Вчера президент Российской Федерации Дмитрий Медведев и канцлер Федеральной Республики Германии Ангела Меркель официально запустили российско-немецкую газовую магистраль «Северный поток». Стартуя от карельских болот, «Северный поток» по мелководному дну Финского залива попадает в Балтийское море и «стыкуется» с территорией Германии, обходя страны-транзитеры российского газа — Белоруссию и Украину. Как известно, строить «Северный поток» россияне начали еще в 2005 году — после первого украинско-российского газового противостояния. Однако впервые идея этого проекта была озвучена еще в 1996 году. Поэтому получается, что от «разговоров» до реализации «Северного потока» прошло около 16 лет. Получается, что украинские политики в очередной раз продемонстрировали свою недальновидность, не учтя риска «шредеризации» Европы, а главное, забыв одну из ключевых истин рыночной экономики — мир конкурентный.

Мощность первой очереди самого длинного в мире 1224-километрового морского газопровода, по официальным данным российской стороны, — 27,5 миллиарда кубометров в год. В этом показателе заложена главная интрига проекта — сколько газа по нему будут получать страны ЕС в обход Украины, которая сегодня поставляет около 80% российского газа на их рынки.

 

Читайте также: Россия начала поставки газа через «Северный поток»


Как сообщалось ранее, премьер-министр РФ Владимир Путин, находясь на газокомпрессорной станции в районе города Выборг, заявил, что с запуском «Северного потока» Украина теряет эксклюзивное положение страны-транзитера российского газа в Европу. А вслед за заявлением премьера глава «Газпрома» Алексей Миллер недвусмысленно намекнул, что Украине придется распрощаться с «дармовым» газом. «Наши украинские коллеги сели в поезд под названием «дешевый российский газ», но не знают, на какой станции выйти, и не знают, что могут заехать в безвыходное положение», — сказал Миллер.

Впрочем, невзирая на заявления российской стороны об успешном обходе транзитных государств, опрошенные «Днем» эксперты не склонны считать, что Украине нужно бояться «Северного потока» в ближайшей перспективе. Ведь открытие «Северного потока» не избавит Россию от необходимости пользоваться украинским транзитом. Даже с учетом «Голубого потока» — газопровода между Россией и Турцией, проложенного по дну Черного моря. Эксперты утверждают: открытие «Северного потока» лишь немного снижает зависимость России от Украины. Украинская ГТС все равно остается самым крупным транзитером российского газа, и в течение 10—15 лет даже при активнейшей попытке властей России, с учетом всех возможных новых нитей газопроводов, эта ситуация не изменится. Слишком уж затратными оказались проекты строительства дополнительных газотранспортных нитей даже для Кремля, не говоря уже о Европе.

Последняя, кстати, достаточно осторожно отреагировала на запуск газопровода «Северный поток». В частности, еврокомиссар по вопросам бюджета и финансового планирования Януш Левандовский считает, что этот проект в действительности увеличивает зависимость европейских стран от одного поставщика газа — России. По его словам, «Северный поток» является «достопримечательностью эпохи двусторонних отношений» России и Германии. В то же время, Левандовский подчеркнул, что 7 сентября Еврокомиссия приняла документ об усилении координирующей роли ЕС в энергетических отношениях стран-членов с внешними партнерами. Такие мероприятия будут обязывать каждую страну ЕС информировать о ведении переговоров перед подписанием подобных немецко-российскому энергетических контрактов.

Комментарии

«РФ допускает ошибку, которую когда-то в советском союзе допустил Брежнев»

Богдан Соколовский, бывший уполномоченный президента Украины по международным вопросам энергетической безопасности:

— Для Украины — ее «трубы» и энергетической безопасности — запуск «Северного потока» в ближайшем будущем означает частичное перераспределение транспортных потоков, которые шли через ее территорию, на север. Позже, поскольку этот проект развивался из расчета на другую ресурсную базу, которая не может оптимально транспортироваться через Украину (речь идет о северных российских газовых месторождениях), ничего особенного «Северный поток» украинскому транзиту не принесет.

На мой взгляд, Россия допускает ошибку, которую когда-то в Советском Союзе допустил Брежнев, когда строил нефте- и газопроводы, ориентированные на Запад. А затем Европа «сбросила» цену на энергоресурсы, в результате чего завалился Советский Союз.

 

Также по теме: Проект «Северный поток» - что дальше?


Эта транспортно-газовая история России и Европы начиналась еще в Советском Союзе. Тогда Европа себе планировала, что через газ будет влиять на СССР, а Союз, в свою очередь, рассчитывал, что через «трубы» повлияет на Европу изнутри. Как показала история, в этой «дуэли» выиграла Европа при достаточно активной поддержке США. Как действуют сейчас, из каких соображений, никто однозначного ответа не даст. Но, с моей точки зрения, есть основания считать, что расчет у обеих сторон такой же, как и когда-то.

 


Нужно быть откровенными, Украины ни Европа, ни Россия в этом процессе не видит. А, может, оно и к лучшему. Ведь если через нас не пойдет основной поток газа на Запад, то Украина избавится от головной боли, возникающей каждые два года, когда нам предъявляют претензии. Мы на транзите зарабатываем максимум 1,5 миллиарда долларов в год. Это не стоит тех политических проблем, которые каждый раз имеет Украина. Лучше не быть транзитным государством. Перекрыть эти 1,5 миллиарда долларов поступлений в бюджет за счет развития других отраслей и спокойно себе жить. А ГТС держать в своих руках, и только в своих. Ведь ее изначальное назначение — обеспечить украинского потребителя газом. И ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах эту задачу нельзя ставить под контроль любого другого государства, тем более Российской Федерации.

«Строительство «Северного потока» ускорил энергетический конфликт 2009 года»

Иван Дияк, советник президента Украины, главный советник председателя правления НАК «Нафтогаз Украины», в 1972—1998 годах — заместитель начальника Всесоюзного объединения «Укргазпром»:


— «Северный поток» не имеет существенного влияния на украинский газовый транзит. Еще в 1979 году был приказ министра газовой промышленности СССР, обязывавший нас заняться освоением Ямальских месторождений. В том же приказе поднимался вопрос строительства газопроводов в Европу с целью поставки туда 160 миллиардов кубометров газа в год. До сегодняшнего дня эта программа не выполнена, и ямальского газа в Европе нет.

Через Украину в Европу сегодня поступает в среднем 100—110 миллиардов кубометров газа в год. Если «Северный поток» сможет давать европейцам дополнительно 8 или 30 миллиардов кубометров газа, то для нас это не имеет никакого существенного значения. Ведь Европейским Союзом было задекларировано увеличение потребления энергоресурсов, в частности природного газа.

 

 


Правда, когда 1 января 2009 года произошел энергетический конфликт — Россия не поставляла в Европу 20 дней природный газ, — тогда Германия увидела, что с РФ нужно действовать осторожно, и решила принимать сжиженный газ. И вот когда этот сжиженный газ начал поступать в Европу, да еще и обходиться им дешевле, чем российский газ, то потребление последнего уменьшилось. Поэтому сейчас нет того роста потребления Европой российского природного газа, на который надеялась РФ, затевая строительство «Северного потока». Россия в 2009 году себе не помогла, а навредила, единственный позитив — удалось ускорить строительство «Северного потока». А Украину РФ использовала, как «страшилку», чтобы напугать европейцев, будто мы — ненадежный партнер. Как видим, и это им не удалось сделать.

«В следующем году украинская ГТС может потерять не более 5% транзита»

Юрий Корольчук, директор Института энергетических исследований:


— Запуск «Северного потока» — больше декларативная, нежели реальная угроза украинской ГТС. Во-первых, только когда полностью будет запущена его первая очередь, через эту трубу Россия сможет качать в Европу максимум 27 миллиардов кубометров газа. Но это перспектива 2015—2017 годов. В частности, как сообщалось российской стороной, до 2013 года они планируют выйти на объемы около 8 миллиардов кубометров в год. Через украинскую «трубу» сегодня транспортируется около 100—110 миллиардов кубометров в год.

Конечно, не следует забывать о политическом аспекте «Северного потока». Россия, дабы продемонстрировать свои «величие» и «могущество», может показательно перебрасывать на Чехию и Словакию объемы украинского транзита. Максимум, что они смогут снять с нас в будущем году — это 5 миллиардов кубометров. В целом, в перспективе пяти лет — 27 миллиардов (максимальная мощность первой очереди «Северного потока». — Авт.). А это максимум — 25% нашего транзита. Это не слишком большие потери для нас.
На мой взгляд, такой сценарий маловероятен. Но все зависит от политической атмосферы отношений России и Украины и от того, будет ли продолжать природный газ у них играть одну из ключевых ролей.

Скорее всего, «Северный поток» будет выполнять ту функцию, ради которой он и начинался, — покрывать большее потребление природного газа Европейским Союзом, возрастающее за счет экономического роста.

«Украина для нас остается самой главной транзитной страной»

Райнер Линднер, директор Восточного комитета немецкой экономики:

— «Северный поток» — это очень важный проект для немецко-европейской энергетической безопасности и, конечно, для немецко-русских отношений. Именно этот проект, и еще те, которые предусмотрены в следующие годы, также важны для европейской экономики и безопасности. Однако то, что источником таких поставок остается «Газпром», — думаю, что это усиливает немецкую экономику. Германия, например, ввела энергетические перемены, обозначенные отключением атомных станций. Мы должны компенсировать 30% наших энергоносителей, и, на самом деле, главным источником такой компенсации является российский газ.

Конечно же, Украина для нас остается самой главной транзитной страной. И в будущем мы как немецкая экономика будем принимать участие в организации украинской экономики, в том числе и энергетической, и мы должны думать о новых источниках газа, которые, как ожидается, появятся в следующие годы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.