Удачные сделки Владимира Путина раздражают Вашингтон.

Все чаще он напоминает бродячего торговца оружием. В заграничных поездках или у себя дома в Кремле - Владимир Путин не упускает случая навязать иностранным гостям поставки российского вооружения. Когда за наличные, когда в обмен на списание советского долга, когда в результате иных сложных перерасчетов. Вступая в должность, Путин пообещал, что сделает все возможное для развития оборонного комплекса. Так что, когда проведут окончательную инвентаризацию военного имущества, станет ясно, сдержал ли Президент слово. Пока он по собственной воле выступает в качестве ведущего специалиста по рекламе военной техники с лейблом "made in Russia": будь то противовоздушная система C-300, танк Т-90 или подводная лодка класса "Кило" - у кремлевского шефа все в ходу.

"Исключительно непродуктивно"

В настоящее время в Москве находится с визитом иранский президент Мохаммед Хатами (Mohammed Chatami), который привез с собой список пожеланий: системы противоракетной обороны, ракеты морского базирования, танки, моторные лодки, модернизированные ракеты для старых иранских боевых реактивных самолетов. Уже на первой встрече Путин дал понять, что Москва продаст Ирану "оборонительные системы вооружения": "Мы уверены, что у Ирана есть полное право заботиться о своей безопасности и защищать себя". А также: "По экономическим причинам Россия заинтересована в военном сотрудничестве". Тем самым российский Президент разозлил американцев, которые в свое время делали все возможное, дабы добиться мировой изоляции Исламской Республики Иран и ограничить рост ее вооружения. Вашингтон рассматривает Иран как потенциальное террористическое государство, которое в случае необходимости будет использовать средства массового уничтожения, если таковые будут в его распоряжении, для оказания политического давления на США. "Для русских исключительно непродуктивно договариваться со своими соседями о поставках, которые касаются нас и которые могут представлять для нас угрозу", - мечет громы и молнии официальный представитель госдепартамента США Ричард Баучер (Richard Boucher). Так что Путин прекрасно осознает, что, заключив с Ираном договор о поставках вооружения, он не доставит особой радости Вашингтону.

Тем не менее у кремлевского шефа собственные приоритеты. В поставках оружия он, во-первых, видит возможность достичь долгосрочного политического сотрудничества (в подобных вопросах отношения устанавливаются на длительный срок). А во-вторых, что не менее важно: для Путина речь идет о деньгах. Президент рассматривает экспорт военной техники как одну из немногих сфер, где Россия по-прежнему сохраняет конкурентоспособность.

После развала СССР на мировом рынке вооружения доминируют американцы, которые на сегодня продают 50% оборудования для стрелкового вооружения вместе со всеми комплектующими. На втором месте Великобритания (18,7%), потом Франция (12,4%) и Россия (6,6%). Поэтому для России речь идет, прежде всего, либо о государствах, которых по каким-либо причинам избегают западные поставщики оружия, либо о тех, где сохранилось оружие советского образца.

Например, Иран. Из-за проводимой американцами политики изоляции, Тегеран не мог в последнее время модернизировать собственную армию. Вооруженные силы аятоллы потеряли, якобы, 60% своего вооружения. Частично в восьмидесятые годы в войне с Ираком, частично из-за того, что техника устарела, а закупить запасные части не представлялось возможным. Таким образом, у Ирана на данный момент, якобы, лишь 30 реактивных самолетов, которые могут проникать далеко вглубь вражеской территории. Поэтому абсолютно нормально, что президент исламской республики направил в Москву такой обширный список заказов: наибольший интерес, по сообщениям российских СМИ, представляют современные системы противоракетной обороны типа С-300, ТОР М-1 и Бук М-1. Интересуются иранцы и ракетами морского базирования Москит и Яконт. К тому же они хотят полностью модернизировать свою военную авиацию: те иранские самолеты, которые пока еще летают, произведены в США и закуплены задолго до революции Хомени (Khomeini) 1979 года. Для немногих реактивных самолетов российского производства: 24-х МиГов-29 и 12 Су-24 уже с начала девяностых годов требуются новые запчасти. Вопрос лишь в том, сможет ли Иран позволить себе подобные закупки. Одна только система противовоздушной обороны С-300 стоит от 600 млн. до одного млрд. долларов США.

Москва добросовестно подготовила политическую почву для продажи оружия Ирану: в ноябре Россия заявила, что не намерена более соблюдать условия договора Черномырдина - Гора (Gore) от 1995 года. В правом отношении не обязательное секретное соглашение с США предусматривало, что Москва не может продавать Ирану новое вооружение и имеет право обслуживать старую советскую военную технику лишь в рамках пока еще действующих договоров. Позднее, уже после расторжения секретного соглашения стало ясно, что у Москвы совсем иные приоритеты, нежели у Вашингтона: теперь Путин может продавать Ирану столько обычного вооружения, сколько посчитает нужным. По сообщениям российских газет, в результате этого договора Москва понесла убытки в размере 4 млрд. долларов США.

По крайней мере, в финансовом отношении российско-иранская сделка себе окупит: Тегеран сообщил, что намерен в ближайшие годы потратить на закупки обычного вооружения до 7 млрд. долларов. Российские эксперты из Центра анализа стратегий и технологий (АСТ) считают, что эта цифра завышена. Более реалистична сумма, составляющая максимум 400 млн. долларов в год. В Москве, тем не менее, надеются, что в среднесрочной перспективе Иран займет третье место после Индии и Китая среди покупателей российской оборонной продукции. О серьезном подходе Путина к увеличению экспорта вооружения свидетельствует тот факт, что в начале года он объединил организации занимающиеся экспортом вооружения и поставил их под свой личный контроль. Раньше "Росвооружение" и Промэкспо конкурировали друг с другом, сегодня же внешнеторговая организация Рособоронэкспо является монополистом по продажам военной техники.

Хорошие покупатели в Азии

Россия продает прежде всего самолеты, системы противоракетной обороны и военный корабли. Большая часть экспорта (74%), по данным министерства промышленности, в 2000 году пришлась на долю АТР. Приблизительно половину всего вооружения закупил Китай, около 18% - Индия. В министерстве сообщили, что экспорт самолетов увеличился практически вдвое. В Европу Россия поставляет только 14% своего вооружения. Греция, член НАТО, и Турция, заклятый враг НАТО, - крупнейшие европейские покупатели Москвы. Поставки Ирану представляют для Путина интерес не только из-за неприкрытой экономической выгоды. Москва хотела бы расширить круг своих покупателей, поскольку не хочет очутиться в "китайско-индийском гетто". До тех пор, пока большая часть экспорта приходится на долю Индии и Китая, российская оборонная промышленность находится в полной зависимости от "азиатских гигантов".

Сокращенный перевод: Анна Черемушкина

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.