«Регионалы» сами запустили на украинское политическое поле организацию CIS-EMO, цель которой – ограничение украинского суверенитета… Играя на страхе ПР перед новой «оранжевой революцией», Кремль подсунул Украине троянского коня…

Знакомьтесь: CIS-EMO


Использование «независимых международных наблюдателей» для прикрытия злоупотреблений «своих» и обличения «чужих» имеет давнюю историю. В том числе – и в Украине. Одним из самых заметных продавцов такого рода услуг на постсоветском пространстве стала «Международная организация по наблюдению за выборами CIS-EMO» во главе со своим бессменным лидером и фактическим владельцем Алексеем Кочетковым.

Впервые CIS-EMO появилась в Украине на выборах 2004 года. Российских гостей – а, несмотря на заявленный «международный» характер, CIS-EMO на тот момент была именно российской организацией, зарегистрированной в Нижнем Новгороде, - пригласили для авторитетного «международного» подтверждения честности выборов. Гости старались, как могли – уже после второго тура наблюдатели из CIS-EMO не замечали многочисленных нарушений. Это позволяло власти полемизировать с мнениями западных наблюдателей, объявляя их предвзятыми.

Нескольких «независимых наблюдателей» из CIS-EMO поймали на недозволенном: представитель Таджикистана выступал на предвыборных митингах в поддержку Януковича, а один из россиян занимался спам-рассылкой «писем из России».

Несмотря на досадные провалы и неблагоприятный для Виктора Януковича исход выборов 2004 года, опыт работы с CIS-EMO был сочтен удачным – как в России, так и в руководстве Партии регионов. Последовали новые заказы.

Но что же такое CIS-EMO и кто такой Алексей Кочетков?


Вот цитата с сайта официального сайта CIS-EMO: «Международная организация по наблюдению за выборами CIS-EMO создана и зарегистрирована в России в сентябре 2003 года как международная неправительственная Организация». Внимательно перечитываем и вдумываемся в смысл фразы: организация считается «международной» только потому, что объявила себя таковой. Никаких иных «международных» регалий у нее не было (впрочем, потом они мало-помалу наросли, но это случилось уже потом).

Новорожденную организацию обкатали в 2004 на выборах в Казахстане: никаких нарушений она там не нашла и признала что Назарбаев – самый демократично избранный и всенародно любимый президент, какого только можно себе вообразить. После этого CIS-EMO бросили в битву за пророссийскую Украину.

Уже тогда, в 2004, стали всплывать интересные подробности. Выяснилось, что Кочетков в начале 90-х был членом Центрального совета Русского национального единства (РНЕ) – того самого, которым руководил Александр Баркашов, и редактировал газету РНЕ «Русский порядок». В 1993 году в ходе известных событий вокруг Белого дома в Москве Кочетков был арестован, просидел пять месяцев в Лефортово и вышел на свободу по февральской амнистии 1994 года.

Но участие в обороне Белого дома имело для него и более важные последствия. Перспективного Кочеткова заметил Сергей Бабурин. Правильное знакомство открыло перед будущим главой CIS-EMO дорогу из маргинального РНЕ в большую политику.

Впрочем, разбег для взлета оказался довольно длинным. С 1996 года Кочеткова обкатывали на местных выборах в Ленинградской, Псковской, Архангельской, Вологодской, Кемеровской областях, в Приморском крае. Затем приподняли до аппарата Госдумы. Затем свозили в Ирак – эта часть биографии Кочеткова весьма невнятна. Дали порулить небольшим информационным агентством «Каменный остров» в Петербурге. Наконец, спустя десять лет, наступил звездный час: Кочеткову доверили действительно масштабный и денежный проект.

Но сомнительное прошлое не оставляет нашего героя и по сей день: круг его знакомств и, как следствие, круг «международных экспертов» CIS-EMO чрезвычайно специфичен. Среди них оказались такие интересные фигуры, как ультраправый член польского сейма Матеуш Пискорский – единственный в Европе депутат, который является реальным скинхедом, издателем нацистского журнала «Одала» и лидером скинхедской группы «Никлот». Еще интереснее фигура француза Люка Мишеля, которого Кочетков возил в Приднестровье, представив его наивным тираспольским провинциалам как «депутата Европарламента». Но таковым месье Мишель, увы, никогда не был. Но зато он – ближайший ученик, последователь и продолжатель дела главного бельгийского нациста Жана-Франсуа Тириара, ветерана СС, закончившего войну в звании обершарфюрера (фельдфебеля) и всегда гордившегося этим. «Мы до конца бились на стороне Рейха, - вспоминал Тириар в интервью российскому сайту «Родноверие». - Одни мои товарищи погибли на Восточном фронте, другие были расстреляны в мае 1945 года».

В послевоенное время молодой Люк Мишель сблизился с Тириаром. Он активно участвовал в создании неофашистской Национал-европейской коммунитаристской партии, из которой затем выросла Федерация национального и европейского действия (FANE), работавшая в Бельгии и Франции. Позднее, уже под руководством Мишеля, FANE была преобразована во «Всеобщую национал-европейскую партию» (PCN). Впрочем, «всеобщность» эта была столь же декларативной, как и «международность» CIS-EMO. PCN спешно слепили из обломков бельгийской части FANE, после того как ее французское отделение было запрещено и распущено за апологию Третьего Рейха.

После конфуза в Приднестровье – и во избежание повторения подобных проколов был создан филиал CIS-EMO, формально не связанный с ним – якобы западная организация «Трансевропейский диалог» (TED), презентованная в Абхазии. Теперь все европейские гости с нацистским прошлым и настоящим представлялись как участники этого «диалога», не заостряя внимания на их политических взглядах. А чтобы семейный бизнес не расползался по сторонам, во главе «Трансевропейского диалога» была поставлена жена Кочеткова – Марина Кочеткова-Клебанович. Двойная фамилия возникла по той причине, что трансевропейская дива, в зависимости от ситуации, представляется то Клебанович, то Кочетковой. В это же время чета Кочетковых окончательно перебралась на жительство в Варшаву – поближе к Европе.

Этапы большого пути

После Украины 2004 года, CIS-EMO «независимо наблюдала» более трех десятков выборов различного уровня. Перечислить их все не представляется возможным, да в этом и нет особой необходимости. Интереснее другое: кто оплатил все это торжество независимых наблюдений? И вообще, сколько все это стоит? Разобраться нам поможет деловая переписка Алексея Кочеткова.

Вот что писал Кочетков в докладной записке на имя Сергея Винокурова, начальника управления по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами администрации президента России по поводу организации работы CIS-EMO на президентских выборах в Украине в 2010 году.

«Непосредственная реализация проекта предполагает осуществление собственно наблюдения стационарными и мобильными группами наблюдателей, оперативная информация от которых стекается в колл-центр. После предварительной обработки полученная информация передается в аналитический центр, где осуществляется фильтрация полученной информации, выработка предложений по способам реализации полученной информации и механизмам ее усиления в свете решения поставленных задач».

Но позвольте, разве независимые наблюдатели не должны обнародовать весь массив полученной информации? И какие еще задачи кроме объективного освещения хода выборов могут стоять перед ними? А вот какие:

«На основании полученных из аналитического центра информации и предложений по способам ее реализации штаб проекта принимает решение о распространении полученной информации и усилении ее воздействия на целевую аудиторию либо об оставлении полученной информации без движения».

Но это еще цветочки. В разделе «Ожидаемые результаты реализации проекта» (о, какой великолепный казенный стиль!) Кочетков пишет:

«Нами накоплен большой опыт работы в области избирательных процессов всех уровней, который позволяет нам работать не только в качестве независимого арбитра на тех или иных выборах, но и оказывать влияние как на освещение избирательного процесса, так и на его ход (и, соответственно, результаты выборов). Реализация проекта позволит создать эффективный механизм воздействия на избирателей (формирование общественного мнения, отношения к тому или иному кандидату, повышение или снижение явки на избирательные участки). Также проект обеспечит информационное наполнение мер противодействия структурам, ведущим антироссийскую деятельность в ходе избирательной кампании (предположительно – БДИПЧ ОБСЕ, УКК, NDI, IRI, организациям, финансируемым Государственным департаментом США и др.) Таким образом, реализация проекта позволит оказывать влияние на результаты выборов в интересах Российской Федерации».

А чтобы Винокуров оценил все богатство возможностей, открываемых работой с CIS-EMO Кочетков приводит в записке даже схему взаимод»ействия структурных подразделений проекта. Среди них фигурируют «стационарные группы наблюдателей», «оперативная группа физической поддержки», мобильные группы наблюдателей», «местные дружественные организации», «колл-центр», «аналитический центр», «группы обеспечения безопасности структурных подразделений», «штаб проекта», «ТV, Интернет-ресурсы, ведущие пресс-конференций», спикеры, модераторы».

А сколько такая прелесть стоит? Да, в принципе, сущие пустяки: всего-то 19818164 российских деревянных (или нефтегазовых?), ну, в общем, бюджетных рублей в первом туре (о втором туре – разговор шел отдельный). Правда, в эту сумму не входят статьи расходов «Оборудование для фиксации хода наблюдения» и «Обеспечение безопасности». Зато входят суточные – 1498000 рублей и зарплата исполнителям 2797000 рублей.

Одновременно Кочетков ведет переписку и с Сергеем Заворотным, будущим советником будущего премьера Николая Азарова. И тоже выставляет ему счет – на сумму 10870750 российских рублей. И, принимая во внимание, что Заворотный может быть и не знать курс рубля, дублирует сумму в долларах: $362300. Правда с Заворотным Кочетков уже особо не церемонится, схем ему не рисует и подробно особо ничего не расписывает. И то верно – зачем? Там все проще и понятнее: «независимое наблюдение» должно подыграть правильному кандидату.

Примерно на тех же принципах – и за сравнимые суммы – CIS-EMO работала и на других выборах. Не утомляя читателя длинным перечнем цифр, скажу лишь, что на долю Кочеткова от каждых выборов приходилось примерно по миллиону российских рублей, а было тех выборов немало.

Человек-амфибия


На первых порах отношения между Алексеем Кочетковым и его шефами из администрации президента России полностью описывались известной парадигмой «свинья-колхоз». Однако CIS-EMO мало-помалу крепла, набирала известность и становилась относительно самостоятельным игроком. С другой стороны, международный статус CIS-EMO нуждался в подкреплении и обосновании. И год назад Кочетков получает разрешение Москвы открыть филиал в Украине. И вступает по этому поводу в переписку с депутатом ВР от Партии регионов Олегом Царевым.

«Уважаемый Олег, - писал Кочетков. - Спасибо за конструктивную встречу. Я постараюсь подытожить наше обсуждение и надеюсь, мы сможем реализовать наши совместные планы. Мы обсудили следующие возможные программы…»

А обсуждали они, судя по письму, немало. Кочетков развернул перед своим визави просто завораживающие перспективы! Он, в частности, сулил Цареву:

«- Активное участие украинской международной организации CIS-EMO в мониторинге избирательных процессов не только в странах бывшего СССР, но и в других странах мира, где необходимо укреплять имидж Украины, как поступательно развивающегося демократического государства;

- создание «позитивного» экспертного сообщества, внешне независимого от МИДа;

- обеспечение публикаций за пределами Украины (прежде всего в западной Европе), с популяризацией деятельности украинского руководства в целом и МИДа в частности;

- содействие развитию «про-украинских» организаций в выбранных странах, в том числе работа с активистами НПО, их обучение и содействие в защите и продвижении прав украинцев, являющихся гражданами выбранных стран;

- критика двойных стандартов в оценке избирательных систем стран Центральной и Восточной Европы».

И все это, заметьте, в рамках совершенно независимой организации по наблюдению за ходом выборов!

«У CIS-EMO в Украине, - писал Кочетков,- есть значительное количество украинских НПО, которые можно вовлекать в работу, создавая правильное дискуссионное пространство. Эти организации, в основном существуют за счет грантовых средств (российских – прим. авт.) и не могут быть «заподозрены» в сотрудничестве с властями».

Могли ли «регионалы» отказаться от таких заманчивых предложений? Конечно же нет! Их не смутили даже пассажи вроде такого: «Исследование будут проводить две организации CIS-EMO и Институт успешных сообществ. Это одна из наших организаций, мы полностью ее контролируем, так что это известный аналитический и «абсолютно независимый центр».

И всепроникающий Кочетков достиг-таки своей цели. Украинский центр CIS-EMO был зарегистрирован летом 2011 и уже успел засветиться в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье. Не обошлось при этом и без скандалов. Украинская народная партия высказала сомнения в законности деятельности украинского центра CIS EMO, в связи с тем, что на выборах в Абхазии его представители во главе с депутатом ВР от КПУ Евгением Царьковым «заявляли о себе как о представителях Украины, в то время как Украина наряду с большинством стран международного сообщества не признавала временно оккупированные территории Грузии Абхазию и Южную Осетию». УНП призвала президента Виктора Януковича и МИД Украины официально осудить подобные заявления.

Скандал быстро замяли, руководство CIS-EMO выступило с объяснениями, что, мол, мониторинг выборов не является формой признания, а одна из участниц миссии, Оксана Шкода, разразилась язвительной публикацией. Шкода, в частности, писала: «Украинский центр CIS-EMO намерен официально пригласить лидера УНП в качестве международного наблюдателя на выборы президента Республики Южная Осетия, которые состоятся в ноябре текущего года.

Во-первых, у пана Костенка появится шанс восполнить пробелы в его скудных познаниях, ограничивающихся географией национального гимна «от Сяна до Дона». Во-вторых, он получит уникальную возможность убедить осетинов в Цхинвале, что они неправы в борьбе за свою независимость. Ведь «стучать» в СБУ, находясь в Киеве – это одно, а продвигать идеи «целостности Грузии» в Цхинвале – совсем другое. В-третьих, пан Костенко сможет ознакомиться с организацией и проведением демократических, честных и прозрачных выборов (подобного действа на Украине он не видел и вряд ли увидит). Ради всего вышеперечисленного автор этих строк готов пожертвовать пану Костенко свою квоту в миссии CIS-EMO».

Квоту свою Шкода, правда не пожертвовала, а может быть и пыталась, но Костенко отказался принять ее жертву… Словом, глава УНП в Южную Осетию не поехал. И зря! У него действительно был шанс ознакомиться с организацией и проведением демократических, честных и прозрачных выборов. На российский манер.

Растоптанная Осетия


В конце октября прошлого года некоммерческая организация «Российский фонд свободных выборов» и CIS-EMO заключили договор об оказании организационно-технической помощи международным наблюдателям на выборах президента Республики Южная Осетия 13 ноября 2011 года и обеспечение их пребывания в Российской Федерации и Республике Южная Осетия. CIS-EMO должна была «создать необходимые условия, способствующие квалифицированному международному наблюдению за выборами», а «Российский фонд свободных выборов» оплатить ее старания, оцененные в 1806700 рублей. Договор, вероятно, был вынужденным шагом: бюджет, выделенный самой CIS-EMO на наблюдение за первым туром осетинских выборов, оказался весьма скромным: всего лишь 1295600 рублей.

Не лишне отметить, что учредителями фонда выступают три государственных структуры: ЦИК России, Институт социально-политических исследований РАН и Московская государственная юридическая академия имени Кутафина.

Договор был исполнен, CIS-EMO обеспечило Фонду наблюдение за выборами в первом туре и само наблюдало – и существенных нарушений не нашло. Как не нашло их и во втором. CIS-EMO даже обратилось с открытым письмом к руководству Республики Южная Осетия: мол, нарушения, в частности, подкуп избирателей, имели место – но лишь до дня выборов, а это «является системным явлением».

Представители CIS-EMO предложили создать рабочую коллегию, в состав которой вошли бы юристы-международники; найти основания для отмены решения Верховного суда ЮО в части запрета Алле Джиоевой баллотироваться на новых выборах президента РЮО и, руководствуясь законами РЮО, перенести новые выборы на более близкий срок, чем назначенная дата 25 марта 2012 года.

В целом – довольно взвешенное заявление. Но есть одно «но». За месяц до второго тура, 15-27 октября 2011 года, CIS-EMO провела в Южной Осетии мониторинговую миссию – в интересах администрации президента России.

«Целью Миссии (цитирую отчет – прим. авт.) являлось выяснение общественно-политической ситуации и уровня напряженности в Республике Южная Осетия в связи с подготовкой и проведением выборов Президента Республики Южная Осетии 13 ноября 2011 года». В частности, в задачи мониторинга входило: «изучить информационный фон, сопровождающий предвыборную кампанию; определить электоральные предпочтения избирателей, в том числе и учитывая отношение к действующему президенту и его потенциальному «наследнику» и (внимание!) определить реакцию населения на вероятные сценарии при непризнании результатов выборов».

Вы не находите такое предвидение событий несколько странным, читатель? Не находите, что CIS-EMO, по всей вероятности, как раз и готовила в Южной Осетии тот самый сценарий, который и был там реализован, а все ее последующие публичные заявления носили чисто маскировочный характер?

Возможно, я ошибаюсь. Но факт остается фактом: недопущение Джиоевой, победившей на выборах, к вступлению в должность президента непризнанной ЮО и последующие силовые акции против нее были осуществлены по прямому приказу из администрации президента России и при непосредственном участии ее представителей. Одновременно с этим администрация президента России является главным спонсором и, по сути, создателем CIS-EMO. Возможно ли, чтобы левая рука не знала, что делает правая?

Впечатление о том, что все подразделения администрации президента России сработали в Южной Осетии в рамках единого плана, подтверждает и внимательное знакомство со вторым отчетом «мониторинговой миссии», написанным уже после выборов. Его авторы выступают скорее в роли консультантов-политехнологов, чем наблюдателей. «Можно констатировать, - говорится в отчете, - несколько ошибок в предвыборной агитации, которые допустила команда Анатолия Бибилова и которые сразу же отметили наблюдатели:

- Смена основного лозунга кампании на «закон и порядок», расположенного на фоне фотографии А. Бибилова в военной форме и с орденами, создавала ощущение закрепления ситуации в стране, а не развития общества и осуществления необходимых изменений.

 - Политтехнологи бибиловского штаба строили свою кампании на противопоставлении – женщине противопоставлен настоящий защитник отечества, но сделано это было без учета некоторых моментов: ситуации вокруг «преемника» и нежелания большей части населения оставаться в сфере влияния Эдуарда Кокойты; под защитой 58 армии вопрос о защитниках становится менее значимым, чем вопрос о мирном развитии общества и повышении благосостояния. Команде Кокойты многие не доверяют и не считают, что они соблюдают общественные интересы, а не свои личные.

Греческие наблюдатели отметили, что реклама, могла бы подойти для режима греческих «черных полковников» или «тонтон-макутов» на Гаити.

Также неудачно для Бибилова прошли и дебаты, на которых представители Бибилова просто прочитали текст и ушли. Было очевидным нежелание Бибилова дискутировать с женщиной о будущем страны».

Неутешительные итоги

Регистрация CIS-EMO была поддержана партией власти с очевидной целью: подстраховаться к выборам в украинский парламент на тот случай, если независимые от нее наблюдатели сочтут, что они были проведены нечисто. Надо полагать, что украинские покровители Кочеткова хорошо понимают, что вся «независимость» и «объективность» CIS-EMO – сплошной обман. Но при этом, они пребывают в уверенности, что уж их-то, бывалых донецких ребят, Кочеткову надуть не удастся. Так ли это? Едва ли. Несмотря на некоторую свободу действий, предоставленную Кочеткову, он остается инструментом администрации президента России и работает в ее интересах. Партия регионов может быть для него лишь тактическим союзником – до первого серьезного конфликта между Москвой и Киевом, совпавшего по времени с очередными выборами, до первого кандидата, или какой-либо новой партии, которых Москва решит продвинуть в украинскую власть. Фактически «регионалы» сами запустили на украинское политическое поле силу, основная стратегическая цель которой состоит в ограничении украинского суверенитета до положения еще одного субъекта Российской Федерации! Играя на страхе «регионалов» перед новой «оранжевой революцией», Кремль ловко подсунул им троянского коня.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.