Полковник КГБ СССР Виктор Черкашин был достойным противником ЦРУ и ФБР США. Именно он завербовал и в дальнейшем руководил деятельностью Олдрича Эймса и Роберта Хэнссена.

Вашингтон, 21 февраля 2001 года. У Виктора Черкашина русское лицо времен "холодной войны", проницательный взгляд и внушающая трепет осанка великолепного актера, что, разумеется, является необходимым инструментом для всякого успешного шпиона. Но столь грозным противником ЦРУ и ФБР его сделала не его внешность, а особо тщательный подход к планированию и осуществлению тайных операций. Полковник КГБ Черкашин сыграл главную роль в вербовке и в дальнейшем руководстве Олдричем Эймсом (Aldrich H. Ames), который, находясь на службе ЦРУ, в течение 9 лет шпионил в пользу России, и, как заявляют сегодня представители американских федеральных правоохранительных ведомств, также Робертом Хэнссеном (Robert Philip Hanssen), которого обвиняют в том, что, находясь на службе ФБР, он в течение 15 лет шпионил в пользу России.

В 1985 году, когда г-н Эймс и, по данным ФБР, также г-н Хэнссен добровольно решили стать шпионами Москвы, г-н Черкашин был начальником контрразведывательного отделения резидентуры КГБ в Вашингтоне. Хотя в деле Хэнссена есть еще множество неясностей, представляется, что г-н Черкашин был таким выдающимся мастером шпионажа, что сумел продержать двух "кротов" в самом сердце правительственных организаций Соединенных Штатов Америки значительно дольше, чем считали возможным американские специалисты по контрразведке. Впервые о центральной роли г-на Черкашина в деле Хэнссена стало известно во вторник из письменного обвинительного свидетельства ФБР, где подробно перечисляются все моменты отношений г-на Хэнссена с КГБ.

<┘>

В наши дни г-н Черкашин, наконец, удостоился признания и уважения немногих специалистов в США и в России за свои выдающиеся профессиональные достижения, которые стали известными только после его выхода в отставку. Через 10 лет после окончания "холодной войны" стало совершенно ясно, что Виктор Иванович Черкашин был "необъявленной суперзвездой" международного шпионажа.

Правительство США утверждает, что 1 октября 1985 года г-н Хэнссен отправил письмо служившему в Вашингтоне офицеру КГБ Виктору М. Дегтярю. Внутри был еще один конверт, на котором было написано "Не вскрывать. Передать лично Виктору И. Черкашину". Во внутреннем конверте находилось анонимное письмо (написанное г-ном Хэнссеном) с предложением передать КГБ через г-на Дегтяря коробку секретных документов за вознаграждение в сумме 100000 долл. Г-н Хэнссен позднее признался г-дам Дегтярю и Черкашину, что не пошел бы на контакт с ними, если бы не знал, как высоко ценит их московское руководство.

Г-н Черкашин никогда не упоминал в разговорах имени Хэнссена, но подробно рассказывал о своем участии в деле Эймса, а также о губительной внутренней политике КГБ. Когда в апреле 1985 года г-н Эймс вошел в посольство СССР в Вашингтоне и предложил свои услуги советской разведке, г-н Черкашин сразу же оценил его огромный разведывательный потенциал и принял решение обеспечить своему новому агенту максимальную безопасность. Осторожность г-на Черкашина стала еще большей, когда из переданных г-ном Эймсом документов он узнал, что КГБ нашпигован "кротами" ЦРУ и ФБР. А поэтому он решил не докладывать своим руководителям в Москве о г-не Эймсе по обычным каналам и воспользовался представившейся возможностью вылететь в Москву, чтобы лично доложить начальнику занимавшегося разведкой за рубежом Первого главного управления (ПГУ) КГБ Владимиру Крючкову о вновь завербованном агенте из ЦРУ. В дальнейшем в дело Эймса были посвящены в ПГУ очень немногие. Осторожность г-на Черкашина спасла г-на Эймса от провала, когда в августе 1985 года в США бежал офицер КГБ Виталий Юрченко. Он служил в контрразведывательном отделе ПГУ, но, поскольку дело Эймса было так сильно засекречено, не смог предупредить ЦРУ о новом агенте Москвы. По иронии судьбы, г-н Эймс был одним из тех, кто допрашивал в ЦРУ перебежчика Юрченко.

<┘>

Дело Хэнссена может пролить новый свет на деятельность г-на Черкашина в США в 1985 году (который в разведывательном сообществе США окрестили "Годом шпиона"). Так, в ноябре 1985 года г-н Черкашин участвовал в разработке остроумного плана вывода в Москву одного из офицеров КГБ, который стал агентом ФБР. Г-н Юрченко, недовольный своей судьбой перебежчика, внезапно решил перебежать обратно в СССР. Ранее в одном интервью г-н Черкашин заявлял, что возвращение г-на Юрченко создало возможность выманить в Москву работавшего на ФБР офицера резидентуры КГБ в Вашингтоне Валерия Мартынова. КГБ устроило так, чтобы г-н Мартынов был назначен сопровождающим г-на Юрченко. По прибытии в Советский Союз г-н Мартынов был арестован, а г-н Юрченко снова стал работать в КГБ.

До этой недели казалось, что г-н Черкашин и КГБ приняли меры против г-на Мартынова, основываясь только на информации г-на Эймса. Теперь же правительство США заявляет, что у г-на Черкашина были два независимых донесения по г-ну Мартынову. Г-н Хэнссен добровольно вызвался работать на КГБ как раз в то время, когда г-н Юрченко все еще находился в США, и подтвердил полученную КГБ от г-на Эймса информацию о г-не Мартынове. В своем первом письме на имя г-на Черкашина, которое было послано в октябре, г-н Хэнссен назвал фамилии г-на Мартынова и еще двух работавших на ФБР офицеров КГБ - Бориса Южина и Сергея Моторина. Как сказано в обвинительном свидетельстве ФБР, г-н Хэнссен выдал КГБ этих "кротов", чтобы оградить себя от возможного разоблачения ФБР. Позднее г-н Мартынов и г-н Моторин были казнены. Г-н Южин попал в тюрьму, а после переселился в Соединенные Штаты Америки.

<┘>

В целях собственной безопасности г-н Хэнссен никогда лично не встречался с г-ном Черкашиным и другими оперативными работниками КГБ. Он даже не сообщил КГБ своего настоящего имени и не рассказал о месте своей работы. И все-таки он волновался, что г-н Черкашин, возможно, стал слишком известной личностью в вашингтонском мире разведки и контрразведки и привлекает к себе чрезмерное внимание. В июне 1986 года г-н Хэнссен временно прекратил даже безличную связь, позднее написав г-ну Дегтярю, что это было вызвано желанием проверить, не подозревают ли его коллеги по ФБР в предательстве. Он предупредил, что ФБР уделяет особо пристальное внимание г-ну Черкашину. Очередного перебежчика из КГБ, Виктора Гундарева, в ФБР допрашивали, не знаком ли он с г-ном Черкашиным. Г-н Хэнссен предупредил КГБ, что теперь ФБР полагает, что г-н Черкашин ведет ценного агента. Он высказал предположение, что кто-то, возможно, видел документы вашингтонской резидентуры КГБ, где указаны расходы г-на Черкашина на оплату своих агентов.

<┘>

Г-н Черкашин за работу в Вашингтоне был награжден Орденом Ленина и возвратился в Москву, гордый своими успехами. Однако вскоре он горько разочаровался. Он сетовал, что после своего возвращения его не представили к генеральскому званию, и обвинял г-на Крючкова и мелочную внутреннюю политику КГБ в том, что они сломали ему карьеру.

Сокращенный перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.