Не все коту масленица: на смену Америке подрастает новое поколение мировых сверхдержав. У кого сегодня больше шансов?

По сравнению с Америкой, большинство других государств - не более чем карлики. Ни одно их них не обладает такой экономической, военной и политической мощью, как Вашингтон. Несмотря на десятилетия, в течение которых Соединенные Штаты выполняют свои международные обязательства, они по-прежнему сохраняют все без исключения черты, присущие супердержаве. Америка в состоянии использовать свои военные силы в любой точке земного шара, у нее есть возможности стимулировать мировую экономику, у нее есть потенциал, позволяющий опережать любого конкурента в области научных исследований и технологий. Одним словом, в обозримом времени Америка будет оставаться в мире государством номер один.

Тем не менее, мощь США будет убывать. Причины тому не домашнего свойства. Силу Вашингтона могут урезать другие государства. Стратеги и аналитики уже давно предсказывают изменения в военно-политической сфере. Наглядным подтверждением этого считается прогрессирующий в своем развитии Китай. Этот факт воспринимается столь серьезно, что вашингтонский политолог Элиот Коэн (Eliot Cohen), выступивший на страницах декабрьского номера журнала "Foreign Affairs" , посоветовал администрации Буша (Bush) стряхнуть с вооруженных сил пыль, осевшую после окончания "холодной войны", и начать подготовку к конфликтам с "империей срединного мира". Несет ли на себе это заявление отпечаток алармизма или оно является результатом трезвого анализа, Китай в любом случае создает для себя предпосылки для превращения в региональную державу в Восточной Азии и добивается с жадностью проголодавшегося расширения своего влияния.

Индия будет препятствовать этому. Запад, видимо, упустил из виду, что этот субконтинент, на котором проживают почти 900 млн человек, достиг впечатляющих успехов в высоких технологиях. Он достаточно ясно продемонстрировал соперничеством со своим вечным врагом Пакистаном, что у него живы ядерные амбиции. Уже только из соображений безопасности перед мощью Пекина Дели будет искать в регионе союзников и найдет их, возможно, если следовать соображениям Збигнева Бжезинского (Zbigniew Brzezinski), в союзе с Японией и Америкой.

Москва не останется к этому равнодушной. В частности, российская империя до сих пор несет на себе черты коммунистической идеологии и переживает кончину советского империализма. Судя по всему, ее экономическое падение закончилось. В какое-то время Москва вновь вернется к своей традиционной политике экспансионизма. Уже сейчас можно заметить стремление Владимира Путина вернуть свою страну на международную арену в качестве глобального игрока. С этим российским медведем придется снова считаться - не сегодня, не завтра, но уж послезавтра - обязательно.

А что же Европа? Трудно что-либо предсказать. Если Старому континенту удастся продвинуться в объединении экономики, придать этому политическое измерение, Европу на длительную перспективу будут воспринимать серьезно. Ее нынешнее стремление иметь и проводить общую политику безопасности, которая бы дополняла политику НАТО, можно расценивать как сигнал того, что ее политики поняли требование времени.

Земной шар,таким образом, изменится, станет многополярным. Быть может, будет востребована идея Франклина Рузвельта (Franklin Roosevelts) о "четырех мировых полицейских", усиленных пятым "полицейским". Возможно, даже появится концепция "пяти сил" как новая модификация пентархии Меттерниха. В поддержку ее уже давно выступает Генри Киссинджер (Henry Kissinger). "Система Меттерниха" включала пять европейских монархий. Их целью являлось сохранение статуса-кво после победы над Наполеоном. Они ревниво следили за тем, чтобы не допускать возвышения какого-либо из государств их круга. Этот баланс определил наступление золотого времени, когда Европа чувствовала себя в полной безопасности.

Проецируя подобную систему на будущее, можно было бы предположить, что Америка, Европа, Россия, Китай и Индия будут следить за тем, чтобы не допускать возвышения какого-либо из участников такой пентархии. Кризисы и войны в интересах сохранения статус-кво будут микшироваться самым лучшим образом, в том числе и путем создания союзов. Нынешние политики уже давно уйдут со сцены. Их место займут новые поколения. Как и прежде, ими будут мужчины и женщины, которые будут делать политику, а затем, быть может, - и историю. Глядя на диктаторов XX столетия, можно сказать, что и от личности зависит, царит ли на Земле мир или идут "горячие" или "холодные" войны. Это будут решать пять человек. Газета предлагает имена пяти человек, которые могли бы в будущем определять судьбу мира. Ими могут оказаться и другие люди. Пять названных людей, все без исключения, обладают многообещающими способностями, у них есть хорошие шансы взять на себя важную роль. Будут ли они еще возглавлять свои государства, вопрос остается открытым. Важно знать их имена уже сегодня. Вот они:

представитель черных, старший сын американского борца за права человека Джесси Джексон-младший (Jesse Jackson),

бургомистр Восточной Европы, ныне - бургомистр Потсдама Маттиас Платцек (Matthias Platzek),

реформатор России, министр экономического развития и торговли этнический немец Герман Оскарович Греф,

"молодой" отпрыск Коммунистической партии (КП), генеральный секретарь Центрального комитета КП Китая Ху Янтао (Hu Jintao),

борец за права неприкасаемых, вице-президент самой влиятельной в Индии партии Dalit Майавати (Mayawati).

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.