30 декабря, комментируя в эфире «Первого Национального» переговоры с Россией, Николай Азаров заявил: «На прошедших переговорах и президент, и я четко заявили: если вы продолжаете рассчитывать на то, что нас можно поставить в такие условия, когда мы будем согласны принять любые требования, то вы глубоко ошибаетесь». Однако, похоже, в Москве так не думают и знают почему.

 

Ошибочные ориентиры

 

Когда в начале марта 2010 года, во время своего первого визита в Москву в ранге президента, Виктор Федорович жалел о «пяти утраченных годах», «евроромантизме предшественников» и «ощущал желание начать новую страницу в отношениях Украины и России», он, кажется, не понимал, что увиденная им тогда «готовность господина Медведева и господина Путина перевернуть старую страницу и начать новую» ничего хорошего не означала ни для Украины, ни для него как политического лидера, который отношения с РФ поставил на видное место своей предвыборной кампании. Еще больше разочароваться в «дружественности» официальной Москвы пришлось «украинцу в первом поколении» Николаю Азарову, оценки которого ныне существенно отличаются от тех реляций, которые он выдавал во время встречи с российским руководством в Новоогарево в марте 2010 года сразу после своего назначения на должность премьера.

 

В новогоднем приветственном послании к Виктору Януковичу Дмитрий Медведев отметил «конструктивный характер» украинско-российского сотрудничества в 2011-м. Вот только «конструктив» этот, как и в 2010-м, оказался слишком уж односторонним. Российский президент отметил увеличение объемов взаимной торговли, последовательное наращивание межрегиональных контактов и гуманитарных обменов, углубление интеграционных процессов в связи с заключением Соглашения о ЗСТ СНГ 18 октября прошлого года. Тем не менее, увеличение объемов торговли происходило в условиях опережающего роста торгового дефицита для Украины, преимущественно из-за высокой цены газа. Последовательное наращивание межрегиональных и гуманитарных контактов, конечно, важно для Москвы как инструмент привязки привлеченных к этому процессу пограничных, особенно юго-восточных, регионов к России, а также втягивание Украины в «Русский мир».

 

А вот «конструктива» для Киева, в сущности, не было. Среди оцененных как «положительные» для Украины, хотя бы на уровне власти, результатов - Соглашение о ЗСТ СНГ. Однако, во-первых, оно до сих пор не ратифицировано, а во-вторых, признаки очередной торговой войны с Украиной (в ответ на «неконструктивность» в вопросе передачи России ГТС и цены за нее), которые наблюдаются с начала нового года, совсем не отвечают духу свободной торговли.

 

Дух «свободной торговли»

 

Сначала глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко позволил себе саркастически комментировать адаптацию украинских фитосанитарных норм к стандартам ЕС, заявив, что в этих изменениях «де-факто содержится признание гражданина Украины животным». А потом предъявил обвинение нашим сыроделам в ухудшении качества продукции, которую они поставляют в РФ, пригрозив ввести запрет на ее импорт. Формальный повод - якобы рост в ней доли растительных жиров. Трудно сказать, каково качество на самом деле. Но, по словам украинских фитосанитаров, никаких документальных подтверждений обвинений Онищенко так и не было представлено, а сыр на растительных жирах для россиян изготавливает лишь одно из девяти предприятий-экспортеров, которое имеет соответствующее разрешение. За 10 месяцев 2011 года РФ импортировала из Украины 55,5 миллиона кг творожной продукции. Вопрос вызывает и та часть заявления (очевидно, призванная объяснить, почему именно сейчас спохватились), в которой утверждается, что доля растительных жиров якобы увеличилась в ІV квартале 2011-го. Ведь импорт пальмового масла в Украину, наоборот, в последнее время уменьшается, а не возрастает, а треть того, которая поступает, сейчас продолжает реэкспортироваться в Россию.

 

Не оставляет сомнений в причинах этого «беспокойства» тот факт, что «повышенную долю растительных жиров» Онищенко заметил лишь во время очередного газового обострения и неудобного, с точки зрения перспектив втягивания нашей страны в Таможенный союз, согласования украинских фитосанитарных норм с европейскими (ведь российские до сих пор не адаптированы). А о том, что любые шаги, которые хоть немного приближают Украину к ЕС, очень болезненно воспринимаются в Кремле, свидетельствует хотя бы реплика ответственного секретаря комиссии Таможенного союза Сергея Глазьева от 15 декабря прошлого года, когда он заявил, что на сближение с Евросоюзом Киев должен был бы получить «добро» из Москвы, в частности, подписывая ЗСТ с ЕС, сначала провести консультации со странами Таможенного союза, с которыми такое соглашение было подписано ранее.

 

Наконец, мотивы претензий России к качеству продовольственной продукции соседних стран известны на примере ее сотрудничества с другими постсоветскими государствами. Весной 2006-го, после обострения отношений с Грузией, РФ ограничила импорт «Боржоми» и грузинских вин. Эта «минерально-винная» война продолжалась пять лет. В 2007-м уже вела творожные баталии с Украиной, а в 2009-м молочные с Белоруссией. Во время антитаджикской кампании в ноябре прошлого года Роспотребнадзор также заявил о возможности запрета поставок растениеводческой продукции из этой страны из-за несоблюдения фитосанитарных норм, но после того, как формальный повод – арест  российского пилота - был отменен, качество продукции странным образом резко улучшилось, и о возможном запрете забыли до определенного момента.

 

Под вопросом оказались и перспективы поставок украинской трубной продукции. Если во времена «конфронтации» 2008- 2009-го квота на них возросла с 419 до 428 тысяч тонн в год, то в прошлом за счет «конструктивных отношений» была снижена до 300 тысяч тонн, а на текущий, согласно соглашению, подписанному 30 декабря 2011-го, вообще выделена квота в размере 150 тысяч тонн на полгода, а дальше, очевидно, «посмотрим на поведение».

 

«Если не изменим направление движения, то рискуем попасть туда, куда движемся» (Китайская поговорка)

 

10 января, комментируя ход газовых переговоров с Кремлем, Азаров отметил: «Мы прямо говорим руководству России: если мы стратегические партнеры на будущее, то должны строить сотрудничество как стратегические партнеры». Но суть проблемы заключается в том, что РФ никогда не рассматривала Украину как равноправного партнера, а нынешняя наша власть своими действиями все сильнее уменьшает пространство для маневра, загоняя себя и страну во все худшее положение. Играя в «многовекторность» и переоценивая свои возможности шантажировать Европу, она фактически добровольно отказалась от подписания соглашения о ЗСТ с ЕС. Которое, между прочим, открывало дополнительные возможности для сбыта отечественных товаров на европейском рынке и, так или иначе, ослабляло бы отрицательные последствия вероятных торговых войн с РФ.

 

На днях президент Европарламента Ежи Бузек, комментируя возможность введения экономических санкций относительно украинской власти в случае, если та не откажется от репрессий против оппозиции, заявил, что «пока» они не планируются, а «забегать вперед он бы не хотел». Впрочем, так же европейцы не хотели забегать вперед полгода назад и допускать, что из-за неадекватности украинского руководства придется отказаться от подписания уже готовых многострадальных соглашений об ассоциации и ЗСТ. А российская сторона при таких условиях все больше будет пользоваться этим для давления, каждый раз по более широкому кругу направлений двустороннего сотрудничества. Такова цена изоляции.

 

Перевод: Антон Ефремов