Москва, 3 мая 2001 года. Вчера Россия смягчила тон своих высказываний в связи со сделанным президентом США Бушем-младшим (George W. Bush) во вторник заявлением о том, что он полон решимости создать национальную систему противоракетной обороны (НПРО) и выйти из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договора по ПРО) от 1972 года, который до сего времени ограничивал (противоракетные) возможности обеих сверхдержав. Российский министр иностранных дел Игорь Иванов постарался как можно спокойнее отреагировать на речь г-на Буша-младшего, заявив, что Москва готова обсудить с Вашингтоном вызывающие озабоченность Америки вопросы. "Исключительно важно, что американская администрация не собирается делать односторонние шаги, но намерена консультироваться со своими союзниками и друзьями, включая Россию", - сказал он.

Однако Китай, не являющийся участником Договора по ПРО, который был подписан между Вашингтоном и Москвой, предупредил устами безымянного аналитика, статья которого была распространена вчера государственным агентством новостей Синьхуа, что решение г-на Буша-младшего "инициирует новый виток гонки вооружений и способствует дальнейшему распространению в мире оружия массового поражения".

И Китай и Россия бурно протестуют против планов создания американского противоракетного щита на том основании, что они подрывают Договор по ПРО, считающийся краеугольным камнем современного процесса контроля над вооружениями. Г-н Иванов заявил: "С нашей точки зрения, этот документ (Договор по ПРО. - Прим. пер.) неотделим от общей структуры разоружения, которая сформировалась в последние 30 лет". Совершенно очевидно, что Москва довольна примирительным тоном высказываний г-на Буша-младшего, который резко контрастирует с его заявлениями, сделанными во время прошлогодней президентской избирательной кампании. Г-н Иванов отметил, что упомянутое президентом США сокращение количества американских (стратегических) ракет соответствует предложениям президента России Владимира Путина сократить арсеналы стратегических ядерных зарядов обеих стран до уровня 1,5 тыс. единиц для каждой, если будет сохранен Договор по ПРО. Россия также приветствует тот факт, что Америка серьезно подходит к ее озабоченности. Перед тем, как выступить с речью, г-н Буш-младший позвонил г-ну Путину по телефону. Планировалось, что два руководителя встретятся в июле, на совещании "Большой восьмерки" в Генуе, но г-н Иванов заявил, что их встреча может состояться и ранее.

Г-н Буш-младший заявил, что хочет вскоре увидеться с г-ном Путиным, чтобы "посмотреть ему в глаза" и убедить его, что НПРО США не является угрозой для Москвы. Намерение США создать систему противоракетной обороны территории страны якобы для защиты от внезапного ракетного удара так называемых "государств-изгоев" теоретически не должно повлиять на соотношение стратегических ядерных сил США и России. По Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2), который был ратифицирован Россией в прошлом году, каждая из сторон обязалась к 2007 году сократить число ядерных зарядов на стратегических носителях с 6 тыс. до 3,5 тыс. единиц или менее. Россия в настоящее время имеет так много стратегического ядерного оружия, что на ее возможностях устрашения не может сказаться никакая система противоракетной обороны. Но дело в том, что русские ракеты устаревают, их количество в боевом составе стратегических ядерных сил неуклонно сокращается, а г-н Путин утверждает, что денег на производство и развертывание новых ракет нет. Россия тратит на оборону всего около $8 млрд. в год, тогда как военный бюджет США составляет $290 млрд.

В Америке речь г-на Буша-младшего была воспринята с откровенной враждебностью представителями левых сил и определенной частью ученых. Они подвергают сомнениям политическую целесообразность столь откровенных высказываний по поводу денонсации Договора по ПРО, который является одним из столпов контроля над вооружениями, а также выражают неуверенность в технической осуществимости всего проекта противоракетного щита.

Лидер демократов в сенате США Том Дашль (Tom Daschle) спросил г-на Буша-младшего, не собирается ли тот всех надуть, и посоветовал ему не искушать судьбу. Аналитик военных проблем Майкл О'Хэнлон (Michael O'Hanlon), ранее работавший в Бюджетном управлении конгресса США, задал вопрос, какие у России могут быть побудительные мотивы к тому, чтобы согласиться на денонсацию Договора по ПРО и позволить Америке осуществить ее проект НПРО, который повышает только американскую безопасность. Договор по ПРО действительно устарел, сказал он, "но он по сей день решает конкретные задачи". Он отметил также, что можно сделать очень многое в плане создания ограниченной системы противоракетной обороны, не нарушая положений Договора по ПРО и не восстанавливая против себя Россию и Китай". Специалист по ракетной технике Филип Койл (Philip Coyle), который прежде работал в Пентагоне, сказал, что на пути создания системы противоракетной обороны по-прежнему стоят "нерешенные технические проблемы". Специалист по внешней политике из Брукингского института Джеймс Линсдей (James Lindsay) отметил, что сегодня 36 стран мира имеют баллистические ракеты, но по большей части только малой дальности стрельбы, причем значительная часть этих стран является друзьями или союзниками Америки. Что касается стран, которые располагают баллистическими ракетами большой дальности стрельбы, то, по его мнению, "нам не стоит вовсе беспокоиться о Великобритании, почти не стоит беспокоиться о Франции"; что же касается "государств-изгоев" - Северной Кореи, Ирака и Ирана - то им еще далеко до приобретения собственных реальных возможностей, а потому действительную тревогу, как и прежде, должны вызывать только Россия и Китай.

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.