Президент Буш-младший (George W. Bush) и его внешнеполитическая команда объявили, что планируют полный пересмотр всех аспектов американской политики в отношении России в таких вопросах, как экономическая помощь, расширение НАТО и противоракетная оборона. Нам говорят, что должна быть разработана новая повестка, поскольку подход предыдущей администрации Клинтона (Clinton), основывавшийся на сотрудничестве и вовлечении России в мировое сообщество, доказал свою неэффективность.

Намекая на тональность своей новой политики, представители администрации Буша-младшего пообещали "реалистичный" подход, что предполагает большее внимание поведению России на мировой арене и меньшее - внутренним российским реформам. Пересмотры нужны, а переосмысление политики всегда благоразумно. Но почему еще до завершения пересмотра администрация обнародовала планы сокращения ассигнований на совместные американо-российские программы по нераспространению (оружия массового поражения - прим. пер.)? Быть может, после тщательной переоценки, команда Буша-младшего и сумеет доказать, что совместные программы, которые мы сегодня спонсируем в России и других бывших советских республиках, не отвечают интересам национальной безопасности Америки. Однако, до того как это будет доказано, предложение сократить ассигнования на эти программы на 100 млн. долл., или более чем на 10% по сравнению с нынешними уровнями финансирования, является плохой политикой и того хуже как символ.

Команда Буша-младшего проявила бы истинный реализм, увеличивая, а не уменьшая масштабы американских усилий в данной области. Еще 20 лет назад было невозможно себе представить, что страна "А" станет платить деньги стране "Б" за то, чтобы та уничтожала свое оружие. Но именно этого удалось достичь в последние несколько лет в ходе осуществления американо-российских программ по нераспространению. С окончанием "холодной войны" российские руководители - стремящиеся к расширению сотрудничества с Западом - позволили Соединенным Штатам Америки обеспечивать интересы нашей национальной безопасности новыми, нетрадиционными способами. В 1991 году идея о том, что мы могли бы платить России за вывод из боевого состава ее вооруженных сил средств доставки ядерного оружия к целям, оплачивать ее расходы по повышению степени безопасности и усилению охраны складов ядерного оружия и делящихся материалов и доплачивать ей за обеспечение новой работой ее ученых-ядерщиков, считалась радикальной. Тогдашний президент США Буш-старший (George H. W. Bush), продемонстрировав качества истинного лидера нации, одобрил этот новый подход как часть стратегии национальной безопасности.

Десять лет спустя совместные усилия по снижению уровней угроз получают всеобщее признание. Двухпартийная комиссия под руководством бывшего сенатора Говарда Бейкера (Howard Baker) высказывает полное одобрение этой идеи, и демократы с республиканцами ежегодно голосуют за продолжение финансирования соответствующих совместных программ. А президент Путин и российская армия с готовностью участвуют в их осуществлении. В самом деле, недавнее увольнение г-ном Путиным консервативного главы Министерства РФ по атомной энергии дает основания предполагать, что он готов пойти даже дальше в реструктуризации российского ядерного комплекса.

Разумеется, осуществление программ нераспространения в России дает прямые выгоды американской национальной безопасности. Чем меньше остается в России средств доставки ядерного оружия к целям, тем лучше; чем в большей безопасности хранятся делящиеся материалы, тем лучше. Если администрация Буша-младшего готова направить десятки миллиардов долларов на осуществление программы развертывания национальной системы противоракетной обороны для защиты американцев от возможных в будущем угроз, то ей трудно будет обосновать необходимость сокращения и без того скромных ассигнований на программы нераспространения, которые способствуют уменьшению реально существующей сегодня угрозы. Эти программы важны также для сохранения каналов связи между США и Россией в период, когда другие возможности сотрудничества начинают исчезать. Несомненно, шаги г-на Путина в некоторых других сферах - будь то усиление давления на независимые средства массовой информации или продажа оружия Ирану - делают поддержание значимых позитивных отношений с Россией более затруднительным. Фактически сокращение ассигнований на некоторые программы помощи российскому государству (но не российскому гражданскому обществу, в частности, по программе поддержания независимой прессы), быть может, и оправданно. Но сокращение программ нераспространения как реакция на неугодное Америке поведение России в других областях жизни не имеет смысла и противоречит интересам американской безопасности.

Весьма показательно, что через 10 лет после развала Советского Союза загнивающее российское государство сумело предотвратить дальнейший вывоз из России оружия массового поражения и новые чрезвычайные происшествия с делящимися материалами. Однако нельзя недооценивать эти угрозы американской безопасности. Фактически нам следовало бы наращивать помощь России в деле устранения данной угрозы, а не наоборот. В момент, когда, кажется, нарастает опасность стратегических конфликтов между Соединенными Штатами Америки и Россией, мы не можем себе позволить разрушить ту единственную область, где существует согласие и сотрудничество.

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.