Во вторник с утра все СМИ были приведены в полную боевую готовность сообщением о том, что Юлию Тимошенко после следственных действий в Главном следственном управлении по расследованию особо важных дел ГПУ, на улице Борисоглебской в Киеве, могут задержать.

(Прежде чем отправиться туда, корреспондент «Главреда» успел побывать возле Печерского суда, но, убедившись, что там все спокойно, вместе с бютовцами прибыл к следственному управлению, где и прошли долгие часы ожидания).

В это время возле здания Управления бютовские депутаты и активисты уже стоически держали оборону. В разгар дня порядка трех сотен активистов окружили вход в следственное управление, хотя бы для того, чтобы побыть вместе с Тимошенко в эти часы, каждый из которых мог стать последним перед арестом.

Информация на 11:30 утра гласила, что вслед за Юлией Тимошенко к зданию управления подъехал бронированный автомобиль с 30-40 «бойцами» спецпозразделения «Сокол», которые, мол, должны были доставить Юлию Тимошенко сначала в Печерский суд, а потом в СИЗО. Связь с ней и с ее адвокатом Сергеем Власенко периодически обрывалась. Выходя на связь, Власенко сообщал, что Тимошенко непременно отвезут в суд, чтобы получить санкцию на арест, о чем уже якобы предъявлены все постановления. Депутатов, несмотря на все их требования и «мандаты», в здание ГПУ не пустили.

В это самое время самые ретивые фотографы вспомнили, что задержанных отвозят в суд через задний дворик, и, взобравшись наверх по пожарным лестницам, рискуя всем, приготовились снимать этот эпохальный момент. Журналисты в щелочку подглядывали за происходящим. Депутаты-бютовцы своими машинами якобы случайно заблокировали выезд из дворика. Однако вскоре «бойцы» «Сокола» оттуда пропали.

Со временем прояснилась ситуация и c якобы прибытием на Борисоглебскую группы обыска из женской колонии. Как выяснилось чуть позже, следом за Тимошенко в кабинет вошла женщина, по поведению которой бютовский актив сделал вывод, что ее цель — личный досмотр лидера БЮТ.

В какой-то момент из здания вышел первый заместитель Генпрокурора Ренат Кузьмин. Вместо того, чтобы прямиком по улице Борисоглебской пройти к машине, он сделал круг по кварталу, где все это время за ним бежали люди с диктофонами и камерами. Ренат Кузьмин, казалось, ничего не собирался объяснять, но он не принял в расчет одну бютовскую активистку, которая перегородила ему дорогу. «Идут следственные действия, после чего Тимошенко отправится домой», - ответил он напряженно, правда, не уточнив, где у нее теперь дом — под Киевом или в камере.

В любом случае, это было главное из всего, что собравшиеся услышали за это утро. Несмотря на всю панику, у Тимошенко оставался шанс выйти целой и невредимой на свободу.

Бютовские активисты, которые даже как-то попросили корреспондента «Главреда» не писать о них ничего, на этот раз очень охотно и душевно общались и даже рассказывали последние новости «сарафанного радио». Со ссылкой на депутата Владимира Арьева они шептались, что Тимошенко вскоре, между 14:00 и 16:00, отпустят домой. Однако крохи информации, получаемые от Власенко, свидетельствовали об обратном. Таким образом, журналистов на всякий случай готовили сразу к двум возможным исходам событий. В конце концов, на этом примере можно было убедиться, насколько оперативно бютовский штаб реагирует на события, и можно ли Юлию Тимошенко доставить в суд втайне от посторонних.

Постепенно начало припекать солнце и журналистами овладевала усталость: шел пятый час ожидания. Уже не церемонясь, одни представители прессы освоили газон возле управления, основательно вытоптав его. Шутили даже, что если власть будет с таким азартом сажать оппозиционеров, то на окнах появятся вмятины от постоянного сидения на них, а на траве — матрасы и палатки. Другие переместились в соседние кафе, чтобы за чашечкой кофе скрасить часы ожидания.

И только на настроении бютовских активистов долгое ожидание никак не отразилось. Завидев, что накал страстей пропадает, они без остатка завладели рупором и устроили импровизированный митинг, на котором разъясняли собравшимся журналистам и, в первую очередь, самим себе, все «прелести» «банды» у власти. Александр Турчинов привычно изрекал фразы-лозунги, бютовец Андрей Сенченко — освещал трудности текущего  политического положения в Крыму.

Тут же в ход пошли уже обкатанные на заседании по делу Юрия Луценко лозунги (активисты-то были одни и те же): «Пшонку- на тушонку», «Луценко — на волю», «Банду — геть!» и другие. Видя, что и это не помогает, - часть журналистов по-прежнему вяло реагировала на происходящее — они решили поднять их боевой дух с помощью ложной тревоги. Трижды, едва заслышав скандирование «Юля», операторы хватали камеры и подбегали к двери. И трижды это была проверка бдительности. Получалось, как в известной притче о мальчике и волках. На четвертый раз, если бы Юлия Тимошенко действительно вышла, она могла бы и остаться незамеченной.

В 16:00 на пресс-конференции заместитель генерального прокурора Ренат Кузьмин заявил, что у Тимошенко не будет проблем с выходом из следственного управления. Казалось, что причин для тревоги больше нет. Но это было не совсем так. «В связи с систематическим невыполнением обвиняемой ее процессуальных обязанностей, систематическим срывом следственных действий и невыполнением процессуальных решений следователя суд принял решение о задержании Тимошенко и доставке ее в суд для изменения меры пресечения», - сказал Кузьмин. 

В то же время «расследование уголовного дела закончено, и необходимости в аресте Тимошенко следствие не видит», «обнадежил» Кузьмин. Тут же он дал ответ и на вопрос, в чем смысл такого решения суда, если его не будут предъявлять к исполнению: Тимошенко и ее адвокаты слишком долго знакомятся с делами. Сам Кузьмин был абсолютно уверен, что восемь томов «газового дела» можно прочитать за 1-2 недели.

Намеки были вполне прозрачными: Тимошенко могут в любой момент задержать, поскольку все формальности уже улажены, а за Печерским судом дело не станет. Как вариант, следователь, не прибегая к аресту, может в судебном порядке ограничить срок ознакомления обвиняемой и ее адвокатов с материалами дела.

В 17.30 Леди Ю покинула помещение Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины и с цветами поехала домой. Но в среду ей снова будут «рады» в этих стенах.