Раскручиваемое в последнюю неделю мировыми средствами массовой информации очередное "дело о шпионаже" интересно не только тем, что пользовавшийся большим доверием сотрудник ФБР США, которого сегодня обвиняют в шпионаже в пользу Москвы, сумел в течение 15 лет оставаться вне подозрений, но также и тем, что своей деятельностью он в очередной раз доказал: идеальное оружие борьбы со шпионом - шпион другой стороны.

Роберт Хэнссен (Robert Hanssen), как считают правоохранительные органы США, передал своим московским хозяевам умопомрачительный объем секретной информации, касавшейся, в том числе, разведывательного сообщества США и его святыни - агентуры. Пример Хэнссена свидетельствует, что шпионаж временами настолько же нацелен на выявление осведомленности другой стороны о своих разведывательных операциях, насколько на добывание чужих ядерных кодов и других жизненно важных для нации секретов. "Иногда шпионаж имеет очень небольшое касательство к важнейшим национальным секретам, - заявил политолог из Университета штата Джорджия, США, Лоч Джонсон (Loch Johnson), который консультировал по вопросам разведки клинтоновский Белый дом и различные комиссии конгресса США. - В действительности шпионская деятельность все больше напоминает замкнутый круг - где одна спецслужба охотится за другой спецслужбой".

Считается, что г-н Хэнссен скомпрометировал важнейшие детали многих разведывательных и контрразведывательных операций США, в том числе рассказал о том, как американские спецслужбы проводят контрразведывательные мероприятия против российских оперативных работников и их агентов. В предварительном обвинительном заключении по делу Хэнссена сказано, что он, в частности:

1. Раскрыл имена трех русских оперативных работников, которые в действительности работали на США.

2. Передал секретные документы, касавшиеся:

- Национальной программы измерений и снятия сигнатур целей;

- Американской программы двойных агентов;

- Программы двойных агентов ФБР;

- Полного перечня текущих и перспективных разведывательных задач;

- Доклада о вербовочных операциях КГБ СССР, направленных на разведывательное проникновение в ЦРУ США;

- Доклада о деятельности КГБ СССР по добыванию информации об определенных ядерных программах США;

- Анализа ЦРУ, посвященного Первому главному (разведывательному) управлению КГБ СССР;

- Анализа характера иностранной угрозы для одной неназванной засекреченной программы правительства США.

Кроме того, г-н Хэнссен скомпрометировал многие технические программы, в том числе:

- специальные способы ведения электронной разведки и слежения, а также конкретные объекты, за которыми наблюдает американская разведка;

- "всю техническую программу огромной ценности, стоимости и важности для правительства США" (имеется в виду туннель под советским посольством в Вашингтоне);

- конкретные возможности радиоразведки.

Г-на Хэнссена обвиняют также в том, что он провалил ряд контрразведывательных операций, рассказав своим хозяевам о разнообразных методах расследования, источниках информации, способах проведения контрразведывательных операций. В предварительном обвинительном заключении сказано, что г-н Хэнссен раскрыл деятельность ФБР США, направленную на пресечение операций КГБ СССР и позднее Службы внешней разведки Российской Федерации, в частности, рассказал о том, какие формы деятельности русских разведчиков отслеживаются ФБР, а какие - нет. Наконец, г-н Хэнссен предупредил КГБ СССР о начале разработки по подозрению в шпионаже сотрудника государственного департамента США Феликса Блоча (Felix Bloch).

Аналитик Федерации американских ученых Стив Афтергуд (Steve Aftergood) сделал вывод о том, что значительная часть ущерба, якобы причиненного предательством г-на Хэнссена, касается американского разведывательного сообщества, но не обязательно Соединенных Штатов Америки. "Когда официальные лица говорят о важнейших секретах, которые были утрачены, то в действительности имеют в виду секреты разведывательного сообщества США, а не национальной безопасности в целом", - заявил г-н Афтергуд. По его мнению, шпионаж связан в основном со стремлением разведки и контрразведки одной стороны осуществить агентурное проникновение в соответствующие ведомства другой стороны и получить сведения о проводимых противником разведывательных/контрразведывательных операциях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.