Народ в России, как признал на прошлой неделе Крис Паттен (Chris Patten), "не очень-то понимает, что представляет из себя Европейский союз и каким он хочет стать". И это неудивительно: большинство европейцев также не знает этого. Но заблуждение Москвы таит в себе потенциальную опасность. Чем ближе Европейский союз марширует к границам России (а русские рассматривают это именно как наступление), тем более важным для Европейского союза становится внесение ясности и логичности в отношения с Россией.

Европейский союз не сумел сделать ни того, ни другого. Как, например, Москве различать понятия "сверхдержава", или "сверхгосударство" (superstate), о чем, как утверждает г-н Паттен, речи не идет, и "сверхдержава", или "сила, не имеющая себе равной" (superpower) Европейского союза, о чем прошлой осенью рассуждал Тони Блэр (Tony Blair)? Как ей интерпретировать заверения из Брюсселя, что Европейский союз не собирается вступать в конкурентную борьбу "за политическое и идеологическое влияние", когда в официальном документе Европейского союза "Повестка дня - 2000" заявлено, что расширение позволит распространить на Европу "гарантию усиления стабилизирующего влияния", предусматривая, что это будет достигнуто путем расширения НАТО?"

Эта параллель будет казаться России решительно угрожающей, когда в НАТО вступят Польша и Литва. Калининград (бывший Кенигсберг, столица Восточной Пруссии), в котором с 1945 года дислоцирован весьма уязвимый штаб Балтийского флота России, в таком случае окажется в полном окружении, станет российским анклавом, столь же изолированным от России, как Западный Берлин от остальной территории ФРГ в годы "холодной войны".

Прежде, чем это случится, Европейский союз должен вернуть себе доверие России. До середины 90-х годов Москва усматривала четкое различие между расширением НАТО, которому она противилась, и расширением в восточном направлении Европейского союза, которое она рассматривала как экономическое и, следовательно, неопасное. Сейчас она так не считает, что является, как это и должно было случиться, результатом притязаний Европейского союза на роль военной силы. Европейский союз должен рассеять подозрения Москвы, что собирается воспользоваться слабостью России для того, чтобы осуществить политический передел Европы, своего рода Ялту наоборот, в результате чего Россия, говоря словами заместителя министра иностранных дел России Ивана Иванова, окажется "без вида на жительство" на краю континента.

В отличие от Североатлантического союза, у которого есть его программа "Партнерство во имя мира", Европейский союз не особенно преуспел в деле сглаживания различий между своими членами и "чужаками". Заключенное им "соглашение о сотрудничестве" с Россией существует только на бумаге. Чрезмерно укоренившаяся бюрократия сделала его, по выражению одного брюссельского международного чиновника, "триумфом процесса над сущностью". Скандинавы, осознающие риск, который таит в себе охваченная паранойей Россия, пытаются придать Европейскому союзу "северное измерение". Но они в этом не очень-то преуспели.

Однако Европейскому союзу успех просто необходим. Москва представляет себе расширяющийся Европейский союз в образе движущегося на нее парового катка. Брюссель толкает перед собой массивную стену норм и правил, которые должны безоговорочно принять все новые члены (Европейского союза - прим. пер.). Он не только возводит торговые барьеры, но также резко ограничивает передвижения людей и товаров через новую "внешнюю границу" (Европейского союза - прим. пер.). Эта бумажная стена увеличивает риск, что жители не только Центральной Европы, но и Прибалтийских государств, где проживают многочисленные русские общины, после допуска (политического, а также и экономического) в Европейский союз отвернутся от России. В таком случае Калининград, подобно Данцигу до 1939 года, мог бы стать опасным источником трений. Задолго до того, как Калининград окажется в окружении, следует убедить Россию, что ей не следует рассматривать эту перспективу как угрозу российским интересам. Но сделать это будет нелегко.

Этот злополучный регион, территория которого примерно равна Ольстеру, страдает от плохого административного управления, бедности, болезней и загрязнения окружающей среды. Население живет в значительной мере за счет незаконного оборота наркотиков, контрабанды, организованной преступности - и мелкой торговли, которая будет раздавлена, как только Европейский союз введет визовый режим на границе.

В Калининградской области, которая в советские времена, ввиду особой важности для Москвы ее незамерзающих портов, была закрыта для посещения иностранцами, все еще дислоцированы примерно 18000 российских военнослужащих и находятся ржавеющие останки когда-то могущественного флота. Снабжение Калининградской области осуществляется по коридору, проложенному через территорию Литвы, и понятно, что Россия хочет получить от Европейского союза гарантии сохранения этого коридора. Она хотела бы получить специальный статус для Калининграда и поэтому - чтобы подчеркнуть свою озабоченность в связи с возможностью окружения - передислоцировала туда свои ядерные ракеты. Европейский союз в качестве компенсации за свое согласие вправе потребовать, чтобы Россия положила конец преступности в этом регионе. Как бы там ни было, но соглашение должно быть.

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.