Киев и Минск обменялись высылкой военных дипломатов. Этот факт, ставший известным и получивший широкий резонанс в отечественных и зарубежных СМИ, белорусские и украинские власти стремятся всячески заретушировать, избегая разговоров об инциденте.

В ответ на просьбу нашего издания прокомментировать неординарное событие в украинско-белорусских отношениях, в МИД Украины и в СБУ не подтверждали и не опровергали эту информацию, однообразно отвечая: «Без комментариев». Более того, как заявили «Известиям в Украине» в украинском посольстве в Белоруссии, военных атташе не высылали, «у них просто закончился срок пребывания». В свою очередь и МИД Белоруссии опроверг сообщение о высылке военного атташе из Украины. Как информировало российское агентство «Новости», начальник отдела Украины, Молдавии и Закавказья белорусского внешнеполитического ведомства Сергей Линг сказал, что военный атташе Белоруссии на Украине Андрей Каюк не высылался из страны пребывания и продолжает работать в Киеве.

Но наши источники в правительстве и компетентных органах, утверждают: взаимная высылка белорусских и украинских военных дипломатов все же имела место. По первоначальной версии, услышанной ZN.ua, Минск объя­вил персонами нон-грата двух сот­рудников украинского посольства, а Киев, в свою очередь, принял ответное решение в отношении военного атташе Белоруссии. Причиной подобных действий белорусских властей, якобы, стала реакция Александра Лукашенко на ответ Виктора Януковича, которого ранее белорусский президент обвинил во «вшивости». Суть ответа, переданного через Николая Азарова, не известна. Но он, по словам наших собеседников, вызвал негативную реакцию Лукашенко и привел к высылке украинских дипломатов.

Позже оказалось, что причина выдворения дипломатов более прозаична. Но не менее скандальна. По сведениям ZN.UA, на протяжении последних четырех месяцев из Украины за шпионаж были высланы два военных атташе Республики Беларусь. Примечательно, что между спецслужбами стран СНГ существует договоренность не вести разведывательную деятельность друг против друга. Но Минск (впрочем, как и Москва) не придерживается этого соглашения. Например, пользуясь тем, что отдельные несознательные украинские граждане часто провозили через украинско-белорусскую границу незадекларированные блоки сигарет, белорусы активно вербовали украинцев. По этому поводу украинский МИД не раз безрезультатно передавал ноты белорусской стороне.

После решения Киева последовала ответная реакция белорусских властей: из Минска были высланы два украинских военных дипломата — атташе по вопросам обороны и военного атташе. Что ж, в мире дипломатии действует принцип взаимности. Но белорусы вышли за рамки правил, принятых в цивилизованном мире. Минску показалось мало объявить нежелательными персонами украинских военных дипломатов. Бело­русской контрразведкой был разыгран «спектакль», который должен был дискредитировать украинских офицеров. И в конце мая последний сотрудник военного атташата посольства Украины был вынужден в течение 24 часов покинуть территорию Республики Беларусь.

Те, кто по роду службы знает о методах работы белорусской контрразведки, не удивляются мстительности комитета госбезопасности Республики Беларусь, сделавшего все, чтобы карьера украинских офицеров оказалась под угрозой. Белорусская спецслужба — это дубль советского КГБ, для которого характерны жесткие и жестокие методы работы. Чтобы понять, что из себя представляет местная спецслужба, достаточно посмотреть, как в Минске чекисты хватают людей за участие в молчаливых акциях протеста только за их аплодисменты. Провокации же против сотрудников иностранных посольств — обычная практика, жертвой которой стал не один зарубежный дипломат, аккредитованный в Белоруссии. К сказанному добавим, что хотя комитет госбезопасности РБ — не филиал российского ФСБ, между ними все же существует тесное взаимодействие. И еще вопрос, на какую спецслужбу, в конечном счете, работали военные атташе Белоруссии на Украине: на родную или на российскую?

Судя по поведению Минска и Киева, несмотря на действия белорусской контрразведки, шпионская история не будет иметь серьезных последствий. Да, отношения Украины и Бе­лоруссии не идеальны. В том числе и из-за личностного конфликта между двумя президентами — Александром Лукашенко и Виктором Януковичем. Оба политика — люди мстительные и мнительные, обвинения во «вшивости» не забываются и не прощаются. Существуют и серьезные проблемы в межгосударственных отношениях. В частности, в вопросе юридического оформления украинско-белорусской границы: Минск до сих пор не готов к обмену ратификационными грамотами договора о гос­границе между Украиной и Белоруссией, пытаясь в условиях экономического кризиса выторговать для себя новые финансовые уступки со стороны нашей страны.

И все же Киев и Минск всячески избегают огласки. А это означает, что стороны, несмотря на существующие проблемы, не хотят усугублять конфликт. Ведь публичные шпионские скандалы не проходят бесследно для двусторонних отношений, поскольку предание гласности факта шпионажа сотрудниками посольства, как правило, свидетельствует о сознательной эскалации напряженности, дискредитации своего партнера в системе международных отношений. Подобное, например, произошло два месяца назад, когда наша спецслужба и внешнеполитическое ведомство охотно комментировали выдворение двух сотрудников военного атташата посольства Чехии в Украине за «деятельность, несовместимую со статусом дипломата». Так, сознательно обострив украинско-чешские отношения, Киев мстил Праге за предоставление политического убежища экс-министру экономики Богдану Данилишину…

Очевидно, что Киев и Минск хотят сохранить возможность диалога. Для сторон он представляется тем более важным, если учесть сложную ситуацию, в которой оказалась Белоруссия и то, что от нового украинско-белорусского конфликта выиграет только Кремль.

После событий 19 декабря 2010 года и репрессий, последовавших в отношении политических оппонентов, режим Лука­шен­ко находится в жесткой конфронтации с Западом, а финансово-экономический кризис поставил Белоруссию на грань краха. Бе­лорусские власти попали в сложное положение: страна нуждается в кредитах. Но сегодня политика лавирования между Западом и Россией не работает. Конфрон­тация с Западом не дает официальному Минску возможности получить кредиты от МВФ, Лу­ка­шенко, вынужденный обращаться за помощью к Москве, находится под жестким прессингом россиян, требующих свою часть «фамильного серебра Белоруссии». И вот уже белорусский премьер Михаил Мясникович заявляет, что Минск ведет переговоры о приватизации российскими компаниями госпакетов корпораций — «Белтранс­газа», «Гродно­азота», «Настана», Мозырского НПЗ, МТС, МАЗа, «Интеграла».

Происходящее не нравится Александру Лукашенко, который привык быть безграничным властителем своей страны. Усиление же позиций российского капитала не просто закрепляет Минск в евразийском пространстве, на котором доминирует Россия, а дает Кремлю дополнительные рычаги давления на режим. Происходящее в соседней стране в силу объективных причин не может не тревожить и Киев: в украинской столице заинтересованы в существовании независимой Белоруссии, а не государства, которое послушно идет в кильватере политики Кремля. Но этот взаимный интерес вовсе не означает, что между двумя странами произойдет сближение, а Киев станет посредником в диалоге Белоруссии и Запада. Автори­тарный режим Лукашенко уже не раз действовал непредсказуемо и алогично. Киев многократно упускал возможность создания украинско-белорусского альянса. А Москва, успешно используя возникающие противоречия в отношениях между Украиной и Белоруссией, усиливала свои позиции в регионе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.