Хотите понять Россию, чьи противоречивые послания вынуждают Запад гадать, является она другом или врагом? Тогда познакомьтесь с министром иностранных дел Российской Федерации Игорем Ивановым, приятным, умеющим хорошо выражать свои мысли ветераном дипломатической службы, который сумел пережить все исторические зигзаги двух последних десятилетий. Оказавшись в центре ухудшающихся день ото дня американо-российских отношений, он полон решимости сгладить ущерб и поэтому предложил моему вниманию внешнеполитические концепции, которые, как мне показалось, имеют прямо противоположные цели.

Например, мне представляется, что Россия хочет заручиться поддержкой Запада, чтобы быть принятой и участвовать в работе западных институтов. Она хочет расширения торговли, увеличения кредитов и реструктуризации своего внешнего долга. Однако в то же самое время она продает оружие злейшим врагам Вашингтона, выступает против плана строительства национальной системы противоракетной обороны (НПРО) США и в завуалированной форме угрожает ответными акциями на дальнейшее расширение НАТО.

Г-н Иванов отказывается комментировать сделанные представителями администрации Буша-младшего (George W. Bush) сразу после прихода к власти заявления, которые заставляют думать, что они не собираются вести игру в соответствии со старыми правилами. Министр обороны США Дональд Рамсфельд (Donald Rumsfeld) назвал его страну "активным распространителем" (оружия массового поражения в мире - прим. пер.), а его заместитель Пол Вольфовиц (Paul Wolfowitz) сказал, что россиянам "не следует ожидать многомиллиардных сделок и помощи" от Запада, продавая "отвратительный товар, который угрожает нашему народу, нашим летчикам и морякам". Г-н Иванов пожимает плечами: "Американская администрация пересматривает всю политику, касающуюся стратегических обязательств США. Мы не оставляем без внимания определенные заявления, но, с другой стороны, мы не делаем из них далеко идущих выводов".

Г-н Иванов заявляет, что Запад пока не предоставил ему никаких свидетельств того, что Иран или кто-то еще использует российское оружие для целей ядерного распространения. Он говорит, что Россия не является ведущим мировым экспортером оружия и что она не обзывает государства "изгоями", ибо это - прерогатива Организации Объединенных Наций. Он не придает большого значения высылке из Вашингтона 50 российских "дипломатов", за которой последовала ответная высылка американцев из Москвы, отмечая, что Вашингтон "считает это дело закрытым". Дипломаты 90-х годов, возможно, назвали бы эту последнюю неприятность "холодным миром". Однако дипломаты нового столетия используют для описания данного явления зародившийся в компьютерном мире термин "coopetition" (слово, образованное сочетанием английских слов cooperation - сотрудничество и competition - соперничество - прим. пер.).

В сегодняшнем деловом мире нередко случается, что фирма, которая использует все приемы конкурентной борьбы против другой фирмы в какой-то одной сфере, в то же время сотрудничает с ней в других сферах. Но, в применении к дипломатии эта теория не лишена недостатков. Белый дом Буша-младшего не станет просто так терпеть Россию, которая продает оружие его врагам (очевидно в рамках "соперничества" на рынке оружия), но при этом желает также западного "сотрудничества" в вопросе о вступлении во Всемирную торговую организацию.

Для России наших дней внешняя политика, кажется, сводится к тому, чтобы как можно искусней разыграть выпавшие ей плохие карты. У нее мало денег, недостаточно развитая экономика, не хватает военной мощи и сильных союзников, чтобы на равных вести разговор с Америкой. Но что у нее сегодня есть, так это более сообразительный, более лукавый, практичный президент Владимир Путин. То, как Россия ведет спор по вопросу национальной системы противоракетной обороны США, позволяет получить представление о том, как ей удается добиваться максимально возможных для ее нынешнего статуса выгод в сфере, где американская политика пока не устоялась и где сильна международная оппозиция, особенно в Китае и Европе.

Г-н Иванов отрицает, что неприятие его страной плана НПРО США является проявлением антиамериканизма. Россия, заявляет он, предлагает систему ПРО, которая будет находиться под международным контролем и финансироваться на общие средства. Такую систему можно было бы развернуть - когда все другие дипломатические усилия окажутся безуспешными - вокруг любой страны или региона, который, по оценке Совета Безопасности ООН, представляет опасность. "Мы намерены быть очень конструктивными, - заявляет он. - Мы хотим профессионального обсуждения на уровне экспертов┘".

Еще одной острой проблемой является решение об очередном расширении НАТО, которое союз обещал принять на встрече на высшем уровне в 2002 году. Г-н Иванов признал, что Россия не обладает правом вето в вопросе о принятии в НАТО бывших прибалтийских советских республик, которые, как и все другие государства, должны быть свободными в выборе союзников. Но он говорит, что НАТО является пережитком прошлого, и в период после "холодной войны" у этого союза не остается никакой роли. А что, если НАТО все-таки расширится? Россия в ответ примет "адекватные" (но не уточняется, какие именно) меры, принимая во внимание вновь возникшую угрозу своей безопасности.

Чтобы пояснить российские взгляды на вопросы такого рода, г-н Иванов перечислил четыре приоритетных направления внешней политики его страны. Это убедительное свидетельство, что в большинстве своем они обусловлены внутренними заботами страны.

- "Главный приоритет России - создание благоприятных внешних условий для демократического развития и обеспечения экономического и социального благополучия". Г-н Иванов заявляет, что администрация Путина полна решимости выделить преобладающую долю своих ресурсов на нужды внутреннего развития, а не на военные цели.

- Второй в перечне г-на Иванова значится международная стабильность, и именно к этой сфере г-н Иванов относит российскую борьбу за видоизменение НПРО США и битву против "международных террористов", которые поддерживают войну в Чечне. Он будет сражаться против отказа от Договора об ограничении систем противоракетной обороны от 1972 года, "главной опоры, на которой держится вся структура безопасности".

- Третье, это защита интересов российских подданных за рубежом. "Здесь мы станем действовать значительно более активно, чем в предыдущие годы". Российская демократия, возможно, далека от совершенства, но г-ну Путину известно, что, вступаясь за россиян, которые находятся за границей, он повышает свой рейтинг у избирателей в своей стране.

- Четвертое, это "активная поддержка российского бизнеса" и "интеграция России в международные структуры". Это значит, что иностранные представительства России будут более активно действовать в интересах заключения коммерческих сделок такими компаниями, как "Лукойл" и "Газпром", и добиваться в особенности членства во Всемирной торговой организации.

Эти основные направления заставляют думать, что впереди у России трудные решения, а перед администрацией Буша-младшего, которая хочет, чтобы Россия поняла, что за экономическую поддержку нужно платить политическую цену, открываются новые возможности. США должны относиться к продаже российского оружия как к способу добывания денег, а не только как к политической угрозе их интересам. Примечательно также желание России организовать встречу Путина с Бушем-младшим до запланированной на июль встречи в Генуе глав "Большой восьмерки". Однако администрация Буша-младшего занята самоорганизацией и объясняет, что планирование столь важной встречи потребует много времени. Г-н Иванов отмечает, что "оба президента являются активными и деятельными персонами", и "если ситуация того потребует, они смогут легко преодолеть протокольные ограничения┘". Возможно, это кажется маловероятным в свете нынешнего ухудшения американо-российской атмосферы. Но, когда осядет пыль, поднятая нынешней американо-российской размолвкой, г-н Буш-младший неизбежно встретится с г-ном Путиным в ходе совещания на высшем уровне. Г-н Путин будет продолжать играть роль "крутого парня" ради достижения своих целей внутри страны, но ему необходима помощь США в деле строительства сильной России. О нынешнем периоде следует думать как о "бое с тенью", который проводится в преддверии реального поединка.

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.