События 9 мая 2011 года во Львове могут служить хрестоматийным примером одного из краеугольных элементов четко спланированной политической кампании.

Речь идет об информационном поводе, который в масштабах региона, страны и даже зарубежья своевременно начали анонсировать, раскручивать прогностической аналитикой, острыми фактами с процесса подготовки (количественный состав «парашютистов», их вооружение, предыдущий опыт противостояний, судебные перипетии и тому подобное).

Дистанцирование Киева на подготовительном этапе было резко изменено на уровне анализа того, что произошло: политики и чиновники щедро делились фактами из собственных источников, обещали документально подтвердить каждое громкое заявление, восхваляли профессиональность своих ведомств, перекладывали вину на конкретную политическую силу и успокаивали социум.

Намек на то, что запланированная акция во Львове является одним из первых шагов в избирательной кампании в ВР следующего года, был настолько прозрачным, что это почти никто не ставил под сомнение, понимая, какой исходный результат был бы желателен для всех сторон конфликта.

Сам порядок проведения баталий во Львове 9 мая показывает почти режиссерскую постановку - от сценария, подбора актеров, расстановки декораций и вплоть до громкости финальных (или и промежуточных) аплодисментов публики.

Первыми победителями акции объявили себя непосредственные участники противостояния, гордо демонстрируя трофеи, сжигая их, называя цифры «жертв» со стороны противника и собственных пострадавших в борьбе с «вероломным» противником.

Местная власть здесь по всем параметрам проиграла: имидж города и региона никогда не укрепят подобные события для наблюдателя извне и собственных рассудительных жителей.

Наибольший выигрыш от событий 9 мая во Львове получили авторы заявлений про неукраинскость галичанства, его чужеземный статус со всеми производными выводами.

Наверное, слишком много прошло времени со съемок во Львове факельного шествия УНА-УНСО с соответствующей символикой, забылись сюжеты российского телевидения о том, как в Галиции распространяются традиции открытия общественных заведений с «нацистской символикой» наподобие  львовской «Крыйивкы».

Потому и нужен был свежий видеоряд, а комментарии к нему обязательно найдутся, о чем свидетельствуют заявления Медведева, фракции ЛДПР в Думе и других.

Пророссийские «фан-клубы» в Одессе и Крыму после подобных заявлений и выполненной задачи могут рассчитывать на еще большее расположение Кремля и соответствующее финансирование дальнейших акций.

Местные коммунисты во Львове нашли себе основания для собственной рекламы, связав баталии 9 мая с Евро-2012.

Эти и другие аспекты дела нельзя  рассматривать в отрыве от общего контекста политического процесса на Украине и у ее соседей.

Пример Манежной площади в Москве, избирательных баталий в Минске позволяет даже после 9 мая говорить о контроле общественного мнения на Украине, но также и дает начало риторике об «опасности из Галиции», где даже превосходящие силы милиции не способны защитить нескольких пророссийских радикалов с Юга страны (которых, может, и не было - как утверждает министр Могилев) от толп неудержимых «потомков бандеровцев».

Последняя характеристика открывает широкое пространство для продолжения информационных манипуляций на фоне «логического» ряда образов Галиция-«Свобода»-Бандера-Гитлер-нацизм-фашизм-Нюрнберг-преступники, который предусматривает потребность в справедливом гневе и едва ли не благословенном провидением сопротивлении.

Таким образом, Украина становится в один ряд со странами, где физическое насилие стало нормой во время разного рода публичных собраний. С одной стороны, это сближает с «братскими» народами бывшего СССР (правда, не всеми, а теми, где спецслужбы не изменили своего арсенала методов и принципов работы).

С другой, прибавляет аргументов в пользу авторов идеи об Украине как неудачном государственном образовании (faіled state). Дескать, здешняя, демократически избранная центральная власть или ничего не способна упорядочить в пределах своих полномочий, создавая локальный хаос, или сама является инспиратором обсуждаемых событий, после которых способна лишь на абсурдные возражения и перебрасывание груза ответственности на одну из сторон конфликта.

Поэтому последствия событий 9 мая не промедлят. Заявления о планировании дежурного визита гостей с Востока во Львов на 22 июня здесь не случайно - памятных дат достаточно, чтобы на них пришелся очередной яркий демарш ради горячих новостей из Украины.

Правда с каждым днем страсти будут нарастать: даже если Добкин, Симоненко или Зюганов привезут в Галицию ветеранов и чиновников без красных флагов, пистолетов, и георгиевских лент, местные актеры четко выполнят свою роль, сыграв на руку режиссерам и продюсерам этого спектакля.

Потому как они не способны постичь все преимущества асимметричных ответов на разного рода провокации, когда ты, вместо махания кулаками, предлагаешь гостю экскурсию по Львову или посещение той же крыйивкы, так как ты не бык, который слепо мчится на красное.

Украинские и заграничные СМИ будут более внимательно следить за Львовом, добавляя ему прошлого веса на политической карте страны и мира.

Только вес этот может иметь разную окраску. Не просто красное, оранжево-черное, желто-голубое или красно-черное - по цветам очередных «победителей» в новом акте местных баталий, которые потом перекочуют в студии полемических шоу.

Речь идет о нечто большем: укреплении унитарности государства в непростой период, или же очередной попытке разжигания костра сепаратизма. Не в украинскую пользу.

Перевод: Антон Ефремов