Российский президент Владимир Путин повел себя мудро, когда, реагируя на высылку российских шпионов и встречу официальных представителей государственного департамента США с чеченским "министром иностранных дел", подавил в себе соблазн подражать пустозвонам в Вашингтоне и Москве, которые поспешно объявили о возврате "холодной войны". Г-н Путин прав, отвергая эту ложную аналогию, ибо скорее всего понимает, что на нынешнем историческом этапе (в американо-российских отношениях) отсутствуют идеологические разногласия и взаимооценки через призму баланса военной мощи двух сверхдержав - два фактора, игравших центральную роль в динамике "холодной войны".

Он, вполне возможно, понимает также, что команда Буша-младшего (George W. Bush) не может сегодня подходить к России с мерками времен "холодной войны", поскольку новая американская администрация не выработала пока вообще никакой политики в отношении России: ни такой, которая означает возврат к "холодной войне", ни диаметрально противоположной. Безусловно, команда Буша-младшего мало что сделала для смягчения конфронтационных нападок в средствах массовой информации в связи с высылкой шпионов или встречей с чеченским эмиссаром. В конце концов, такое случалось и во времена правления администрации Клинтона (Clinton), но тогда эти события привлекли куда меньше внимания. (Как вы думаете, какая из администраций США подготовила перечень российских шпионов, подлежащих высылке?) Тем не менее, отражение этих двух событий (в средствах массовой информации) не следует воспринимать как провозглашение определенной политики. Нам говорят, что заявления такого рода будут сделаны позднее.

Но почему г-н Путин выжидает, когда появятся эти заявления? Он и его правительство правильно делают, когда воздерживаются от символической словесной войны с новой администрацией Буша-младшего, но они не правы, когда сидят сложа руки в ожидании, пока Вашингтон не определит новую повестку американо-российских отношений, особенно с учетом того факта, что в результате пересмотра (американской) политики едва ли появится много новых позитивных предложений. Как это уже было с американо-российскими отношениями в период второго срока правления администрации Клинтона, новая повестка г-на Буша-младшего скорее всего будет включать преимущественно те пункты, с которыми мы хотим принудить Россию согласиться.

Например, г-н Буш-младший будет добиваться согласия России на развертывание национальной системы противоракетной обороны США и на дальнейшее расширение НАТО, а также требовать, чтобы Россия прекратила продавать оружие Ирану. В 90-х годах прошлого столетия российские руководители считали, что должны получать компенсацию за свою готовность к сотрудничеству. Иногда такую компенсацию они получали, но чаще - нет. Однако при Буше-младшем вознаграждения за хорошее поведение маловероятны. Еще более надуманной является идея (которую выдвигают некоторые российские политики и аналитики) о возможности увязывания в один пакет разных проблем - к примеру, таких заявлений, как "мы не станем расширять НАТО, если вы позволите нам строить противоракетную оборону". Подобные сделки исключаются, а их ожидание может привести лишь к новым трениям между российским и американским руководителями.

Вместо того чтобы пассивно выжидать, г-ну Путину следует проявить инициативу. Косвенно г-н Путин активно стремился изменить динамику отношений России с Западом, совершив множество зарубежных вояжей, в ходе которых он выдвинул много новаторских политических идей. Однако до сего времени целью большинства его инициатив были европейцы, китайцы или корейцы. Пришло время г-ну Путину предложить Америке новый кодекс американо-российских отношений, который позволит: (1) устранить трудные проблемы до того, как они станут более взрывоопасными, (2) избежать поиска компромиссов или сделок по проблемам, которые не могут быть увязаны между собой, и (3) расчистить путь к более позитивной, но также, быть может, и более скромной повестке. Вот несколько идей.

Первое, г-н Путин мог бы прямо завтра обнародовать конкретный план сокращения стратегического ядерного оружия России - начать новый раунд переговоров о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Будучи кандидатом в президенты, г-н Буш-младший обещал сделать то же самое. Если г-н Путин сделает это первым, то получит международное признание как инициатор процесса разоружения. Объявив конкретные цифры (которые скорее всего будут ниже тех, что готовы предложить американцы), он может оказать реальное давление на Вашингтон в пользу глубоких сокращений.

Второе, г-н Путин мог бы заявить о готовности России отказаться от Договора об ограничении систем противоракетной обороны при условии, что будут немедленно начаты переговоры о выработке нового договора по противоракетной обороне. В то же время он мог бы объявить о готовности России сотрудничать с США в деле разработки систем ПРО для перехвата баллистических ракет на разгонном этапе траектории. Г-н Путин уже намекал на такую возможность, встречаясь с европейскими руководителями. Но европейская система ПРО без участия американцев - сущая глупость, и европейцы это знают. К счастью, это понимает и сам г-н Путин.

Третье, г-ну Путину следует ясно заявить, что Россия признает право всех государств защищать свои границы так, как они считают нужным. Это относится прежде всего к Румынии и Эстонии, но касается также и Латвии. Пытаясь помешать расширению НАТО, Россия ввяжется в очередную заведомо проигрышную битву. Вместо этого г-ну Путину следует попытаться изменить динамику политического противостояния, продемонстрировав, что Россия достаточно сильна и уверена в себе, чтобы беспокоиться о присоединении крошечных прибалтийских государств к союзу НАТО. Если бы те, кто отвечает за российскую внешнюю политику, были действительно смелыми, они бы тоже обратились с просьбой о приеме России в НАТО, чтобы вынудить Запад перейти к обороне. Разумеется, Россия не будет готова к вступлению в НАТО еще долгие годы, если не десятилетия. Однако ее попытка вступить в НАТО и ее более серьезное отношение к уже созданному совместному постоянному совету Россия-НАТО позволят выяснить, действительно ли миссией НАТО является коллективная безопасность или же этот союз существует для защиты от российской угрозы. Параллельно с игнорированием проблемы расширения НАТО г-н Путин мог бы принять активное участие в дебатах вокруг расширения Европейского союза, которые представляют куда больший интерес и могут иметь значительно более серьезные последствия для будущего России как европейской страны.

Наконец, интересам российской внешней политики отвечает прекращение иррационального и не в меру старательного подавления демократических институтов внутри России. Г-н Путин, кажется, думает, что наступление на (телекомпанию) "НТВ" никак не сказывается на внешней политике. Он ошибается. Если бы г-н Путин отозвал своих собак, и Россия стала напоминать квазидемократическое общество, тогда российские недоброжелатели в Вашингтоне и в других западных столицах лишились бы своего главного аргумента в пользу проведения враждебной политики сдерживания в отношении России. Перемены такого рода во внутренней политике позволили бы достичь большего для улучшения имиджа России за рубежом, чем любая стоящая многие миллионы долларов PR-кампания в Соединенных Штатах (дурацкая идея, которую озвучил Проповедник Правды г-н Лесин).

На волне этих политических инициатив г-н Путин мог бы создать условия для более продуктивных отношений, которые вынудили бы новую команду Буша-младшего в большей мере учитывать российские интересы. Если бы в ходе первого саммита Буш-Путин удалось кодифицировать односторонние сокращения ядерного оружия и выработать параметры нового режима противоракетной обороны (а не изменений в старый Договор об ограничении систем противоракетной обороны), то наверняка двусторонние отношения значительно продвинулись бы в более позитивном направлении, чем при нынешнем курсе. Курс на укрепление сотрудничества в дальнейшем мог бы позволить достичь гораздо большего, например, в части касающейся реструктуризации российского внешнего долга, расширения сотрудничества в космосе и даже (когда-нибудь) совместных проектов в области противоракетной обороны.

Можно ли утверждать, что эти идеи слишком смелы для общепринятого мышления? Почти наверняка. Что они чересчур заумные? Может быть. Но так ли это в действительности, что соответствующие общепринятому мышлению идеи способствуют достижению внешнеполитических целей России? Быть может, россияне чувствовали бы себя лучше, если бы стали бурно протестовать против расширения НАТО или негодовать по поводу планов строительства национальной системы противоракетной обороны США, но принесет ли это реальную пользу благосостоянию российских граждан? Г-н Путин слишком прагматичен, чтобы не знать правильный ответ на этот риторический вопрос. Он, быть может, даже достаточно дальновиден, чтобы понять, что у него имеется возможность радикально изменить место России в мире. Зачем ждать, когда команда Буша-младшего сверстает свою новую политику в отношении России? Сейчас пришла очередь действовать России.

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.