Конечная цель нынешней внешней политики США - сделать американского президента вождем так называемого свободного мира.

Если нового американского президента можно назвать, что касается внешней политики, человеком неопытным, то о его министре обороны Дональде Рамсфельде (Donald Rumsfeld) этого не скажешь. Его послание в адрес европейцев и, прежде всего, немцев можно понимать так: пожалуйста, давайте строить понятные отношения.

Действительное положение вещей не особенно радует новую вашингтонскую администрацию: бундесвер, который все больше увязает в своем реформировании, международная миротворческая миссия на Балканах, европейские оборонные планы, которые практически пока так и остаются планами. Но больше всего Вашингтон недоволен берлинским правительством, которое ведет свою партию сразу на три голоса. Министр иностранных дел от Партии зеленых Йошка Фишер (Joschka Fischer) не хочет ничего знать об участии в американских планах по развертыванию системы противоракетной обороны (НПРО). Его вынужден поправлять канцлер: Германия, мол, разумеется, собирается участвовать в НПРО, она, как это всегда принято говорить, имеет в виду технологическую сторону дела. А Шарпинг (Scharping) пытается сглаживать разногласия, выступая с требованием упрочения трансатлантического сотрудничества.

За перебранками по поводу системы противоракетной обороны проступают контуры новой американкой внешней и оборонной политики. Сводится она к одному: вновь превратить американского президента в лидера так называемого свободного мира. Правда, это понятие уже давно имеет новое содержание: под несвободным миром понимается часть глобуса, на которой обозначены так называемые "государства-изгои", такие, как Ирак, Пакистан, Северная Корея. Американцы относят к ним также и Ливию. Однако в Вашингтоне вместе с появлением информации о размещении ядерного оружия в Калининградской области, о проведении различного рода испытаний новых видов вооружений в России Владимира Путина начали понимать, что с этими русскими снова надо быть повнимательнее.

В то время, как европейские страны НАТО по-прежнему делают ставку на интеграцию, американская администрация разыгрывает старую карту. На усилия в области вооружений она отвечает контрмерами. Спустя шесть недель после прихода в Белый дом, Джордж Буш (George Bush) дает спущенному на воду со стапелей новому авианосцу название "Рональд Рейган" ("Ronald Reagan"), напоминая о политическом духе бывшего президента. Рудольф Шарпинг застал Америку в том состоянии, когда ничто не вызывает сомнений в ее амбициях на лидерство. Европейцам рано или поздно придется отвечать на этот вызов.

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.