Павел Лобков, одетый в темный костюм, как будто на похороны, снял со стены свой портрет, на котором он улыбается, находясь в студии телекомпании, еще несколько часов назад бывшей единственной российской национальной телевизионной сетью, не связанной с государством. Как и десятки других журналистов телекомпании НТВ, основанной в 1993 году магнатом Владимиром Гусинским, он ушел из здания, неся под мышкой свою фотографию.

"Меня не волнует Гусинский. Меня не волнует Йордан, - сказал Павел Лобков. Меня волнует моя профессия". По его словам, журналистика стала "непристойной".

Сейчас 33-летний репортер, как и многие другие журналисты, затронутые ожесточенной борьбой за контроль за российскими СМИ, не знает, что делать. Некоторые его коллеги по НТВ с неохотой решили присоединиться к ТВ-6, принадлежащему Борису Березовскому телеканалу. Этот магнат, который, как и г-н Гусинский, ранее был близок к Кремлю, сейчас потерял благосклонность власти и живет в изгнании за границей. Другие журналисты, покинувшие НТВ 14 апреля в знак протеста, потихоньку возвращаются назад.

Г-н Лобков, опасающийся нового руководства НТВ, которое тесно связанно с российской газовой монополией, однако очень щепетильно относящийся к переходу на канал, контролируемый Березовским, удалился на свою загородную дачу на длительный отдых.

"Это как после приступа: нужно лечь и отлежаться, - объясняет Лобков. - Нам всем приходится выбирать между плохим и худшим. Любой выбор плох. Больше не существует такой вещи, как настоящие телевизионные новости".

<┘>

"Мы видим установление абсолютного контроля над информационной и политической жизнью страны. Это не начало тоталитаризма, но создание высокоцентрализованной авторитарной системы", - считает Игорь Малашенко, директор компании "Медиа-Мост" и близкий соратник г-на Гусинского. По его словам, недавние удары по империи г-на Гусинского последовали вслед за докладом спецслужб, который предупреждал, что рейтинг популярности г-на Путина, держащийся на уровне 70%, резко упадет, как только снизятся темпы быстрого экономического роста. Именно поэтому, согласно словам г-на Малашенко, "Путин хочет установить полный контроль ┘ как можно скорее".

Тем не менее другие люди приветствуют то, что они считают концом беспорядочной вражды времен правления г-на Ельцина, когда г-н Гусинский, г-н Березовский и другие магнаты, называемые олигархами, боролись за влияние на политику и за присвоение достояний советских времен.

Татьяна Миткова, известная телеведущая НТВ, которая, в отличие от большинства журналистов с громкими именами, решила остаться на канале, описывает конец контроля г-на Гусинского над телесетью как "болезненный, но положительный шаг". Этот шаг может показать, говорит она, что "Россия действительно меняется, что дикий капитализм, который мы строили в последние годы, заменяется нормальным, цивилизованным развитием".

Коллеги по НТВ, покинувшие телеканал, называют г-жу Миткову предателем. Такие обвинения ранят, говорит телеведущая, которая, будучи еще диктором новостей на советском телевидении, впервые стала известна тем, что отказалась читать подготовленные под руководством Коммунистической партии сводки о кровавом подавлении выступлений в Литве. Она была отлучена от эфира. По ее словам, она согласилась остаться выпускать новости на НТВ, потому что была сыта по горло использованием канала г-ном Гусинским в его борьбе с кредиторами.

"Мы находимся в послереволюционном периоде, - говорит г-н Лобков, уехавший на дачу, чтобы пережить этот период. Он скучает по живым политическим спорам эпохи Ельцина, однако считает, что российские СМИ не смогут их вернуть. Общество, говорит журналист, устало от политической шумихи: "Сейчас наступило время развлекательного телевидения, легковоспринимаемого телевидения. Он сообщил, что может в конце концов вернуться на НТВ - "чтобы рассказывать о трюфелях и цветочках".

Сокращенный перевод: Рафаэль Сайдашев

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.