Где-то на техасском ранчо Джордж Буш, закинув на стол ноги в ковбойских сапогах, размышляет о будущем Америки. А в это время где-то в Кремле Владимир Путин┘

Явление первое (действие происходит на ранчо где-то в Техасе): Джордж Буш (George Bush) откидывается на спинку кресла, лениво сбрасывает ковбойские сапоги и задумывается о будущем своей Америки. Вашингтон - единственная мировая держава. США, конечно, не могут решать на планете все и вся. Однако, мало что можно достигнуть и в политике, и в экономике вопреки воле Америки. Попытается это сделать какой-то там Саддам (Saddam), и в воздух поднимутся американские бомбардировщики. От возмездия, скажем, в форме удара с применением оружия массового уничтожения, США спасет развернутый над страной противоракетный щит (НПРО). Противоракетный щит убережет США от ядерного ужаса, даже если вызов Вашингтону бросит прогрессирующий в своем развитии Пекин. Такую замечательную картину мира рисует воображение Буша.

Явление второе (действие происходит где-то в Кремле): Владимир Владимирович Путин взирает на золотые купола дворца и спрашивает себя о будущем России. Будучи офицером, Путин - до мозга костей патриот. Он видит себя властителем парализованной страны. Глава Кремля стоит на страже самых длинных на Земле границ. Их добрая часть приходится на беспокойных соседей. На юге сходят с ума исламисты. Запад спокоен, но у российских границ скоро появится НАТО. Состояние российской армии безнадежное. Для проведения реформ нет денег. Их нет и для производства нового ядерного оружия. Это - не меняющаяся, мрачная картина путинского мира.

Два властителя, два мира. Новый президент США Буш дал ясно понять, что его Америка будет Америкой сильной. А для этого необходимы национальная система противоракетной обороны, расширение НАТО на восток, бомбардировки Ирака. Ближайшие советники Буша заявили, что считают Москву второсортным государством. Будущую угрозу для них представляют страны тихоокеанского бассейна. Решающим фактором при разработке планов политических, экономических и военных игр стал Китай. В этом советники Буша правы. Москва в настоящее время второстепенная страна. Сомнительно, что Россия в обозримом будущем сможет вернуть себе роль мировой державы. По крайней мере, Кремль предъявляет на это претензии. В действительности, однако, Путин понял, что его возможности ограничены. Он дал понять, что его внешняя политика будет в значительной мере ограничена ближним зарубежьем, концентрироваться на отношениях с республиками, входившими прежде в состав бывшего Советского Союза.

Второсортность не означает полную потерю значимости. У Путина есть сильный козырь: Россия располагает более чем угрожающим арсеналом ядерного оружия и считается в этом плане равной США, не предпринимая для этого особых усилий. Однако, с появлением американского противоракетного щита эта ситуация может измениться. При этом не имеет значения, будет ли Россия, как и прежде, в состоянии нанести ядерный удар по США. Если НПРО окажется действительно работоспособной, даже одно техническое превосходство американцев превратит Москву во второсортную ядерную державу. Поскольку скачок от равновесия в устрашении к функционирующей системе противоракетной обороны носит не количественный, а качественный характер. Даже еще не реализованный проект НПРО уже сегодня символизирует преимущество Америки в области вооружений. США обогнали все другие государства на 20 лет. И этот разрыв увеличивается.

Несмотря на это, у Путина есть, без сомнения, значительный потенциал для противодействия американскому гегемонизму. Однако все угрозы предпринять контрмеры являются непродуктивными. Вновь оснастить российские ракеты кассетными ядерными боеголовками? Это было бы пустой тратой денег: ядерный конфликт между Россией и США в настоящее время исключен. Москва могла бы попытаться воспользоваться разноголосицей по поводу НПРО на Западе и несколько расстроить отношения между американцами и их союзниками. Попытку этого можно было видеть вчера, когда генеральному секретарю НАТО Робертсону (Robertson) был передан российский план создания "европейского противоракетного щита". Но и этот план, в конечном итоге, ничего не даст.

Ни французы, ни немцы не изменят американцам. Допустим, Москва будет поставлять оружие и военные технологии "террористическим режимам", но тогда она поставит под угрозу самое себя. Ведь, исламские государства с радикальными режимами находятся ближе к России, чем к США. Столь же узко поле для маневра и в вопросе расширения НАТО на восток. Если страны Балтии будут приняты в НАТО, Россия начнет бряцать оружием. Может быть, разместить на территории Белоруссии ядерное оружие, но какой в этом толк?

Главное для России, определить свою собственную роль так, чтобы она, наконец, соответствовала возможностям страны. Для этого надо использовать деньги и энергию на продолжение политических и экономических реформ, на строительство постсоветской промышленности, на превращение России в привлекательную рыночную страну. Значение власти заключается сегодня не в том, что она способна на акт взаимного суицида, отваживаясь на уничтожение другого государства. Державность государства определяет его политическая и экономическая мощь, подкрепленная военной составляющей. Все остальное - это повторение советской модели: "Верхняя Вольта с ракетами", пусть даже если эти ракеты смогут преодолевать противоракетный щит США.

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.