Тбилиси, 12 апреля 2001 года. Десять лет назад Эдуард Шеварднадзе, бесстрашно отбросив прочь идеологический фундамент советской империи и "холодной войны", помог начать героическую борьбу за решительные перемены, которые потрясли весь мир. Но сегодня маячащие на горизонте перемены пугают г-на Шеварднадзе. Он стремится действовать с максимальной осторожностью, чтобы по возможности избежать негативных последствий перемен для его потрепанной, удрученной страны. Г-н Шеварднадзе не сожалеет ни о чем, что сделал, будучи министром иностранных дел и партнером Михаила Горбачева в деле разрушения Советского Союза. "Весь мир был освобожден от страха перед ядерным армагеддоном, - утверждает он. - Но я не могу сказать, что сегодня народ Грузии чувствует себя в большей безопасности". Цепная реакция распада распространилась из Москвы на его собственную родину. "Трудно поверить, что через столько лет после окончания "холодной войны" Грузия по-прежнему не имеет никаких гарантий своей безопасности", - добавляет он.

Революции и их последствия пожирают как своих стариков, так и своих молодых. К семидесяти годам элегантная грива серебристых волос г-на Шеварднадзе превратилась в несколько непокорных блестящих прядей, и он, возможно, просто почувствовал, что все вокруг него разваливается. Внезапно выяснилось, что обеспечение его народу способности пережить холодную зиму является достаточным основанием для принятия решения о переменах. Всю нашу 80-минутную беседу с г-ном Шеварднадзе, происходившую 5 апреля с.г. в его дворце с участием переводчика, пронизывала осторожность, которой я не отмечал в нем в советские годы, когда он был в высших эшелонах власти, и даже в первые годы его пребывания на посту президента Грузии.

Я прибыл в Тбилиси, готовый к тому, что грузинский президент начнет обличать подрывную деятельность и воинственность России. В последние месяцы российский президент Владимир Путин усилил жесткое экономическое и политическое давление на Грузию, Украину и другие бывшие советские республики. Но в нашей беседе г-н Шеварднадзе умышленно освободил г-на Путина от ответственности за резкую эскалацию (российско-грузинских) проблем. Он объявил, что они с г-ном Путиным договорились начать переговоры о заключении на новой основе соглашения по стабилизации отношений между Москвой и Тбилиси. "У нас хорошие личные взаимоотношения. Мы можем найти пути к сотрудничеству", - сказал г-н Шеварднадзе о г-не Путине. Но грузинский президент признал, что "кое-кто в России испытывает ностальгию по старым временам и хочет воссоздания Советского Союза. Это создает проблемы".

Когда я спросил о данном им несколько лет назад недвусмысленном обещании "постучаться в дверь НАТО", чтобы Грузию приняли в члены этой организации в 2005 году, он признался, что это его высказывание стало "болячкой, которая беспокоит Россию. Грузия является самой важной для России страной в этой части мира. И поэтому русские раздражены". Он настойчиво подчеркнул право Грузии присоединиться к любому союзу, который ей нужен. Но г-н Шеварднадзе немедленно смягчил это заявление, сказав: "Мы надеемся приблизиться к стандартам НАТО. Мы дадим России заверения, что эти наши намерения не несут ей никакой угрозы. Членство в НАТО не означает, что натовские войска должны быть развернуты на нашей территории".

В данный момент г-н Шеварднадзе считает, что ключом к будущему Грузии является не политика конфронтации или крутых перемен, а политика балансирования. "Сегодня главным для нас является вопрос о том, как будут развиваться американо-российские отношения. Я не вижу непреодолимых проблем, стоящих между президентами Бушем-младшим (George W. Bush) и Путиным", - сказал он. Грузинский руководитель сообщил, что недавно получил послание г-на Буша-младшего, которое его приободрило. Он сказал: "В письме г-на Буша-младшего содержались своего рода гарантии для нас. Там перечислялись американские обязательства по сохранению территориальной целостности Грузии. Америка помогает нам не только на словах, но и на деле, в том числе в плане экономики и обеспечения безопасности. Президент Буш-младший конкретно заявляет, что мы будем решать эти проблемы совместными усилиями". Определяющем в этом предложении было слово "совместный". Грузины чувствовали, что администрация Клинтона (Clinton) рассматривала их проблемы главным образом через призму России и пренебрегала Тбилиси. Ни Уоррен Кристофер (Warren Christopher), ни Мадлен Ольбрайт (Madeleine Albright) не удосужились побывать в Тбилиси, когда находились на высоких правительственных постах. Г-н Шеварднадзе заявил, что приезд нынешнего государственного секретаря США Колина Пауэлла (Colin Powell) "не только приветствуется, он нужен". Опросы общественного мнения в Грузии показывают, что десятилетие спорадической гражданской войны, экономические затруднения, поддерживаемые Россией попытки дестабилизации режима и массовый приток в Тбилиси лишившихся всего беженцев заставили общественность Грузии пессимистично оценивать самого г-на Шеварднадзе, помощь США и будущее своей страны.

Прожив на свете 73 года и пережив три покушения на свою жизнь, по-прежнему энергичный и сосредоточенный г-н Шеварднадзе проявляет на удивление мало горечи или разочарования в связи с тем, что ему приходится заканчивать свою (политическую) карьеру в обстановке - в лучшем случае - удержания завоеванных позиций. Он знает, что это никак не отразится на наследии прошлого, где у него были такие взлеты и падения, которых не могли себе вообразить другие политики его времени.

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.