«Я не требую жалости и ничего не прошу даже у суда… Мне не в чем каяться» - эту фразу Юрий Луценко произносил на судебных заседаниях в последнее время слишком часто. Экс-министр МВД знал: ему, как и Юлии Тимошенко, больше не суждено свободно разгуливать по улочкам города – кому-кому, а «полевому командиру» вывести за собой народ на новый Майдан гораздо проще, чем любому другому политику. Тем более, Луценко еще и обещал: как только выберется из тюрьмы – сразу пойдет на автомобильные курсы. Предыдущая попытка, по его же словам, завершилась революцией…

Собственно, все произошло, как и ожидал Юрий Витальевич: 27 февраля Печерский районный суд огласил ему приговор – четыре года тюрьмы. Курсы – откладываются.

Последнее заседание по делу Луценко сорвало аншлаг. Вокруг здания суда стояли посты – представителей милиции было значительно больше, чем обычно. Напротив дверей около пятидесяти человек с флагами от «Народной самообороны» и «Батькивщины» пытались докричаться до правосудия: «Юре – волю! Вовка на нары!». Лозунги старые – сменились только имена, и издалека даже невозможно было понять, кого именно требуют освободить пикетчики: экс-министра МВД «Юру» или бывшего премьера «Юлю».

Для более ясного выражения свои мыслей митингующие использовали подручные средства: на заметенной снегом машине (принадлежащей, скорее всего, одному из работников Печерского суда) крупно вывели: «Юра». Для пущего колорита одного из активистов переодели в «смерть». Человек в черном балахоне и маске из «Крика» размахивал косой с надписью: «Влада, я по вас». А какой-то мужчина, увидев сие действо, замогильным голосом одиноко затянул слезливую песню.

Читайте также: Крест на украинском правосудии

Печерский суд уже зачитывал приговор, а большинство журналистов все еще не могли попасть в зал – прорваться через охранников, которые пропускали только послов и депутатов, было невозможно еще за час до начала процесса. Мотивация проста: зал забит, коридор и лестничные проходы тоже. Не было и обещанной трансляции – украинским телеканалам не дали возможности даже настроить аппаратуру. Сайт «Народной самообороны», как еще одна потенциальная площадка для онлайн-трансляции, «слег» - по мнению пресс-службы партии, был завален специально.

Сквозь толпу представителей прессы на входе с трудом протискивались народные депутаты Кирилл Куликов, Юрий Одарченко, Олесь Доний, Андрей Павловский, Владимир Арьев, Евгений Суслов. Со словами: «Звоните, если что» наверх, поближе к залу заседания, «просочилась» Ирина Геращенко. Туда-сюда мотался Юрий Гримчак, передавая кассеты прорвавшимся операторам от «непроходных» журналистов.

В зале заседания из-за огромной толпы желающих поприсутствовать на вынесении приговора стояла ужасная духота. Окна были открыты настежь, и все, что происходило на улице, было отчетливо слышно и в помещении. «Чувствую себя, как на Майдане», - после очередного выкрика «Юре волю!» заметил Луценко. Судья Вовк зачитывал приговор так тихо, а митингующие скандировали свои лозунги так громко, что понять, что же, вообще, вокруг происходит было невозможно. Брат Юрия Луценко Сергей даже вышел и попытался успокоить разбушевавшуюся публику, но вернулся после тщетных попыток со словами: «Их уже не угомонишь».

Сам Юрий Витальевич не обращал никакого внимания на бубнеж судей, а общался с женой. Ирина что-то нашептывала ему, с нежностью гладила по голове, он улыбался в ответ, и, казалось, был практически счастлив. Вовк, которого на посту оратора уже сменила Оксана Царевич, с очень серьезным выражением лица наблюдал за этой почти домашней сценой.

Идиллия прервалась приходом первого замглавы партии «Батькищина» Александра Турчинова. Тот после приветствий начал достаточно громко обсуждать с Юрием Луценко планы на будущее. За что получил замечание от судей, попросил их говорить громче – «а то ничего не слышно» - и на время покинул душный зал.

Еще по теме: Евросоюз предостерегает Украину от "политического правосудия"

В коридоре он рассказал журналистам, о чем же вот уже не в первый раз приходит побеседовать с экс-министром: «Мы обменялись мыслями, что нам нужно провести координацию действий по подготовке к избирательной кампании. У Юры есть много мыслей по этому поводу, и он готов изложить их в письменном виде. Но я надеюсь, что непосредственно сегодня мы с ним будем работать уже в штабе».

- Как вы себя чувствуете? Вас сейчас ничего не беспокоит?

- Ничего, держусь. Беспокоит генпрокуратура, теща и собаки (смеясь – прим. автора).


Спустя почти три часа зачитывания приговора судебная тройка, наконец, объявила технический перерыв – парилку-зал заседания нужно было хотя бы проветрить. Тем более, Вовк, зачитывая бумаги, уже стал запинаться и заговариваться.

Жизнеутверждающий Луценко, тут же решил поздравить журналистов с тем, что они теперь признаются участниками политической акции: «Оппозиция огласила весеннюю политическую акцию «Вставай!», и вы все участники политической акции в Печерском суде. Я вас с этим поздравляю». И спрогнозировал свой приговор: «Приговор будет таким, какой заказали – 4,5 года с конфискацией имущества».

Второе действие «пьесы» вызывало ассоциации с церковным молебнами. Судьи стали говорить еще тише, а на улице крики (народ уже подустал) заменили на звон колокола. Только что подошедший участник акции «Украина без Кучмы», глава киевской организации УНА-УНСО Игорь Мазур не смог удержаться и заунывно протянул: «Во имя отца и сына и великого Печерского суда». И добавил, глядя на тройку судей: «Святая инквизиция». Луценко, заметив побратима по несчастью, махнул ему рукой со словами: «Хорошо выглядишь!».

На улицу к людям вышел нардеп Юрий Одарченко. Решив, что раз уж в зале суда все равно ничего не слышно, он взял мегафон и завел стандартные речи об отсутствии в Украине правосудия и приговорах, написанных по указке власти. Вспомнил Одарченко и о «преступнике» Кирееве, который тут работает.

Вообще, в день вынесения приговора Луценко Родиона Киреева часто вспоминали «незлим тихим» словом. Его счастье, что под руку этой толпе, науськанной нардепом, он в этот день не попался.



Судьи объявили второй технический перерыв – уже в тридцать минут. Все четыре эпизода были пройдены. Следующей частью, по предварительным прогнозам, должна была стать резолюционная часть – непосредственно судебный приговор: кому, за что и сколько.

Перед приговором в зале начался просто балаган. Судьи опаздывали, контроль на входе стал помягче, и на заседание прорвалось еще и несколько сторонников. Как только завели Юрия Луценко, они вместе с депутатами начали во всю горло горланить: «Луценко свободу!». Юрий Витальевич что-то отвечал, но вот что – расслышать уже не получалось.

Еще по теме: Украинский парламент не стал освобождать Тимошенко

Повеселил экс-министра МВД Юрий Стець, который дождавшись, пока крики стихнут, громко (чтоб все слышали) выдал: «Юра, я обещал тебе не говорить в суде, что прокуроры пи…сы. Так вот, я исполняю свое обещание!». Александр Турчинов тоже блеснул чувством юмора: «Судьям еще вторую часть с Банковой не принесли – просят подождать».

Неожиданно в зале суда появился лидер партии «УДАР» Виталий Кличко. Он по примеру Турчинова стал о чем-то шептаться с Луценко. Тот громко пошутил: «Слышал, у тебя все соперники по алфавиту идут, так Янукович стоит сразу после Чисоры».

А после Луценко еще и поздравил Януковича со второй годовщиной инаугурации: «Я прекрасно понимаю, что сегодня в конце приговора или вслух или мысленно будут зачитаны слова: поздравляем Виктора Федоровича со второй годовщиной инаугурации президента Украины. Сегодня происходит политическое действо, которое не имеет ничего общего с юридическим. Но, тем не менее, у меня большой оптимизм с точки зрения перспективы Украины. Власть сегодня этим процессом показывает свою смертельную точку. Они боятся честных лиц. И потому меня не выпустят из этой клетки сегодня. И они боятся командных действий демократии. И потому меня тоже отсюда не выпустят. Эти две точки – это смертельная точка режима. Если их знать, оппозиция победит. Я надеюсь, что ценой моего приговора оппозиция увидит эти точки и сменит власть в Украине».

Его речь своим приходом прервали судьи. Резолютивную часть приговора начала оглашать Оксана Царевич – Печерский районный суд Киева пришел к выводу, что собранные по уголовному делу доказательства полностью доказывают вину экс-министра внутренних дел. С Луценко нужно взыскать в интересах МВД более 643 тысяч гривен, причиненных в результате празднования в 2008-2009 годах Дня милиции; с его водителя Леонида Приступлюка, также в интересах МВД, - почти 294 тысяч гривен.

Но как только суд дошел до места, когда нужно оглашать, какое наказание получит Луценко, Царевич обратилась с каким-то советом к председательствующему в процессе судье Сергею Вовку. И тот без каких-либо объяснений объявил перерыв на 5 минут.

В игру сразу включились главные юмористы. «Они приговоры перепутали, - веселился в ситуации Юрий Стець, - не тот вынесли». «Я правильно говорил, что сторона обвинения – балбесы! - вторил ему Юрий Луценко. – Даже приговор написать не могут».

Еще по теме: Не дать забетонировать - отход от Европы сделает украинцев бесправными

Стець:
Юра, я бы прокомментировал, но уже точно нельзя матюкаться (наигранно – прим. автора). Я боюсь, что меня просто могут удалить до конца процесса.


Луценко:
Главное, чтоб тебя не посадили до конца процесса.


Варианты, почему судьи удалились, начали предлагать и остальные нардепы и журналисты. По одной версии, в продолжении приговора было написано: «Задовільнити частково, а що далі – спитати у Портнова». По второй, в конце документа значилось президентское: «Дальше додумайте сами».

Не через пять, а через пятнадцать минут судьи все-таки вернулись и продолжили. Вердикт для Луценко - четыре года тюрьмы с конфискацией имущества, лишением права занимать руководящие должности и ранга государственного служащего. Плюс, возмещение 643 тыс. грн. компенсации МВД за нанесенные убытки. Его бывшего водителя Леонида Приступлюка суд приговорил к 3 годам условно.

Депутатов бойцы «Грифона» предварительно вытолкали на лестницу. Готовый именно к такому повороту событий, абсолютно спокойный Юрий Луценко пообещал бороться до конца: «Только что мы стали свидетелями последнего диагноза об отсутствии субъективного суда в Украине. Суд зачитал заготовленное политиками решение… Я буду доказывать свою правоту и в юридическом, и в политическом поле». «Четыре года – это не страшно», - только и успел крикнуть ему в ответ Игорь Мазур.

На улице народ бушевал. Системой правосудия возмущался Виталий Кличко: «Приговор Луценко – крест на украинском правосудии. Это еще один признак диктатуры, авторитарного режима и приговор украинскому правосудию». «Судью на мыло, Пшонку - на тушонку» и «Будем Януковича садить» - еще одни из наиболее безобидных кричалок, прозвучавших после оглашения приговора Луценко.

Шквал эмоций вызвало заявление прокурора Виктора Клименко: «Я уверен в том, что сегодняшний приговор сделает наше общество лучшим, поскольку каждый будет понимать, что назначение на высокую государственную должность это в первую очередь личная персональная ответственность за свои действия и никакие красноречивые выступления не позволят спрятаться за спинами подчиненных, объясняя свою некомпетентность и неподготовленность к доверенной ему работе. Я убежден, что после сегодняшнего приговора каждый руководитель, желающий подарить своему подчиненному квартиру или другие материальные блага за счет инвалидов или ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, дважды подумает перед тем, как предпринять такие действия».

После его заявления, что «приговор подтвердил обвинение», а в суде были полностью опровергнуты голословные заявления «тех манипуляторов общественного мнения, которые пытались убедить общество в том, что дело якобы разваливается, что в нем нет доказательств», народ начал кричать: «Позор!», бросать в него снежки и даже подталкивать в спину. Но Клименко быстро ретировался - спрятался за входной дверью центрального входа суда.

Защитник экс-министра Юрия Луценко Алексей Баганец напоследок только добавил, что «другого не ожидал» и что обжалует приговор, как только получит на руки полный текст судебного решения – согласно решению суда, на это отведено 15 суток.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.