Президент России Дмитрий Медведев на пресс-конференции 18 мая нанес сокрушительный удар по декларированным администрацией Януковича намерениям возродить «многовекторную» и «экономизированную» дипломатию времен Леонида Кучмы, которую в последнее время стараются дополнить «китайским фактором».

Последнее заявление Медведева стало первой публичной декларацией того внешнеполитического курса, который еще в 2000 был начат (или, собственно, отреставрирован) его предшественником и нынешним главным оппонентом в борьбе за президентскую должность, но до сих пор не был провозглашен на высшем государственном уровне России, - «кто не с нами, тот против нас».

Приговор «многовекторности»

Дословно Медведев сказал следующее: «Единственное, что я хочу сказать, абсолютно точно, что если Украина, например, выберет европейский вектор, то ей, конечно, будет сложнее находить какие-то решения в рамках Единого экономического пространства и Таможенного союза, в котором принимают участие Россия, Казахстан и Белоруссия. Так как это другое интеграционное объединение. Ну, нельзя  быть везде. Или там, или там. Нельзя  сидеть на двух стульях, нужно делать какой-либо выбор».

Почти одновременно вице-спикер Госдумы и президент российского газового общества Валерий Язев на пресс-конференции в Берлине назвал неприемлемой политику «многовекторности» в газовых вопросах: «Украина как всегда между - хочет полномасштабного сотрудничества как с «Газпромом», так и с ЕС».

«Третий энергетический пакет должен действовать там, где заканчиваются наши магистральные газопроводы - «Северный поток», «Южный поток», а также трубопроводные системы, которые идут через Украину, чтобы право доступа третьих лиц не понималось буквально», - сказал он.

А внедрение общеевропейских норм в энергетической сфере Украины, по словам Язева, обязательно будет усложнять газовые отношения с Россией.

Для нынешней власти, для которой декларирование идей «нейтралитета», «европейской интеграции без ухудшения отношений с Россией» и потому подобных утопий были краеугольными камнями всех избирательных кампаний, это является последним звоночком.

Пример Лукашенко и Каддафи удостоверяет, что Запад способен лишь на временное заигрывание с авторитарными режимами, при одном условии - если конечным результатом будет их ликвидация.

Т.е. такой себе аналог «перестройки». Ведь экономическая выгода от сотрудничества с ливийским лидером не стала для него спасением, равно как  и конфронтация последних лет между Лукашенко и Кремлем самая по себе не смогла стать индульгенцией для «бацьковизма».

А на что рассчитывал вполне «вестернизированный» на момент инаугурации Виктор Федорович, когда начинал свой блицкриг по перевоплощению за неполный год в авторитарного пророссийского правителя?

Да и самая кучмистская «многовекторность» в последние годы его правления начала создавать проблемы. А то, что Янукович, то ли его советники, не приняли это во внимание через столько лет, лишь очередной раз удостоверяет, что их профессионализм далек от задекларированного.

Изменение риторики

Показаться «странным» заявление российского руководителя может на фоне разве что продолжительных мессиджей российского руководства (видимо с учетом фактора общественной мысли в Украине) о том, что «движение Украины в Европу не противоречит сотрудничеству с РФ, в отличие от интеграции в НАТО».

Но из последнего заявления Медведева становится ясно, что предыдущие были связаны исключительно с расчетом на эфемерность вступления Украины в ЕС на фоне вполне реальной перспективы членства в НАТО.

Сейчас, когда ЗСТ и соглашение об ассоциации в Европе начали рассматриваться как форма нейтрализации влияния Кремля на Украину и сопротивления ее дальнейшему втягиванию в Таможенный союз, а затем стала реальностью, позиция Кремля резко изменилась.

Что это именно так, Медведев, кстати, недвусмысленно дал понять, указав в каком формате в Москве видели границу допустимого «европейского выбора», что все эти годы декларировался ориентированными на кремлевскую элиту когда-то оппозиционными, а теперь властными политическими силами Украины: «Мы все европейские страны, я имею ввиду Украину и Россию. Мы не только дружим, но и продвигаем свои проекты на европейский рынок».

Усыпленные угрозы

Угроза близкого создания ЗСТ с ЕС, которая может стать дежурным (после вступления в ВТО) барьером на пути возможного втягивания Украины в Таможенный союз ЕЭП, заставила российскую сторону резко активизироваться еще с начала текущего года.

В начале февраля ответственный секретарь комиссии Таможенного союза Глазьев настойчиво «посоветовал» Украине «внимательнее присмотреться к опыту работы Таможенного союза», «избавиться от фобий», успокаивая при этом заведомо ложными утверждениями, что подобное членство не будет противоречить ее «евроинтеграционным интересам», а Украина «будет более равноправным членом МС, чем в любом объединении с ЕС».

Потом были попытки мотивировать к вступлению путем давления на украинских экспортеров (металлургов, сахароваров и т.п.), которые были подытожены визитом Путина.

И хотя Азаров и убеждает, что во время последних встреч с российским руководством предложений отказаться от дальнейших переговоров относительно зоны свободной торговли с ЕС в обмен на пересмотр формулы цены на газ он не получал, но возможно получал в обмен на что-то другое.

Бурная реакция, в том числе и в самой партии власти, на возможную капитуляцию перед Москвой во время апрельского визита Путина сорвала планы блицкрига российского премьера, но это не обязательно является окончательным ответом с Банковой.

Наконец, все может завершиться взносом Виктора Федоровича в предвыборную кампанию своего российского коллеги по принципу «Путинские силовые методы а-ля «мочить в сортире» с Януковичем не проходят, а «барбекю» Медведева дают нужный результат».

В любом случае пока ЗСТ с ЕС не создана, а соглашение об ассоциации не подписано, вопрос окончательно не снят.

Следует вспомнить, как правительство Януковича действовало в случае со вступлением в ВТО в 2006-2007 годах. Намерение декларировалось, но реальных шагов относительно вступления, против которого резко выступала Россия, не было. Вступление откладывалось на неопределенное, точнее синхронизированное с Кремлем время.

Что мешает действовать аналогичным образом сейчас? Ведь идеи создания зоны свободной торговли между РФ и ЕС, «единого экономического пространства от Атлантики до Владивостока» также существуют, в том числе, и среди политиков ЕС.

Кто-то возразит: это дело далекой перспективы. Но ведь в 2003-2004 годах, когда Украина фактически ждала Россию для вступления в ВТО, едва ли кто-то думал о том, что «стратегический партнер» и в 2011 членом этой организации не станет.

«Поймите, Европа переживает фазу экономического сжатия, она себя исчерпала»

Тем временем, провозглашенные в Украине накануне апрельского визита Путина доводы для отказа от западного вектора в пользу восточного, вопреки не слишком высокой должности спикера - заместителя министра экономики Мунтияна (он же уполномоченный по вопросам сотрудничества с РФ и государствами-членами СНГ и ЕЭП) - заслуживают  внимания хотя бы потому, что значительная часть влиятельных людей во властных кругах думают аналогично, вот только разрешить себе заявить об этом публично не могут.

Ключевым следует считать даже не заявление о намерении вступить в Таможенный союз, а декларацию бесперспективности интеграции в западном направлении.

Так, Мунтиян прямо заявил: «Поймите, Европа переживает фазу экономического сжатия, она себя исчерпала». Итак, для части влиятельных фигур в правительстве, со слов Мунтияна, осознание рисков для членства в ВТО от возможного вступления страны в Таможенный союз, уже не является фактором сдерживания.

Чтобы удовлетворить реинтеграционные амбиции Москвы, в украинском Кабмине готовы даже предложить партнерам по ВТО соответствующие компенсаторы: «Сегодня в Украине средний входной тариф составляет 4,5%, а в странах Таможенного союза - 10,25%... нам придется вести переговоры со всеми 153 странами-членами ВТО, договариваясь об изменении условий нашего членства. Естественно, эти страны поднимут вопрос о компенсации потерь, которые они понесут».

Харьковское дежавю


Как и в случае с «стратегически удобными» Харьковскими договоренностями, был провозглашен и «весомый аргумент» о мысленных преимуществах восточного вектора интеграции над западным.

Причем ярким примером манипуляции сознанием постоянная игра «впечатляющими», для неосведомленных, объемами удобств от создания Таможенного союза с ЕЭП: «за первый год полноценной деятельности ЗСТ товарооборот Украины со странами Содружества должен увеличиться приблизительно на 35%».

Особенно если учесть, что, во-первых, и без предлагаемого вступления товарооборот, например в 2010 году, возрос почти на 70%. А во-вторых, ни одного слова о торговом балансе, который, при правлении пророссийских политиков, постоянно ухудшается.

Весной прошлого года властная команда так же восхваляла обмен Севастополя на виртуальную газовую «скидку», в результате которой и цены на газ для населения не будут расти, и проблемы бюджета и «Нафтогаза» якобы будут решены.

Вместе с тем и цены на газ выросли, и сползание «Нафтогаза» в долговую яму приобрело такой размах, который уже открыл путь для реализации дежурного этапа наступления «Газпрома» на украинский газовый рынок.

1 апреля глава Минтопэнерго Юрий Бойко сообщил, что власть все-таки приняла решение продать до 25% акций компании.

«Дачные», а не «кулуарные»

Кстати, откровенность Медведева пролила свет и на истоки Харьковских соглашений.

Как и можно было догадаться, они стали не результатом взвешенных, с учетом всех возможных последствий для будущего украинского государства расчетов, а всего лишь результатом упрашивающего разговора зависимого и его патрона на тему, где найти деньги для расчета с олигархами-спонсорами - владельцами металлургической и химической областей.

Способ заключения соглашений дает ответ на много вопросов, которые возникали в контексте поспешности их составления весной прошлого года. Дословно Медведев заявил: «мы придумали с президентом Януковичем. Если вас интересует, где, то могу сказать - сидя у меня на даче, но это не означает, что соглашения являются кулуарными».

Последний поворот, правда, напоминает поговорку - «или глупый, или прикидывается». Ведь эти «дачные» договоренности от «кулуарных» отличаются разве что в разы более узким кругом участников.

Можно долго спорить по поводу того, стало ли дачное «чаепитие» Януковича-Медведева следствием кремлевской «ночевки» Путина, но против того факта, что его последствия Украине придется разгребать значительно тяжелее, вряд ли можно возражать.

По крайней мере, сам Медведев, заключая их прекрасно сознавал, что Янукович вынужден будет приехать на дачу снова: «За счет настоящего договора невозможно решить все проблемы. Им невозможно закрыть проблемы в бюджете и некоторые другие проблемы. Нужно думать о том, что делать дальше». Человеческим языком это означает «думать об очередных уступках в пользу России».

В связи с этим, может только настораживать итоговая часть комментария Медведева по поводу того, что РФ «готова рассматривать вопрос» об очередном изменении условий снабжения газом Украины. Ведь третьей такой «стратегической победы» украинский суверенитет (экономический или политический, а может и тот, и другой) может просто не выдержать.

Перевод: Антон Ефремов