Эксклюзивное интервью с генеральным прокурором Швейцарии Бернардом Бертоссой.

Стеффен Клатт (Steffen Klatt): Насколько вероятно, что США вышлют Бородина?

Бернард Бертосса (Bernard Bertossa): США связаны соглашением о выдаче. Я не вижу оснований для, того чтобы его не выполнить.

С.К.: В случае с Михайловым государственная прокуратура проиграла дело. А если с Бородиным ее опять ждет неудача?

Б.Б.: Никто не знает заранее исхода процесса. Виновен Бородин или нет, в любом случае мы ясно дали понять, что подобным личностям не место в Швейцарии. И это уже успех.

С.К.: Почему Швейцария настолько привлекательна для желающих "отмыть деньги"?

Б.Б.: Швейцария привлекательна для "грязных" денег по тем же причинам, что и для "чистых". Финансовые площадки функционируют серьезно и эффективно, капитал подкреплен политической стабильностью и устойчивостью франка, а, кроме того, особой привлекательностью обладает тайна банковского вклада. На данный момент все финансовые площадки мира скомпрометированы, поскольку для реализации собственных целей криминальные авторитеты вынуждены проводить через них свои "грязные" деньги.

С.К.: Улучшилась ли ситуация с законом по борьбе с отмыванием денег по сравнению с 1998 годом?

Б.Б.: Еще слишком рано говорить об этом. Отныне банки обязаны сообщать о подозрительных транзакциях, в противном случае виновным грозит уголовная ответственность. За редким исключением, закон выполняется повсеместно, и я считаю, что это положительная тенденция. Поскольку подобная система вступила в силу всего лишь год назад, на данный момент еще достаточно трудно судить о ее результативности.

С.К.: Хватит у Швейцарии средств, чтобы реализовать этот закон на практике?

Б.Б.: Государство учреждает специальные структуры, которые принимают от банков сообщения о подозрительных транзакициях. В случае ухода в отставку руководителя, деятельность такой организации начинается с чистого листа. С другой стороны, государство создает контролирующие органы, которые сохраняют финансовый нейтралитет и осуществляют надзор над деятельностью организаций первого уровня. Тем не менее, многие вопросы остаются нерешенными. Например, подпадают ли под действие закона такие предприниматели, как Марк Рич (Marc Rich)? Государство не в полной мере осознает возложенную на него ответсвенность.

С.К.: А есть ли у государства воля, необходимая для реализация подобного закона?

Б.Б.: Я лишь могу констатировать, что государство не выполняет своих обязанностей в полной мере. Делается это с намерением, из-за неумелости или по каким-либо другим причинам - на это у меня нет ответа.

С.К.: Отмывание денег является преступлением, а уклонение от уплаты налогов нет, по крайней мере, до тех пор, пока это не касается другого государства. Будет ли что-то предпринято в этом направлении?

Б.Б.: Меня как налогоплательщика шокирует сложившаяся ситуация, когда государство становится соучастником тех, кто уклоняется от уплаты налогов, когда дело касается интересов другой страны. Это создает препятствия в борьбе с отмыванием денег. Не ясны критерии разграничения "черного нала", происходящего из криминальных источников, и "серого нала" - денежных средств, полученных в результате уклонения от налогов.

С.К.: Нужно ли упразднить тайну банковского вклада?

Б.Б.: Если речь идет о фиске, швейцарском и каком-либо другом, то "да".

С.К.: Что Вы думаете о введении налога на источник доходов вместо денонсации банковской тайны?

Б.Б.: Это в любом случае не поможет борьбе с преступностью. Банки достаточно противоречиво высказываются на эту тему. Одни говорят, что это не важно, другие, что ее денонсация приведет к катастрофе.

С.К.: Французские парламентарии опубликовали критический доклад о финансовой площадке Швейцарии.

Б.Б.: Я читал этот доклад и не считаю, что на эту тему стоит полемизировать. В докладе говорится об имеющихся проблемах. В деле отмывания денег Швейцария принимает определенные действия не иначе, как под чьим-либо давлением. Это давление объясняется конкуренцией и тем фактом, что Швейцария, по-прежнему, остается крупнейшей финансовой площадкой. Но мы не можем, с одной стороны, продолжать самостоятельные действия, а, с другой, отказываться от подобной критики.

Перевод: Анна Черемушкина

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.