Путин не может позволить себе конфронтацию с Западом, считает специалист по России Петер Шульце, поскольку на то есть веские причины, о которых московские дипломаты и не догадываются.

Москва в ближней и среднесрочной перспективе не может позволить себе проводить в отношении Запада внешнюю политику конфронтации, говорит специалист по России Петер Шульце (Peter Schulze). Прежде всего потому, что России необходимы огромные инвестиции в инфраструктуру страны, которая нуждается в срочной модернизации. Страна должна обновлять авиационный и железнодорожный парк, поддерживать в рабочем состоянии нефте- и газотрубопроводы, а также проводить военную реформу. В одиночку России с этим не справиться. Для этого необходим доступ к международному капиталу. Если бы Москва встала на путь конфронтации с Западом, она лишила бы этого доступа сама себя.

Петер Шульце руководит с 1992 года Исследовательским институтом Фонда Фридриха Эберта (Friedrich Ebert) СДПГ в Москве. Выступал с докладами в Венской военной академии. Их тема "Внутриполитическая реставрация и внешнеполитическое сближение России". Он уверен, что даже под грузом проблем обновления Президент Владимир Путин будет вынужден обратиться к прагматической, рациональной и консервативной внешней политике.

Не случайно, выступая недавно в Министерстве иностранных дел, Путин вдалбливал дипломатической касте, которая до сих пор придерживается старой евразийской концепции, что российская внешняя политика должна в будущем взять на себя функции, которые бы служили внешнеэкономическим интересам страны. Шульце также считает, что Москва отказалась от идеи стать частью европейского интеграционного процесса, что русские признают правомерность усилий Европы в стремлении проводить свою собственную политику безопасности и обороны. Наконец, что Россия избавилась от иллюзорных представлений о возможности вбить клин между Европой и США.

"Сильный президент"

В Путине Шульце видит "необычайно сильного президента", у которого, однако, есть хорошо продуманная и очень осторожная стратегия. Это позволило ему потеснить в парламенте оппозицию, а также нейтрализовать региональные элиты, которые были опасны ему с политической точки зрения.

Что касается властных структур при Путине, то Шульце видит там, с одной стороны, некоторых представителей "семьи" бывшего президента. В то же время Президент форсирует выдвижение на посты в высших органах власти сотрудников служб безопасности (различных спецслужб и Министерства внутренних дел), но не военных. Параметры сегодняшней российской внешней и оборонной политики задаются теперь не в Министерстве иностранных дел и в Министерстве обороны, а в Совете безопасности.

Шульце видит в России Путина тенденции реставрации властных полномочий Центра и одновременно усиливающиеся тенденции нейтрализации влияния, исходящего из западного мира. "Будет вновь набрана дистанция, нынешняя палитра связей станет беднее. Властный аппарат в целом стал менее прозрачным. Кто действительно нашептывает Путину то, как ему поступать, трудно понять".

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.