротивляться» агрессии его союзника — хортистской Венгрии, которой Германия оказала полную поддержку в осуществлении захватнических действий. Именно тогда украинство Закарпатья было вынуждено с оружием в руках оборонять свои земли от агрессоров и фактически одним из первых в Европе выступило против гитлеровцев и их приспешников — венгерских фашистов. И нельзя не согласиться с воином Карпатской Сечи П. Стерчо, который писал (здесь и дальше сохраняем орфографию и стиль оригинала): «Карпатсько-Українська республіка — це перша держава, що постала супротив наростаючого імперіалізму Німеччини під кермом Адольфа Гітлера... Оборонна війна Карпатської України проти мадярщини — це, властиво, початок Другої світової війни». Из-за закономерной связи общественных событий противоборство участников и масштабы боев 1939 г. в Закарпатье являются частью Второй мировой войны.

События того времени в Закарпатье дают также возможность беспристрастно рассматривать такой непростой вопрос, как роль ОУН во время этого всемирного военного катаклизма. И здесь исследователям тоже должен пригодиться методологический совет М. Грушевского: «Мы не иконописцы, а историки. Ставим не иконостас, а галерею типичных представителей нашего общественного движения, в плоти и крови, в сильных и слабых формах их деятельности». Речь идет, в частности, о том, что участие ОУН в событиях 1938 — 1939 гг. в Закарпатье относится, по нашему мнению, к положительным сторонам ее деятельности. ОУН была инициатором образования Карпатской Сечи, всячески содействовала военной подготовке вооруженных сил молодого государства. Немало ее членов с оружием в руках обороняли его и героически погибли в неравных боях с фашистскими агрессорами. Хотя это не снимает претензий к недальновидной, как показал ход истории, ориентации ряда руководителей ОУН в первые годы Второй мировой на помощь фашистской Германии в возрождении суверенной украинской государственности и таких их действий, которые не соответствовали задаче борьбы Объединенных наций против фашистских претендентов на мировое господство. К сожалению, справедливый вывод, сделанный одним из проводников ОУН — А. Мельником — в марте 1939 г. о том, что «чин Карпатской Украины подтвердил ту правду нашей программы, что только собственные силы, а не чужая помощь решат дело освобождения украинской нации», далеко не всегда учитывался в будущем как автором этого заявления, так и некоторыми другими национальными деятелями и организациями. Далекими от действительности оказались ожидания наподобие обращения Управы национального объединения украинцев на территории Третьего рейха (22 марта 1939 г.) о том, что, несмотря на события в Закарпатье, «Украина и Германия остаются естественными союзниками... Кроме Германии у нас нет в мире ни одного активного союзника». За иллюзии, как известно, пришлось дорого заплатить. Фашизм не дал свободы никому, в том числе и немцам. Тем более нацисты и не думали давать волю и независимость Украине.

Так же жестоко просчитались и те руководящие круги ряда других стран, которые надеялись получить выгоду от сотрудничества с гитлеровцами и этим содействовали взрыву Второй мировой. Речь идет, прежде всего, о Мюнхенском соглашении (1938 г.), согласно которому Великобритания и Франция отдали Гитлеру на растерзание суверенную Чехословакию, отклонив при этом предложения других стран об объединении сил для военной помощи последней. А правители тогдашней Польши помогали немцам в уничтожении ЧСР, аннексировали при этом часть ее территории — Тешинскую область — и грозились даже объявить войну СССР в случае направления им войск на помощь Чехословакии. Иллюзорными оказались и надежды тогдашнего советского руководства избежать войны с фашистской Германией благодаря предательскому пакту о ненападении, заключенному в августе 1939 г. Отсрочка в соответствии с ним войны с гитлеровцами, вопреки определенному значению этого соглашения, в частности, для объединения украинских земель, для спасения Львова от полного уничтожения в ходе штурма его гитлеровцами в сентябре 1939 г., оказалась значительно менее короткой, чем надеялось сталинское руководство. Да и выгоды от нее, как показали события 1941 — 1942 гг., не были использованы достаточно эффективно для укрепления обороноспособности страны.

Речь идет, в частности, и о явной недооценке сталинским руководством такого военного фактора, как военная разведка. Это проявилось и в судьбе нашего земляка из с. Малая Токмачка Запорожской области Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации И. Проскурова, который в 1939 — 1940 гг. возглавлял Разведывательное управление (ГРУ) РККА. Его неоднократные предупреждения о подготовке Германией агрессии против СССР, критика в адрес высшего политического и военного руководства (в том числе — наркома обороны маршала С. Тимошенко) за недооценку военной разведки и ее информации привели к отстранению Проскурова от должности, а затем и к его расстрелу в 1941 г. Вместе с тем Сталин положился на лживые уверения в присланном ему в мае 1941 г. личном письме Гитлера об отсутствии у Германии агрессивных намерений в отношении СССР. Более того. Идя навстречу пожеланию Гитлера «не поддаваться ни на какие провокации со стороны моих генералов», а если же такие провокации последуют — «не начинать ответных действий», даже после нападения вермахта 22 июня 1941 г. Сталин, по воспоминаниям Г. К. Жукова, несколько часов колебался, не давал санкции на военный отпор агрессорам. Трагические последствия такой легковерности сегодня общеизвестны. Это позволило фашистам практически безнаказанно перейти во многих местах границу, уничтожить на аэродромах значительную часть советской авиации, захватить инициативу на первом этапе военных действий.

Очевидным признанием вклада великого украинского народа в разгром фашизма и милитаризма стало подписание от имени СССР украинцем, уроженцем с. Косенивка Уманского района Черкасской областигенералом К. М. Деревянко 2 сентября 1945 г. Акта капитуляции Японии, который таким образом вместе с представителями других держав-победительниц поставил последнюю точку во Второй мировой. Тогда же в 1945 г. подпись делегации УССР под Уставом ООН означала юридическое признание Украины как одного из ее основателей, членом Объединенных Наций. Тем самым подтверждался статус великого украинского народа как одной из воюющих сторон во Второй мировой войне.

За победу над фашизмом Украина заплатила страшную разрушительную и кровавую цену. Почти на 14 млн. человек уменьшилось за годы Второй мировой ее население. Прямые человеческие потери украинства, которые превышали соответствующие потери любой другой страны мира, сочетались со страшными разрушениями: немецко-румынско-венгерские оккупанты разрушили 714 украинских городов, 28 тыс. сел (в том числе 250 были сожжены вместе с жителями), 419 тыс. производственных сооружений, 491 тыс. жилых домов, 18,2 тыс. учебных заведений, науки и культуры, разграбили огромные материальные и духовные ценности. Такому страшному катаклизму, в котором сочеталась ужасная гибель миллионов — геноцид украинства — с невиданным доселе уничтожением народного и личного хозяйства, культуры, быта, Украина никогда не подвергалась в своей истории. Причем Украина была одним из основных участков военных действий во время Второй мировой войны. Более 7 млн. ее граждан воевали с фашистским нашествием в рядах Вооруженных сил СССР, что составляло 23% состава последних. В партизанских отрядах, подпольных патриотических организациях разных направлений боролись сотни тысяч людей, из которых значительная часть погибла. Каждый третий из 7 млн. орденов и медалей , которыми были отмечены советские воины, вручен представителям Украины. Более 2300 наших земляков получили звание Героя Советского Союза, 32 — были отмечены этой наградой дважды, а украинский летчик И. М. Кожедуб стал трижды Героем. Мы должны помнить и чтить всех, кто боролся за свободу своего великого народа, освобождал его в годы Второй мировой.

Конечно, было искажением исторической правды изображать события, особенно в начале войны Германии и ее союзников против СССР, так, что «сплоченные вокруг КПСС» все и сразу наши люди восприняли характеристику противоборства с фашизмом как «отечественную войну» и с горящими от энтузиазма глазами шли в бой. Наряду с проявлениями массового героизма было немало тех, кто надеялся с приходом чужеземцев избавиться от сталинского тоталитарного режима, с их помощью восстановить суверенную украинскую государственность. Да и война, как всякое вооруженное противоборство с ее физическим и моральным насилием, гибелью огромного количества людей, разрушениями, страданиями вызывала у многих естественный страх, желание любой ценой избежать непосредственного участия в этих кровавых событиях. Кто-то пытался воспользоваться военной ситуацией с корыстной целью. Именно на такой основе имело место немало случаев дезертирства, уклонения от призыва в армию и прямого сотрудничества с оккупантами. Но не эти явления определяли отношение большинства украинства к фашистским агрессорам. За 1941 — 1943 гг. в СССР количество дезертиров и уклонившихся от службы в РККА, по некоторым подсчетам, составило 1 млн. 666,9 тыс. человек. Около 1 млн. советских граждан служили в так называемых восточных батальонах вермахта. Среди них приблизительно 550 тыс. — около 20% (в соответствии с удельным весом населения довоенной УССР в составе населения всего СССР) были выходцами из Украины. Но по сравнению с 30 млн. советских людей, в том числе 7 млн. из Украины, которые в годы войны пошли на фронт, отщепенцы составили, соответственно, 8,8% и 7,9%. То есть более 91,2% (!) советских граждан призывного возраста, в том числе 92,1% (!) из Украины, с оружием в руках боролись против фашистских агрессоров. А если учесть партизан и подпольщиков, то эти показатели будут еще выше. Суровые реалии безжалостной политики фашистов наглядно показали, что они обрекли славян, в том числе и украинский народ, по большей части, на уничтожение, в меньшей мере — на превращение в слуг немецких, венгерских, румынских господ. В таких условиях не оставалось ничего другого, как защищаться, на наглое нападение отвечать силой, противостоять захватчикам, всеми методами спасать себя, своих близких от гибели, всю нацию от исчезновения. И народ не тождественен сталинизму. Не сталинский режим и его преступления защищали украинцы, а себя, свою землю, свою Отчизну, свободу для людей всего мира. С ходом времени выявляются и не известные доселе или забытые проявления героизма в том великом противоборстве с фашистским нашествием. Без внимания широкой общественности в Украине до сих пор остается, например, победоносный подвиг Львова и Харькова, жители которых вместе с войском героически отстаивали свои города от вероломных агрессоров.

Год назад в газете «День» (№ 67-68 от 16-17 апреля 2010 г.) была напечатана моя статья с предложением установить на Украине звание «Город-герой» (вариант — «Город боевой славы»), которое давать за массовый героизм и мужество их защитников, проявленные во время Великой Отечественной войны украинского народа 1939 —1945 гг. За выдающийся вклад в борьбу против фашистских захватчиков предлагалось присвоить звание «Город-герой» («Город боевой славы») Львову и Харькову, которые бы достойно пополнили существующую в Украине когорту городов-героев, в которую входят Киев, Севастополь, Одесса, Керчь. Эта идея была поддержана известными учеными и общественными деятелями в письме президенту Украины, рядом депутатов Верховной Рады. Хотелось бы надеяться, что такое предложение найдет наконец положительный отклик и решение.

Владимир Шевченко, доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник образования Украины

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.