Вероятность интеграции Украины на восток и перспективы Евразийского союза с Россией Glavred оценили экономические эксперты и политологи.

Премьер-министр Украины Николай Азаров на своей  итоговой пресс-конференции 20 января заявил, что не исключает участия Украины в Таможенном союзе. Вечером того же дня коллега Николая Яновича по Кабмину, свеженазначенный министр финансов Валерий Хорошковский, сказал в эфире одного из телеканалов, что вступление Украины в Евросоюз противоречит внешнему фактору развития, определенному законом.

Читайте также: Сбежавший из Киева министр считает, что Украина приближается к Белоруссии


Чем руководствовался глава правительства, делая прессе такие признания, - неизвестно. Может, неудовлетворенностью от того, что с ЕС не удалось подписать не только Соглашение об ассоциации, но даже договор о Зоне свободной торговли, и теперь приходится искать альтернативу «на стороне». Можно еще, конечно, предположить, что Николай Янович таким ответом просто ушел от неудобного вопроса, так как дипломатичное «не исключаю» вовсе не означает действительных намерений примкнуть к ТС. Премьер уточнил, что договоренность станет возможной, «если будет выработан понятный язык переговоров и оговорено присутствие Украины среди членов ТС в формате «1+3».

Президент РФ Дмитрий Медведев еще в октябре минувшего года в ответ на это требование заметил, что ни для кого из членов организации ни особых условий, ни отдельных договоров не будет. А что касается «понятного» языка, то тут разъяснения дал премьер России Владимир Путин еще в сентябре на Сочинском форуме. «Использовать преимущества в сфере единого транспорта, энергетики, использовать преимущества ментального и культурологического характера, использовать преимущества отсутствия языковых барьеров… это огромный пласт факторов, который, безусловно, обеспечивал бы большую конкурентоспособность украинской, да и российской, и всех других участников Таможенного союза экономик», - перечислил он прелести вступления в ТС для нерешительной Украины.

Таможенный союз с некоторых пор перестал быть пределом интеграционных устремлений российской власти. Владимир Путин уже пестует мечту о создании Евразийского союза, основой которого станут ТС и ЕЭП, а затем подтянется и весь Азиатско-Тихоокеанский регион. Организация, по замыслу автора, должна стать наднациональной, с единым политическим, экономическим, военным, таможенным, гуманитарным, культурным пространством.

Россияне верят в перспективу создания такого объединения организаций-единомышленников. Политик и общественный деятель Российской Федерации Константин Затулин в интервью «Главреду» озвучил даже преимущества, которые могла бы получить Украина, присоединившись к ТС и ЕАС.

«Главред» поинтересовался у политических и экономических экспертов, насколько привлекательна для Украины такая перспектива.

Еще по теме: Украина нашла альтернативу российскому газу
 
Павел Розенко, эксперт Центра экономических и политических исследований им.  А. Разумкова:

Сегодня все, о чем говорит наша власть, происходит в контексте главного события: газовых переговоров с Россией. Потому премьер Николай Азаров говорит о Таможенном союзе, что на самом деле больше напоминает дипломатическую игру. И говорит он о том, на что готова Украина в обмен на снижение цены на газ. Очевидно, что никаких существенных преимуществ Таможенный союз в себе не несет. Это скорее политическое образование, чем экономическое. Потому  украинская власть и будет принимать исключительно политическое решение.



Очевидно и другое: российской власти мало просто вступления Украины в Таможенный союз – ей нужна вся украинская ГТС. Потому и переговоры по газу проходят слишком сложно. Понятно, что возможные договоренности будут иметь более комплексный и глобальный характер, в них может быть и место для вхождения Украины в ТС. Азаров готовит украинское общество и к такому шагу.

Безусловно, стоит брать во внимание и предвыборную кампанию в России. Фактор создания Евразийского союза играет мощную роль в риторике российской власти. Но, считаю, после выборов эта тема уйдет на второй план и политического евразийского пространства не будет. Могут быть лишь элементы экономической интеграции, вроде того же Таможенного союза.

Еще по теме: Будущая дестабилизация России станет ужасом для Украины

Тарас Березовец, директор агентства «Berta Communications»:

Украина  не имеет возможностей для вступления в Таможенный союз по одной простой причине: она является членом Всемирной торговой организации и, согласно его уставу, не имеет права входить ни в какие таможенные объединения со странами, не являющимися членами ВТО. Как известно, Беларусь, вошедшая в этот союз, еще даже не подавала заявки на вступление в ВТО. Если бы Украина вошла в структуру ТС, ей бы пришлось в одностороннем порядке разорвать сотни договоров, подписанных со всеми странами-членами ВТО.

Однако не исключается присутствие Украины в качестве страны-наблюдателя в ТС. Это международный статус, который имеет ряд стран. Он является чем-то сродни ассоциированному членству в ЕС, то есть он не дает права членства, но обусловливает более высокий статус во взаимоотношениях.

Что касается создания Евразийского союза, то, как следует из заявления Владимира Путина, это новое интеграционное объединение, куда планируется привлечь страны Азаиатско-Тихоокеанского региона. Это выглядит, как минимум, утопично. Подобного рода организации могут существовать как совещательные органы, вроде АТЭС (Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества) или ОПЭК , объединяющей страны-экспортеры нефти. Как наднациональный орган такая организация не имеет никаких шансов на существование.

Украина формализирует свои отношения с Европейским союзом. Мы, как известно, находимся в двух-трех неделя до момента парафирования Зоны свободной торговли с ЕС. Мы находимся в переговорном процессе, который невозможно остановить. Это означает, что входить в какие-то наднациональные структуры мы не имеем права.

Александр Жолудь, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований:

Создание какого-либо блока с внешними едиными границами и, соответственно, тарифами на сегодняшний день маловероятно, потому что это будет противоречить нашему членству во Всемирной торговой организации. Приняты в ВТО мы были при другой власти. Но, учитывая то, что представители нынешней власти  в предыдущем правительстве Виктора Януковича в 2002-2004 годах тоже шли достаточно активно на приобретение членства в ВТО, теперь нет оснований предполагать, что мы расстанемся с этой организацией потому, что ситуация изменилась.
 
Дмитрий Панко, директор Агентства стратегических исследований:

К объективным причинам, по которым Украина может стать членом Евразийского союза, относится тот факт, что украинская экономика так и осталась в архаичном состоянии и не смогла по-настоящему переориентироваться на новые рынки сбыта. Ее продукция в основном нужна только в России, так как это  продукция предприятий, бывших в СССР частью общей технологической цепи. Даже там, где есть исключения из этого правила, украинская власть в лице своей дипломатии не способна пролоббировать продвижение такой продукции на иностранных рынках.

Что касается перспектив создания Евразийского союза и участия в нем Украины, то считаю, что в том виде, в котором идея Евразийского союза существует сегодня, она является нежизнеспособной.

Еще по теме: Украина отправляет лидера оппозиции в дальнюю тюрьму

России нечего предложить своим соседям, кроме дешевых энергоносителей. Союз такого масштаба нуждается не только в экономических аргументах, но и в идеологическом фундаменте. Его нельзя построить на луже нефти или на трубе с газом. Россия Путина и Абрамовича не способна генерировать смыслы и идеи, которые могли бы стать основанием континентального объединения.

Поэтому громкие слова вроде «энергетической сверхдержавы» так и остаются красивыми пустышками. Тем более что, стоило в последние три года появиться на мировом рынке сжиженному газу из Катара и сланцевому газу в  США, как экономическая модель России если и не зашаталась, то стала издавать подозрительный треск.

Кроме того, союз не может быть прочным, если в него тянут силой, выкручивая руки. Как пример можно вспомнить недавние события в отношениях между Москвой и Минском вокруг белорусской газовой трубы, «молочную войну» и самую настоящую информационную травлю Лукашенко в российских СМИ.

Вариант того, что Украина окажется в Евразийском союзе, все же существует. Но это возможно только как результат полного краха действующего политического режима в Киеве. Любая власть в Украине, независимо от политического окраса, будет всеми силами отбиваться от такой перспективы. Даже те ее представители, которые сегодня специализируются на лоббировании интересов Кремля, хотят сохранения дистанции между двумя странами – иначе зачем они тогда будут нужны Москве?