5 июля Верховная рада должна рассмотреть во втором чтении закон о языковой политике, внесенный депутатами Киваловым и Колесниченко. В экономике есть такое понятие «фиксированные убытки». Это значит, что потерянное в результате Бог знает чего, уже никогда не вернется.

Таким убытком для Украины является русский язык. Пока профессиональные патриоты подсчитывают расходы на смену дорожных указателей, а другие с лицемерно-спекулянтской надеждой рассказывают о грядущем исчезновении украинского языка, я думаю о другом.

Я думаю о том, что в стране, где русский язык массово не изучался 20 лет, невозможно вдруг прийти к официально объявленному двуязычию.

16 лет назад украинский язык стал единственным на Украине государственным. 16 лет – это целая жизнь, это, не побоюсь упреков, возраст согласия. За эти 16 лет никто, кроме патентованных политических ньюсмейкеров, слова не сказал о том, как мова разрушает славную человеческую жизнь.

Не было ни протестов школьников, ни протестов студентов против непознаваемости украинского языка и невозможности в связи с этим жить и работать.

Не было и массовых протестов учителей, врачей, чиновников и представителей других социально-ориентированных профессий. Значит, перейти на украинский не составило труда?

Я - абсолютно русскоязычный человек, гражданка РФ и, конечно, мне хотелось бы, чтобы мой сын учился на русском. Но особенности обучения в русской школе заставили меня перевести его в украинскую.

Каждый раз, открывая дневник и тетрадки первоклассника, я впадала в транс от количества орфографических и пунктуационных ошибок классной руководительницы.

Попытки указать на ошибки заканчивались очередной псевдорусскоязычной мерзостью, направленной на моего сына. И заявлением: так забирайте его в украинскую, если вам что-то не нравится.

Я забрала. Но многое не нравится мне по-прежнему.

Девять лет я работаю редактором в русскоязычных СМИ Украины. И эти девять лет убедили меня в том, что русского языка на Украине нет. Нет, и больше не будет. Я еще доработаю до пенсии, а дальше его не будет. Русскому просто не учат. Да и учить некому.

И это продолжается как минимум 10 лет (не с принятия Конституции 1996 года).

Русская половина моей души аплодирует принятию закона Кивалова-Колесниченко, а образованная - рыдает. Я не хочу попадать в меньшинство и не хочу, чтобы мой сын ходил  в школу для меньшинств. Я не хочу такой тупой сегрегации.

А даже если он пойдет в русский класс, то, кто и чему будет его учить, если русский не преподавался будущим учителям 16 лет? Где их взять теперь? Так же, как его уже не знают будущие журналисты, инженеры, врачи и юристы…

Зачем возвращаться в прошлое? Нынешнее реальное двуязычие устраивает всех. Попытки придать ему официальный статус превратят жизнь в кошмар. Вы никогда не сможете получить справку в ЖЭКе без дополнительных усилий, потому что выпендриться захочется и вам и вашим оппонентам.

Что будет происходить в суде? В роддоме? В милиции, в конце концов? Каждый будет требовать родной речи и менять ее каждую минуту в зависимости от лидерства своего мнения.

И напоследок. Я уважаю депутата ВР Вадима Колесниченко, как и каждого человека, последовательно и твердо отстаивающего свою позицию, даже если лично мне она несимпатична. Но зимой в эфире «Большой политики» Вадим Колесниченко неоднократно произнес слово «мудья».

По-русски, уважаемый депутат Колесниченко, это слово произносят совсем по-другому. Так может не надо нам здесь вашего русского?