Бывший югославский президент Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic) с семьей и его лейб-гвардия в течение тридцати часов отбивались от сил юстиции. После его ареста перед Белградом встал вопрос, следует ли выполнять требование Запада о выдаче Милошевича международному уголовному трибуналу в Гааге. Белград пока говорит "нет".

За время своего тринадцатилетнего господства белградский тиран подарил соседним народам четыре войны. Он эксплуатировал свой народ, грабил его и обманывал. Он довел дело до того, что натовские бомбы принесли в страну смерть и разрушения. Однако, в конечном счете, Слободан Милошевич просчитался. Народ сверг его. В Белград пришла демократия, это пока еще маленькие ростки. Их нужно обильно поливать, чтобы они набрали силу и смогли расцвести. На этом начальном этапе новых надежд и ожиданий остатки обанкротившейся Югославии находятся в зависимости от зарубежной помощи. Прежде всего, от американцев, которые манят Белград предложениями о выделении большой суммы долларов. Однако, условием для этого была и остается передача бывшего главнокомандующего Гаагскому трибуналу. Милошевич должен ответить перед ним не за преступления, совершенные по отношению к своему народу, а за свои государственные преступления на Балканах, которые привели к бегству, изгнанию и гибели десятков тысяч людей. Для Запада вполне очевидно, что этот человек должен быть выдан. Только тогда, считают там, сербы смогут освободиться от груза прошлого.

В Белграде эту точку зрения ни в коей мере не разделяют. И это может заставить вернуться к отложенной партии. Новое югославское руководство во главе с президентом Коштуницей (Kostunica) хотело бы придерживаться признанных принципов и призвать Милошевича к ответственности у себя на родине. У Милошевича в стране все еще много сторонников. Раздражение попечительством со стороны Запада со времени натовских бомбардировок меньше не стало. И если правительство заинтересовано в национальном единении, оно не может допускать того, чтобы упускать в данном случае инициативу действий из своих рук и передавать ее зарубежью. Тогда, в конечном итоге и в худшем случае, можно будет снова говорить о юридической расправе победителя над побежденным. Тем более, что Германия знает, что такие приговоры - это надолго. Но и Запад не может по-прежнему рассчитывать на безропотность сербов.

С другой стороны, по этому поводу существует иная точка зрения и в Белграде. Например, премьер-министр Джинджич (Djindzic) знает, что Югославия зависит от материальной помощи Запада. И он выступает за выдачу бывшего диктатора, хотя открыто об этом и не говорит. И еще одно. Если сербы хотят вернуть свою страну в семью народов, они должны придерживаться международного кодекса подсудности за преступления, который олицетворяет собой Гаагский уголовный трибунал. Если Милошевич не будет выдан, Белград тогда должен опасаться того, что к нему вернется прежняя репутация. В данном случае всякие разговоры о том, что речь идет об исключительно внутреннем деле суверенной страны, не могут восприниматься серьезно. Это понимают и самые близкие союзники Белграда. Москва красноречиво молчит. В действительности же, у Белграда вообще нет выбора. Милошевич должен быть выдан.

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.