...А тридцать лет назад за приверженность к имени Петлюры сажали. Еще несколькими десятками лет ранее — убивали.

25 мая 1926 года в центре столицы Франции, прицельным выстрелом в упор был убит Главный Атаман Украинской Народной Республики Симон Васильевич Петлюра. Речь шла об умышленном террористическом уничтожении (потому что, как давно уже было доказано, убийца бывший, и вообще лицо весьма неблагонадежных и нестабильных взглядов, Самуил Шварубард, был негласным агентом ГПУ — версия, что он якобы, стреляя, мстил за еврейские погромы, к которым будто бы был причастен персонально Петлюра, предназначена для крайне наивных людей) символа украинской национально-освободительной борьбы 1918—1921 годов. Показательно, что ни тщательно спланированное «медицинско-лечебное» убийство председателя Центральной Рады Михаила Грушевского (1934 год), ни смерть другого выдающегося руководителя УНР, Владимира Винниченко (1951 год) не вызвали в Европе или в Украине того резонанса, какой был вызван убийством Петлюры.

Потому что большевистская власть и ее послушное орудие — ГПУ — понимали, что прежде всего нужно уничтожить «мотор», организационный центр международного антиоккупационного украинского сопротивления. Таким мотором, бесспорно, был Петлюра (невзирая на утверждение тогдашних советских газет о том, что он якобы политически «обанкротился», «деградировал», «никого, кроме себя, не представляет» и тому подобное). Чекисты хорошо усвоили установки Ленина и Дзержинского: целиться нужно в голову врага — и действовали соответственно. Но и сейчас, спустя 86 лет после парижской трагедии мая 1926-го, для современных украинцев (да и не только для них) больше весит Петлюра-символ, Петлюра-икона (или же от обратного, Петлюра-людоед, Петлюра-»сатанинский националист»), чем реальный Петлюра-политик, Петлюра-организатор, военный деятель со всеми его достижениями и фатальными поражениями.

Эту особенность современного массового сознания украинцев, когда реальные лидеры независимого движения (например, и гетман Иван Мазепа, который, как и Петлюра, до сих пор остается для верующих «Русского Мира» символом проклятого украинского «самостійництва») воспринимаются исключительно в черно-белых тонах, в системе координат «аллилуйя» или «проклятие» — безусловно, стоит принимать во внимание. Надеемся, что свое дело медленно, однако уверенно сделает просветительская работа; так, только что в «Фейсбуке» была открыта персональная страница Симона Петлюры, где все желающие могут ознакомиться с ранее «закрытыми» документами: перепиской, публицистическими статьями нашего героя, воспоминаниями современников, дневниками, которые касаются биографии Главного Атамана. Все это очень интересно и весьма полезно (кстати, всего одна деталь: оказывается, в своих статьях и переписке последних лет жизни Петлюра, мягко говоря, крайне скептически относился тогда к «украинизации» — в отличие от некоторых других лидеров УНР!). Однако следует трезво понимать, что массовое сознание наших соотечественников является таким (точнее, его преднамеренно сохраняют таким), что значительная часть людей — пусть не большинство — искренне доверяют грубой антиукраинской пропаганде пропутинских СМИ, в России и в Украине сущих, наподобие пресловутого московского сериала «Белая гвардия», якобы по Булгакову, где петлюровские офицеры (как правило, пьяные, истеричные и обязательно полусумасшедшие) истязают людей, рубят головы налево и направо, а при словах «Москва» или «Россия» немедленно выхватывают револьвер. Еще одно красноречивое свидетельство «антипетлюровских» суеверий в обществе — то, как трудно, буквально в муках происходит переименование столичной улицы Коминтерна в улицу Петлюры (очевидно, многим чиновникам «духовно ближе» старое название!).

И еще одно. Вполне объективному, беспристрастному восприятию фигуры Симона Петлюры мешают как минимум два обстоятельства. Во-первых, Главный Атаман потерпел поражение (временное, но многие ли современные «рядовые» украинцы понимают, что персональное поражение Петлюры не было поражением его дела, невзирая на то, что должны были произойти необходимые мировоззренческие изменения?). А тех, кто потерпел поражение, «обыватели» («люди улицы») не любят; недаром саркастичный и мудрый Самуил Маршак написал так (между прочим, сразу после смерти Сталина):

Мятеж не может кончиться
удачей —
В противном случае
он называется иначе!


Этот психологический «нюанс», похоже, накладывает свой отпечаток на отношение к Петлюре.

Кроме того, создание пропетлюровской «иконографии», создание образа легендарного «лицаря без страху й догани», который никогда не ошибался — тоже не наилучший, откровенно говоря, путь к настоящему познанию лидера Украинской Революции. Спросим себя: ошибался ли Петлюра? Бесспорно, да, и многократно: здесь и неспособность точно определить конкретную (полностью конкретную, невзирая на неудачные призывы к «единению всех и вся») социальную опору вновь созданного независимого государства; здесь и, деликатно высказываясь, не всегда удачные политические и внешнеполитические союзы, соглашения и договоры; и чрезмерный временами (при всей его трезвости) политический романтизм. Однако главная причина поражения Украинской национально-освободительной революции начала XX века — не личные ошибки Петлюры, а трагически незрелое, дезориентированное, «бездержавницкое» состояние общества, которое и порождало безудержную социальную зависть с одной стороны, и не менее отвратительную социальную спесь с другой. Стоит добавить к этому денационализацию общества (и в первую очередь его элиты, что имело пагубные последствия), для достаточно большой части которого большевики с их призывами уравнительного распределения («отобрать землю у богатых») казались «меньшим злом» (но большевистский террор не заставил себя долго ждать!). Дальнейший ход истории страшным образом показал, кто же был прав...

Но как именно (насколько эффективно) завоевывал Симон Петлюра независимость Украины — это все же отдельный вопрос. Но он — не на словах, а реально! — завоевывал ее в борьбе. Делал это настолько убеждено, что остался в истории мощным символом борьбы за государственную самостоятельность нашего народа.

«Нынешний президент должен быть благодарен Петлюре»

Владислав Гриневич, старший научный сотрудник Института политических и этнонациональных исследований имени И. Ф. Кураса НАН Украины, кандидат исторических наук:


— Нельзя сказать, что за двадцать лет мы не имеем источников для изучения личности Петлюры. Об украинской революции стали писать сразу после провозглашения независимости. И то, что Петлюра был одним из лидеров украинской революции, указано и в учебниках, и во всех масс-медиа мы об этом говорим. Другой вопрос — нехватка политической воли наших власть предержащих сделать то, что давно должно быть сделано, — поставить памятник Петлюре в Киеве. При помаранчевой власти не удосужились это сделать, а при этой — тем более. Но как бы мы ни относились к Петлюре, это одна из ведущих персон украинской революции, на что мы не можем закрывать глаза. Информации очень много, причем вы не найдете сплошного негатива — даже если бы хотелось обвинять его во всех смертных грехах (например, относительно обвинений в еврейских погромах — есть множество документов, по которым Петлюра карает виновных и издает отзывы об их прекращении, но относительно организации им погромов и причастности к ним материалов никто никогда нигде не печатал). Но мифология в обществе существует. Мы можем найти в Интернете что угодно, и это наше преимущество, но информации настолько много и она может быть настолько противоречивой, что нужно уметь ею пользоваться. Для этого должны быть определенные «указатели». Ими для общества является так называемая официальная память. Это государство — его постановления, почитание памяти — памятники, монументы, годовщины, упоминания о деятелях. Также это учебники и робота академического сообщества — профессиональных историков. На уровне академической науки мы имеем уже несколько монографий о Петлюре, проводятся конференции, он вписан в контекст истории украинской революции.

Существует, скорее, проблема не с личностью, а с ее оценками. Кто-то считает его недостаточно сильной личностью, но здесь речь и о том, насколько украинское общество было готово к этому. Мы четко осознаем, что при всех наших оценках Петлюры — это выдающаяся личность. Подтверждением этому также является то, что его увековечили не друзья и сторонники, а враги. Ведь его фамилия стала именем нарицательным — термин «петлюровщина», использовавшийся при Советском Союзе, употребляли по отношению к тем, кто стремился к украинской независимости, к национально сознательным. Его убийство также свидетельствует о том, что советская власть считала его личность опасной для себя. В этом понимании история свой приговор уже сделала. Слово за властью.

Общество не знает необходимого минимума не только о Петлюре. Для информирования общества нужна государственная политика. Скажем, Ющенко хотел снять определенные предубеждения и мифы вокруг УПА. Соответственно, печатались материалы, проводились выставки и тому подобное, то есть проводились целеустремленные мероприятия. И за последних два года помаранчевой власти на 10—12 % возросло число тех, кто не относится враждебно к бандеровскому движению. То есть в результате целеустремленной политики эти вопросы снимаются.

В случае Петлюры вопрос стоит не о героизации, а об объективной оценке. Потому что человек, посвятивший свою жизнь созданию независимого украинского государства и находившийся постоянно на пике основных проблем, заслуживает того, чтобы его память была почтена, кто бы и что бы об этом ни думал. Эта личность входит в условную топ-10 украинских национальных исторических личностей. Стоит напомнить некоторым господам в Верховной Раде, что мы имеем в настоящий момент независимое украинское государство, и Петлюра был одним из тех, кто его создавал. Не было бы почвы, не было бы никакого независимого государства. Нынешний президент должен быть благодарен и Петлюре, и Бандере, и УПА, потому что они сформировали сознание украинского общества, которое кристаллизировалась в создание независимого государства. Мы должны помнить их и чтить память о них, признавать их негативные и позитивные стороны. Негативные —прежде всего чтобы понять, почему они тогда не создали государства. Виноват ли в этом Петлюра, есть ли вина и общества, которое не смогло подняться. Эта личность вызывает вопросы, важные в плане того, как строить государство сегодня. Безусловно, важнее всего было бы, чтобы этим проектом занималось государство. Оно этого не делает и пытается выработать свою официальную память. На официальную память всегда будет контрпамять — независимые ученые, массмедиа, творческие работники — творящие свою модель.

«Хотелось бы, чтобы люди видели разного Петлюру — например, театрального и литературного критика»

Юрий Шаповал, доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра исторической политологии Института политических и этнонациональных исследований им. И.Ф. Кураса НАН Украины:


— Имя Симона Петлюры употребляли все время на протяжении 74-летнего господства коммунистов, но абсолютно с негативной окраской. И прежде всего он представал националистом, хотя в действительности был социалистом. В начале 90-х стала всплывать вся правда, наконец мы дожили до начала 2000-х годов и узнали, что все-таки его убили по заданию ОГПУ, то есть он представлял определенную опасность для того советского государства, и это было заказное политическое убийство. И это еще больше героизировало образ Петлюры, предавало ему ореол. Да, в настоящее время материалы действительно доступны, хотя не все — подчеркиваю, но есть возможность разобраться в этом персонаже. Здесь есть два аспекта: личностный, когда каждый человек — пользователь интернета может зайти и попытаться разобраться (например, в вопросе, был ли Симон Петлюра погромщиком евреев, или это все-таки ложь); и второй, следует разобраться в том, что он был социалистом. Это очень важный фактор. На самом деле он был украинским социал-демократом, пережившим довольно сложную эволюцию. Мне бы очень хотелось, чтобы люди видели разного Петлюру — например, театрального и литературного критика: он писал блестящие эссе, основал журнал «Украинская жизнь» в Москве; — а не только Петлюру периода социального противостояния 1917—1920 годов и эмиграции. Это важнейшая задача, которая уже зависит от государства и той политики памяти, которую оно, создав Институт национальной памяти, вынуждено проводить. Этого нам еще недостает. Но это произойдет: я довольно часто бываю в Париже и никогда не забываю прийти на кладбище Монпарнас и возложить цветы на его могилу, и я вижу, что люди уважают его, там есть цветы. В Полтаве, где родился Петлюра, много лет существует семинар петлюроведения — очень интересное мероприятие, где до деталей изучаются его биография, трагическая судьба семьи, пострадавшей ни за что. Это заслуживает внимания. Нужно уважать своих героев.

«Мазепинцы», «петлюровцы», «бандеровцы»

Станислав Кульчицкий, доктор исторических наук, профессор, заведующий отделом истории Украины 20—30-х гг. ХХ века Института истории Украины НАН Украины:

— Сегодня есть очень много материала о Петлюре — и книги, и монографии, переиздания материалов, опубликованных диаспорой на Западе и т.д., в том числе и в Интернете, в частности в Facebook. И проблематика научно-исследовательских институтов, в частности Института истории Украины, в значительной степени связана с личностью Петлюры, с тем, что даже можно назвать термином «петлюриана». Есть все возможности, чтобы изучать его деятельность вполне объективно и довольно полно. Если взять школьные учебники по истории Украины для 10—11 классов, там личность Петлюры отражена в необходимом объеме — и его неудачи, и его достижения. Если смотреть на эту личность с ХХІ века, то можно сказать, что в истории украинского освободительного движения были три личности — Грушевский, Винниченко и Петлюра. О каждом из них есть сотни статей, много книг с различными оценками, сборники документов.

Наша национальная историческая память (речь идет о памяти целых слоев населения) очень неравномерна. Ведь те люди, которые закончили школу до 1991 года, истории Украины практически не знали. Потому что история СССР, которая преподавалась в школе, на 95 % была историей России, и на 5 % — Украины, Белоруссии, Грузии и др. Следовательно, там вообще не было места для Петлюры. Петлюра фигурировал там лишь как символ — очень негативный. Но даже в советские времена было несколько идеограмм, раскрывавших историческое значение определенных личностей, то есть происходила персонализация истории — ясное дело, в негативном плане. Но тем самым признавался масштаб личности. Были «мазепинцы» — последователи Мазепы, националисты, их так клеймили и преследовали; в период освободительного движения, межвоенные и послевоенные годы вплоть до конца существования Советского Союза были «петлюровцы»; также появились «бандеровцы» в послевоенный период. Вот эти три личности, и я не думаю, что кто-то другой, четвертый, был бы среди этих клеймяительных неологизмов. Даже самая харизматичная личность периода гражданской войны Нестор Махно не достигает уровня государственнического характера.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.