Та Россия, которую только что оставил позади Билл Клинтон (Bill Clinton), совершенно отличается от страны, унаследованной им от отца нынешнего президента США Буша-младшего (George W. Bush). И хотя в последние два года в Вашингтоне бьются над вопросом "Кто потерял Россию?", совершенно очевидно, что в 2001 году ухудшение американо-российских отношений дошло до куда более низкой точки, чем в наполненные динамизмом и оптимизмом дни 1993 года, когда Билл Клинтон входил в Белый дом, а Борис Ельцин находился в зените своего иконоборчества.

Через 8 лет после того, как Клинтон вознамерился направлять Россию к демократии и свободным рынкам, - нередко судорожно, нерешительно и запутанно - Россия оказалась под властью нового, более молодого и решительно отличающегося от ельцинского клана руководства. Пользующийся большой популярностью и более энергичный президент Владимир Путин проявляет к тому же авторитарные инстинкты. В стране ширятся опасения за свободу прессы и религии. Российская экономика, рост которой в последнее время обеспечивается только благодаря высоким мировым ценам на нефть, увязла в болоте коррупции, а масштабы вывоза капиталов за границу настораживают, тогда как внутренние инвестиции минимальны.

Недавний анализ Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США неутешителен для России: специалисты этого ведомства прогнозируют неослабевающий спад на всех фронтах, несмотря на обещания Путина восстановить былое величие и международный престиж России. В докладе ЦРУ говорится, что "в период до 2015 года Москве будет еще труднее, чем сегодня, согласовывать свои надежды на главенствующую роль в мировых делах со своими драматически сократившимся ресурсами". По мнению большинства специалистов, остается открытым критический вопрос: сумеет ли страна при совершении перехода (к демократии и рыночной экономике - прим. пер.) увязывать свои возможности с потребностями? Также под вопросом остаются характер и качество управления и экономической политики страны. Наиболее вероятный исход таков: Россия останется внутренне слабой.

Если за прошедший год путинский "фактор хорошего самочувствия" и способствовал повышению самооценки россиян, то роман с Западом явно не удался. Как правительство, так и широкие слои общества имеют зуб против Запада, особенно против Америки, и убеждены в том, что Клинтон в своих действиях руководствовался не столько стремлением укрепить демократию и повысить качество жизни в России, сколько желанием не дать России подняться с колен, сохранить ее слабой и тем самым гарантировать Америке статус недосягаемой великой державы, которую Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright) именует "силой, без которой невозможно обойтись".

Ключевые геостратегические инициативы Запада, которые более других разочаровали россиян, были предприняты в период второго срока администрации Клинтона и касались расширения НАТО на восток, с включением в него бывших советских сателлитов Польши, Венгрии и Чешской Республики, а также войны НАТО против Югославии в 1999 году. Русские националисты упорно настаивают на том, что здесь имеет место попытка создать новый Пакс-Американа по периметру территории России, с включением в него также Чечни.

Обобщая вышесказанное, можно отметить, что приходящая администрация Буша-младшего, равно как и поддерживавшие Клинтона специалисты по России сегодня называют период правления Клинтона "эрой упущенных возможностей" в том, что касается России. В недавно вышедшей в свет книге профессора Принстонского университета, специалиста по России и демократа Стефена Коэна (Stephen Cohen) российская политика Клинтона названа самой крупной неудачей внешней политики Америки после Вьетнама.

Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), советник по национальной безопасности Буша-младшего, в недавней статье писала: "Внешнеполитическая проблема США заключается в том, что политика администрации Клинтона, которая до конца продолжала обниматься с Ельциным и с теми из его окружения, кого она считала реформаторами, попросту с треском провалилась. Поддержка Соединенными Штатами Америки демократии и экономических реформ стала поддержкой личности Ельцина. Его программа стала американской программой".

Это главный пункт обвинения, выдвинутый против российской политики Клинтона - вместо того, чтобы сосредоточиться на создании более долговечных демократических и экономических институтов и структур, она была слишком тесно привязана к личной судьбе Ельцина.

Канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) обвинил в том же самом своего предшественника Гельмута Коля (Helmut Kohl), заявив, что в 90-х годах политика в отношении России была чрезмерно сконцентрирована на связанных узами мужской дружбы лидерах, на приятельских отношениях между "другом Биллом" и "другом Борисом" или экстравагантных панибратских актах Бориса и Гельмута. Кажется, Тони Блэр (Tony Blair) пытается воссоздать атмосферу такого рода в своих отношениях с Путиным.

Американский антрополог Жанин Ведель (Janine Wedel) в различных книгах и статьях проанализировала с угнетающими подробностями, как в 90-х годах российскую политику США похитила и направила в нужное ей русло небольшая и никому не подчиняющаяся клика российских и американских либеральных экономистов, сгруппировавшихся вокруг Анатолия Чубайса в России и экономистов - сторонников свободных рынков в Гарвардском университете в Америке.

Следствием этого стала непоколебимая поддержка клики, которая подвергла Россию шоковой терапии и массовой приватизации с сомнительными результатами. Это кончилось тем, что все здание экономических реформ разрушилось, трансформировавшись в дальнейшем в коррумпированную распродажу национальной промышленности по сногсшибательно низким ценам небольшой группе пользующихся благосклонностью бизнесменов в обмен на их поддержку ельцинского Кремля.

Кончилось все тем, что сегодня Чубайс и так называемые "олигархи" стали в России самыми ненавистными и осыпаемыми бранью фигурами, а поэтому Путину прибавляют популярности политически мотивированные выпады против тех из олигархов, которые заслужили его немилость, тогда как в Америке поезд, доставляющий столь необходимую россиянам помощь, со скрежетом останавливается и силы России начинают истощаться.

"(Клинтоновская) Америка утверждала, что в России идут реформы, тогда как на самом деле их не было, - доказывала Райс. - Реальное положение дел в России просто не соответствовало тому, что говорила администрация о российской экономической реформе".

ЦРУ предсказывает: "Для России возможны многие варианты будущего, от политического возрождения до распада. Но превалирует тенденция к авторитаризму, хотя и не в том экстремальном виде, как в советский период┘ Внутренние болячки (России) помешают ее усилиям по возвращению себе статуса великой державы".

Вопреки усилиям Клинтона и безотносительно к самым важным обещаниям Путина администрация Буша-младшего будет иметь дело с еще более ослабленной Россией. Есть опасения, что эта слабость может создать более серьезные проблемы, чем здоровая и счастливая Россия.

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.